Непростая судьба главного чешского праздника

28-10-2015

28 октября. Эту дату знает каждый чех с самого детства, и, в этот день, он, пожалуй, испытывает особую гордость за свою страну. Именно в этот день в 1918 году образовалось независимое Чехословацкое государство, и, с тех пор, этот праздник празднуется каждый год. Однако, времена меняются, и празднование этого события также менялось с течением времени.

28 октября 1918 года на Вацлавской площади в Праге28 октября 1918 года на Вацлавской площади в Праге День 28 октября 1918 года начинался как совершенно обычный, ничем не примечательный день последнего военного года. Военные события подходили к концу, тем не менее, остро ощущался недостаток продовольствия, отопления, и, ко всему прочему, свирепствовала эпидемия «испанки». Широкой общественности утром этого понедельника было совершенно невдомек, что этот и последующий дни принесут. Разумеется, нечто витало в воздухе. Война подходила к концу, и было очевидно, что главные державы – Австро-Венгрия и Германия ее проиграют. Грядущие мирные конференции обещали, что до сих пор существовавшая политическая карта Европы претерпит значительные изменения. Вопрос висел над будущим Австро-Венгрии. Очевидно было, что она вряд ли удержится в своих границах в новых мировых отношениях, и не без оснований предполагался ее распад. Об этом свидетельствовали многие симптомы: австрийская армия распадалась на Итальянском фронте, государственная администрация и власть также постепенно приходили в упадок. Сопротивление венгерского и ненемецких народов монархии обострялось. В особенности это было заметно на территории Чехии.

«Признаком усиливающегося распада империи был и тот факт, что 25 октября 1918 года с согласием императора Карла и австрийского цислейтанского правительства, то есть правительства западной части Австрийской империи, делегация чешского Национального комитета во главе с Карелом Крамаржем отправилась в Женеву на совещание с представителем зарубежного сопротивления доктором Эдвардом Бенешем. Деятельность зарубежного сопротивления достигла кульминации 14 октября составлением временного чехословацкого правительства за рубежом. 18 октября была подписана Вашингтонская декларация, которая провозглашала независимое Чехословацкое государство. Констатируя эти факты, мы осознаем, как далеко зашел внутренний кризис Австро-Венгрии, и, как активизировалась сопротивленческая деятельность чешских политических представителей», - рассказывает историк Йозеф Томеш из Института Масарика Академии наук ЧР.

Историк Йозеф Томеш из Института Масарика Академии наук ЧР (Фото: Dezidor, Wikimedia Commons, Licence CC-BY-2.5)Историк Йозеф Томеш из Института Масарика Академии наук ЧР (Фото: Dezidor, Wikimedia Commons, Licence CC-BY-2.5) Несмотря на то, что широкая общественность даже не подозревала о важности наступившего дня, некоторые чешские политики не уехали в Женеву, а остались дома, и готовились к тому важному моменту, который мог наступить каждую минуту. Например, председатель Аграрной партии и заместитель председателя Национального комитета Антонин Швегла со своими коллегами отправился, чтобы именем Национального комитета взять под свое покровительство Хлебный институт в Праге. Это было необходимо сделать для того, чтобы воспрепятствовать отправке хлеба на фронт. В этот же день начеку находился и еще один выдающийся представитель Национального комитета – чешский политик Алоис Рашин.

«Рашин получал новости из Вены от социал-демократического политика Властимила Тусара, который занимал должность заместителя председателя Палаты депутатов Имперского Совета. Эти сообщения гласили, что кризис Австро-Венгрии достиг своего апогея, и что в ближайшие часы, возможно, наступит подходящий момент для решительных действий со стороны чехов, результатом которых может быть государственный переворот. Рашин, а также ведущие представители организации Sokol готовились к этому моменту. Уже утром по Праге были расставлены патрули «Сокола». Ситуация обострилась около полудня, когда на досках для объявлений около нескольких редакций пражских изданий появилась информация о том, что Австро-Венгрия приняла нотой своего министра иностранных дел Юлиуса Андраши условия, выдвинутые президентом США Вильсоном. В этой ноте говорилось, что Австро-Венгрия готова принять условия мира с США, и на основе этих условий будет вести переговоры».

Мужи 28-го октября, - Алоис Рашин, Антонин Швегла, Франтишек Соукуп, Вавро Шробар и Иржи СтршибрныМужи 28-го октября, - Алоис Рашин, Антонин Швегла, Франтишек Соукуп, Вавро Шробар и Иржи Стршибрны Люди интерпретировали это известие как окончательную военную капитуляцию Австро-Венгрии, и, одновременно как конец войны, конец Австро-Венгерской империи и случай для того, чтобы было провозглашено долгожданное образование независимого Чехословацкого государства. Прагу заполонили толпы народа, на Вацлавской площади проходили крупные манифестации. Ведущие представители Национального комитета, позднее вошедшие в историю под обозначением Мужи 28-го октября, - Алоис Рашин, Антонин Швегла, Франтишек Соукуп, Вавро Шробар и Иржи Стршибрны – решили вести переговоры и воспользоваться этим моментом для провозглашения независимого Чехословацкого государства. Вечером 28 октября в Муниципальном доме, который стал резиденцией Национального комитета, был принят первый конституционный закон Чехословацкого государства. Этим законом констатировалась юридическая преемственность с существовавшим до сих пор государством, но, одновременно провозглашалось новое независимое Чехословацкое государство. Чехословацкая Республика была провозглашена немного позднее – 14 ноября 1918 года. Это произошло потому, что существовала небольшая возможность того, что на Женевских переговорах с Эдвардом Бенешем будет решено, что новое государство станет королевством. Вероятность этого была невелика, но она существовала.

«Весь этот переворот проходил очень достойно, спокойно, без насилия, скандалов, не было разбито ни одной витрины. Все это говорило о культурном уровне населения, хоть и порядком измученного и радикализированного войной. Весь этот переворот носил черты национального торжества, произносились торжественные речи, на улицах играли музыкальные коллективы. Интересно то, что этот день 28-го октября оставил значительный след в памяти всех его участников. В прошлом у меня была возможность побеседовать с непосредственными участниками тех событий. Все они сходились в том, что царила атмосфера эйфории. По всей вероятности, еще и из-за того, что утром никто ни о чем даже не подозревал. В этот момент с плеч людей спала вся тяжесть предшествовавших военных лет, и появилась надежда, что война окончится, и чехи больше не будут погибать на фронтах, а вернутся домой, в собственное государство. Одно из воспоминаний гласило, что молодой человек ехал после всех демонстраций 28 октября домой, и в трамвай вошел пожилой рабочий, который громко сказал: «Здравствуйте, граждане!», и все ответили ему: «Здравствуй, гражданин!». И какой-то интеллигентный человек, который тоже ехал в этом трамвае, сказал: «Это правильно, с сегодняшнего дня мы все будем равны», - продолжает историк Йозеф Томеш.

28 октября 1918 года на Национальном проспекте в Праге28 октября 1918 года на Национальном проспекте в Праге Несмотря на торжественную и радостную атмосферу, царившую в Праге, в тот момент еще не все было решено окончательно. На следующий день 29 октября австрийское военное командование в Праге опомнилось, - поскольку до этого оно было просто шокировано и поставлено перед фактом, не ожидая никаких переворотов. Оно подготовило своего рода отпор, но быстро осознало, что не может рассчитывать на румынские и венгерские военные единицы, расположенные в Праге. Так что, вслед за этим австрийское командование капитулировало, а 30 октября полностью подчинилось власти Национального комитета. 29-го октября прошел переворот и в других городах по всей Чехии. 30 октября Словацкое народное собрание приняло в городе Мартин Декларацию Словацкого народа о присоединении Словакии к Чешским землям.

В 1919 году Чехословацкая Республика была подтверждена и правовыми документами международного значения – мирными договорами Версальским, Сен-Жерменским и Трианонским. В то же время была учреждена государственная символика. Одним из таких государственных символов стал и государственный праздник. Так как на всех мирных конференциях было признано, что Чехословацкая Республика была основана 28 октября 1918 года, то спустя год, 14 октября 1919 года законом было установлено, что этот день станет государственным праздником.

«И потом этот государственный праздник великолепно праздновался в Чехословакии 19 раз. Сегодняшние празднования ни в какое сравнение не идут с тем, как этот праздник отмечали тогда. Повсюду развивались флаги, люди по всей стране выходили на манифестации, местные организации проводили парад, неся свои флаги, и, прежде всего, «Сокол», который принял активное участие в перевороте в 1918 году, и который взял на себя роль защитника молодого государства, пока не вернулись легионеры и чешские офицеры Австро-Венгерской армии. В Праге и других гарнизонных городах неотъемлемой частью праздника был военный парад. В столице на нем присутствовал президент республики. Одним словом, это был культовый день манифестации чехословацкой идентичности. В большей степени, конечно, этот праздник праздновался чешским населением страны. Его отмечало до 95 % чешского населения. У словаков, венгров и немцев отношение к нему было более прохладным. Но очень широко он праздновался вплоть до 1937 года», - рассказывает доктор Йозеф Томеш.

Крупные празднования прошли в 1928 году на десятилетие с момента основания республики, и затем в 1933 году, когда президент Масарик в последний раз проехал верхом по Праге. И, конечно, грандиозные торжества планировались по случаю 20-летия с момента основания чехословацкого государства. Но в 1938 году этого не произошло, поскольку буквально за месяц до торжеств Мюнхенский договор фактически уничтожил Чехословакию в тех границах, в которых она была основана в 1918 году. Оставшаяся часть республики, которой было суждено просуществовать еще несколько месяцев, почтила актом памяти годовщину, но крупных празднований не было, поскольку отмечать было нечего. Всю царившую атмосферу тогда прекрасно характеризовала статья, вышедшая в утреннем выпуске газеты Lidové noviny – «Торжество в слезах». День 28 октября 1938 года был обычным рабочим днем.

Студент-медик Ян Оплетал (Фото: Free Domain)Студент-медик Ян Оплетал (Фото: Free Domain) «После оккупации и окончательного распада Чехословакии в 1939 году и возникновения Протектората Чехия и Моравия 28 октября не праздновалось. Тем не менее, люди, которые привыкли в этот день демонстрировать лояльность к своему государству и свои национальные и патриотические чувства воспользовались этой датой для того, чтобы в крупных городах провести ряд демонстраций и показать свое отвращение к немецким нацистским оккупантам. В Праге прошли очень бурные манифестации. Постепенно ситуация развивалась таким образом, что в дело вмешалась не только чешская полиция, которая, скорее, выражала свою сопричастность с демонстрантами, но и немецкая тайная полиция. Во время этих столкновений был ранен студент-медик Ян Оплетал и убит рабочий Вацлав Седлачек. 11 ноября Оплетал скончался, а его похороны 15 ноября стали поводом для меньших, преимущественно студенческих демонстраций в Праге. Их последствием стало закрытие всех ВУЗов по распоряжению Гитлера 17 ноября 1939 года, казнь девяти студенческих деятелей и депортация практически двух тысяч студентов в концентрационный лагерь Заксенхаузен в Германии. Так что эта дата напоминает и о печальном событии, но, одновременно, демонстрирует, как чешский народ сумел противостоять нацистам в оккупированной Европе».

В послевоенные годы государственный праздник 28 октября снова стал праздноваться. До 1951 года в этот день вручались государственные награды, и коммунисты против него ничего не имели. Однако, одновременно с этим стал праздноваться также день 28 октября 1945 года, когда были объявлены законы о национализации, принятые на четыре дня ранее. С усилением власти коммунистического режима после 1948 года со временем воспоминание о Первой Республике, о легионерах, о традиции Масарика стало не устраивать коммунистов. В ноябре 1951 года был принят закон, в соответствии с которым единственным Днем Чехословацкой Республики становилось 9 мая. 28 октября остался выдающимся для страны днем, он по-прежнему оставался выходным, но из календарей исчезла формулировка «День основания независимого Чехословацкого государства».

Иллюстративное фото: Кристина Макова, Чешское радио - Радио ПрагаИллюстративное фото: Кристина Макова, Чешское радио - Радио Прага «Такая ситуация продолжалась до 1968 года. В календарях на 1968 год вы еще найдете надпись красным цветом, - потому что это по-прежнему был нерабочий день, - День национализации. Однако, Пражская весна, постепенное послабление режима во всех сферах и, одновременно, 50-летие со дня образования независимой Чехословакии – все это сыграло роль в переоценке ситуации, и на будущее в календарях уже появилась надпись, констатирующая, что 28 октября – это день основания Чехословацкого государства в 1918 году. Там по-прежнему оставался и День национализации в качестве второй выдающейся даты, а к этому еще 28 октября 1968 года был принят Закон о федерализации Чехословакии. Так что в этот день в календаре было сразу три выдающихся события. Он оставался нерабочим вплоть до 1975 года, когда было решено, что это будет обычный рабочий день, хоть и памятный. Это, конечно же, было связано с желанием подавить традицию демократической Первой Республики, президента Масарика. Но потом, когда в 1988 году близился день 70-й годовщины момента основания Чехословакии, этим воспользовались оппозиционные коммунистическому режиму силы – диссиденты. Официальные круги тогда осознали, что неплохо было бы то напряжение, которое уже возникало в обществе, вентилировать и реабилитировать некоторые традиции, которые люди чтили, но не могли этого официально демонстрировать. Поэтому в 1988 году 28 октября было объявлено вторым государственным праздником Чехословацкой социалистической республики, наравне с 9 мая», - продолжает историк Йозеф Томеш.

Так обстояло дело до конца Чехословацкой федерации в 1992 году. В 1991 году праздник 9 мая был перенесен на 8 мая, а 28 октября праздновался до самого конца Чехословакии. После распада федерации в 1992 году возникло два независимых государства – Чешская Республика и Словацкая Республика. Было провозглашено, что оба эти государства являются преемниками Чехословакии. При этом чехи всегда больше отождествляли себя с Чехословакией, чем словаки. Чехи всегда больше подавляли свою идентичность во имя Чехословакии. Поэтому в результате чехи сделали своим чехословацкий флаг, а также сделали 28 октября своим государственным праздником.

Фото: Кристина Макова, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Кристина Макова, Чешское радио - Радио Прага «Я думаю, что это правильно, и есть в этом своя логика, потому что 28 октября всегда был чешским праздником. Поскольку с возникновением независимого Чехословацкого государства завершился продолжавшийся много десятилетий бой за обновление чешского государства в исторических границах, к которому потом, под влиянием событий Первой мировой войны была присоединена и Словакия. Однако без исторического чешского государства, без этой борьбы, без чешских политических представителей Чехословакия бы не могла возникнуть. Я ни в коей мере не хочу принижать значимость деятельности словацких патриотов, которые помогали возникнуть Чехословакии. В Словакии также имеют место тенденции, которые длятся уже десятилетие, чтобы Словакия сделала 28 октября также своим государственным праздником. У нас это так, как есть, потому что с 28 октября еще связывается определенная традиция политической культуры. Чехи провели государственный переворот культурно и абсолютно мастерски, затем поставив державы-победительницы и главные государства, решавшие тогда судьбы Европы перед свершившимся фактом. Чехи тогда принимали решения абсолютно самостоятельно, разумеется, под руководством своих талантливых и искусных политиков», - заключает историк Йозеф Томеш.

28-10-2015