Мюнхенское соглашение - был ли Сталин заинтересован в помощи Чехословакии?

29-09-2018

Мюнхенское соглашение, в результате которого Чехословацкая Республика в 1938 году недобровольно лишилась приграничных территорий с Германией, так называемых Судет, имело сокрушающие последствия не только для самой Чехословакии. Оно стало серьезнейшим ударом по концепции комплексной обороны Европы, в которой в то время принимал участие и СССР. Был ли Советский Союз заинтересован в помощи Чехословакии? Мог ли Сталин остановить Гитлера в разгар чехословацкого кризиса? Об этом «Радио Прага» рассказал доцент Института современной истории АН ЧР Вит Сметана.

Фото: открытый источникФото: открытый источник

На основе договора, подписанного Германией, Великобританией, Францией и Италией 29 сентября 1938 года, Чехословакия лишилась 30 процентов своей территории, на которой в то время проживали 34 процента населения страны. Приграничные территории, на которых начали действовать немецкие законы, вынужденно покинула практически четверть миллиона чехов, немецких антифашистов и евреев.

Вит Сметана, фото: Шарка Шевчикова, ЧРоВит Сметана, фото: Шарка Шевчикова, ЧРо «У Советского Союза и Чехословакии был подписан двусторонний договор с 1935 года, в ключевом пункте которого оба государства обязались прийти друг другу на помощь, но только в случае, если так сделает Франция. Такую формулировку предложил президент Бенеш в 1935 году сразу по двум причинам: во-первых, он надеялся на прочность правовых взаимоотношений с Францией. Во-вторых, он не хотел поставить Чехословакию в ситуацию, что ей автоматически придется поспешить на помощь СССР в случае военного конфликта с Японией. Который, собственно, и произошел».

Из такого положения вещей в 1938 году исходила и советская дипломатия. Согласно доступным материалам, Сталин готов был вступить в вооруженный конфликт из-за кризиса в Чехословакии лишь в случае общеевропейской войны, говорит чешский историк.

«Если бы западный союзник – Франция, скорее всего при поддержке Великобритании, у которой, однако, не было по отношению к Чехословакии никаких обязательств, готовы были бы прийти Чехословакии на помощь, Сталин, вероятно, присоединился бы, но о характере и масштабе помощи можно лишь догадываться».

Иосиф Сталин, фото: Bundesarchiv,  Bild 183-R80329 / CC-BY-SAИосиф Сталин, фото: Bundesarchiv, Bild 183-R80329 / CC-BY-SA Многие архивы остаются закрытыми и на сегодняшний день, однако из доступных материалов следует, что в одиночку Советский Союз Чехословакии помогать не собирался, считает Сметана.

«Когда в последние дни сентября Эдвард Бенеш попросил Иосифа Сталина о военной поддержке – а это произошло действительно в последние дни третьей декады сентября, то он дождался лишь уклончивых ответов. На вопросы относительно возможной переброски некоего военного контингента или воздушной поддержки со стороны СССР, он от советского посла Сергея Александровского никаких конкретных ответов не получил». Сам Александровский в своем докладе, направленном в Москву спустя несколько недель после эскалации кризиса и подписания Мюнхенского соглашения, указывает, что он сидел с пустыми руками, и ему Бенешу нечего было предложить.

Адольф Гитлер, фото: Bundesarchiv, Bild 137-004055 / CC-BY-SA 3.0Адольф Гитлер, фото: Bundesarchiv, Bild 137-004055 / CC-BY-SA 3.0 «Мюнхенское соглашение представляло серьезный удар по прежней политике коллективной безопасности, которой Советский Союз придерживался с 1934 года. Исходя из того, что нам известно, если бы Сталина пригласили на Мюнхенскую конференцию, то, конечно, нельзя с уверенностью сказать, что он бы туда отправился, но скорее всего он бы направил туда одного из своих послов, вероятно, Максима Литвинова. Известно, что Сталин не любил путешествовать, у него развилась на этой почве паранойя. Даже во время Второй мировой войны он доехал лишь до Тегерана и Берлина, используя при этом лишь наземный транспорт. Он ездил исключительно по областям, находящимся под контролем советской армии – это касается, естественно, и Тегерана, который был оккупирован Советским союзом с севера с 1941 года».

Можно задаться вопросом, сохранялась ли после Мюнхена хоть какая-то надежда на создание большого альянса – например, СССР, Великобритании и Франции, который был бы теоретически способен остановить Гитлера. Шансы были малы.

«Несмотря на это, Лондон и Париж все же весной 1939 года приходят к мнению, что сотрудничество с Советским Союзом необходимо, что без него невозможно выстроить какой-то эффективный фронт против агрессии Германии в восточной Европе».

«Радио Прага» беседовало с Витом Сметаной на конференции «СССР и Чехословакия в XX веке: главные события и вызовы эпохи», прошедшей в Российском центре науки и культуры в Праге.

«Это понимание пришло не сразу. Запад прекрасно осознавал, что в то время происходило в самом СССР, что в 1937-38 гг. было расстреляно на основе одних только смертных приговоров 670 тысяч человек. То есть недоверие к СССР было велико. Тем не менее, британцы и французы сошлись во мнении, что с СССР надо сотрудничать. Однако во время взаимных переговоров, которые велись между сторонами, Советский Союз все время накручивал свои требования. В августе 1939 прошло совместное заседание штабов в Москве, куда съехались представители Франции и Великобритании. Инструкции, которые получил Климент Ворошилов - прямой участник переговоров, со стороны Сталина, были однозначны: не договориться, требовать большего, чем французы и британцы могут СССР предложить. В то время уже был разыгран другой вариант, а именно сотрудничество СССР с Германией, который вылился 23 августа в подписание пакта Молотов-Риббентроп».

29-09-2018

Выбираем лучший хит Карела Готта (Далее об этом)