Милада Горакова - жертва политических репрессий

Сегодняшние прогулки мы посвятим одному из грустнейших для чешского народа исторических периодов- 50-м годам 20-го века. Именно на это время, вскоре после захвата власти в Чехословакии коммунистами, приходятся сфабрикованные политические процессы.

Эти процессы были проведены практически по тем же сценариям, по которым были осуждены миллионы безвинных в Советском Союзе. Хотя процессы в Чехословакии не достигли такого уровня, как в СССР, к смертной казни было приговорено почти 250 безвинных, и тысячи других скончались в концлагерях. Сегодня мы расскажем вам о судьбе одной из этих жертв, о докторе наук Миладе Гораковой.

Доктор Милада Горакова - женщина, имя которой стало символом всех безвинных жертв коммунистических репрессий в Чехословакии. Символом мужества, несокрушимого духа. Милада Горакова являлась видным общественным деятелем тогдашней Чехословакии, и ее обвинили в буржуазном национализме. 27 июня 1950 года она была казнена.

Коммунисты захватили власть в Чехословакии в феврале 1948 года. Конечно, с большой поддержкой своих опытных товарищей из Советского Союза. Много выдающихся личностей того времени, несогласившихся с новым режимом, решило покинуть свою родину, эмигрировав в западноевропейские государства или в Америку. Однако большинство тех, кто остался и не скрывал своего несогласия с недемократическими методами новых хозяев, не ждало ничего хорошего. Тюрьма, трудовые исправительные лагеря, смерть. В 50-е годы по политическим причинам было казнено более 240 заключенных. В урановых рудниках и угольных шахтах скончались 8 тысяч. В тюрьмах в то время оказалось более 250 тысяч человек.

Расправа над Миладой Гораковой удивляет своей жестокостью, преднамеренностью и хладнокровием. Во время пражской весны 1968 года признавали, что в ходе суда по ее делу закон был нарушен 15 раз. Лишь после бархатной революции в 1989 году было принято решение о полной реабилитации Милады Гораковой.

Милада, в девичестве Кралова, родилась 25-го декабря 1901 года. Она росла в Праге, в прекрасной дружной семье. Отец был директором карандашной фабрики, мать вела хозяйство и заботилась о детях. Их было трое. Отец интересовался политикой, был сторонником первого президента самостоятельной чехословацкой республики Томаша Гарика Масарика. Отец с его демократическими идеалами был для Милады большим авторитетом.

Милада училась в гимназии, занималась языками - знала немецкий, французский, английский. Но в семье случилась трагедия. От скарлатины умирают старшая сестра и младший брат Милады. Это потрясло 13-летнюю Миладу и во многом повлияло на ее будущую жизнь. Она поняла, что не сможет безучастно смотреть на чужие страдания, что всегда будет подавать руку помощи всем, кто слаб, оскорблен, унижен.

После гимназии Милада поступает на юридический факультет Карлова университета. После его окончания становится членом Красного креста. Будучи участницей женского движения, часто бывает в разных странах Европы. В 1929 году она вступает в Народно-социалистическую партию.

Мюнхенское соглашение 1938 года, когда лидеры западных держав отторгли от Чехословакии и передали нацистам Судетскую область, отозвалось в сердце Гораковой великой болью. К этому времени она уже более десяти лет была замужем за Богуславом Гораком, доктором наук, у них росла дочь. Вместе с мужем разрабатывала программу будущей свободной Чехословакии для находившегося в Лондоне правительства во главе с Эдвардом Бенешем.

Во время Второй мировой войны немцы бросили Горакову в концлагерь Терезин. В 1944 году в дрезденской тюрьме над Гораковой состоялся суд, ее приговорили к восьми годам лишения свободы.

Однако уже год спустя она была освобождена, мир дождался конца войны. Горакова возглавила Совет чехословацких женщин. Ездила за границу на заседания Международной Демократической федерации женщин, возглавляла делегацию своей страны на Международном конгрессе женщин в Париже. Была прекрасным оратором, талантлива, умна, известна, уважаема.

В феврале 1948 года власть в Чехословакии захватили коммунисты. Первое время Гораковой казалось, что новый режим долго не продержится. Выросшая в свободном обществе, она привыкла к демократическим методам борьбы: к открытому соревнованию партийных программ и убеждению словом. Теперь процветало насилие. Аресты сначала были единичными, потом массовыми.

За Гораковой коммунисты следили задолго до 48-го. Агенты госбезопасности фиксировали ее выступления, знали, с кем встречается, как настроена. 27 сентября 1949 года ее арестовали. За ее мужем, Богуславом Гораком, тоже пришли, но ему удалось скрыться, и затем эмигрировать в Америку.

Тогда в Чехословакии "враги" были везде. Как заявил коммунистический президент Клемент Готвальд, "надо показать твердую руку". Создавались концлагеря для "антигосударственных элементов". К концу 50-х годов таких "элементов" набралось более 250 тысяч.

Согласно первоначальному замыслу, процесс с Гораковой был направлен только против внутренней оппозиции, но тогда не была бы, по мнению прокуроров, "показана направляющая роль империализма". Постепенно партийное руководство, обогащенное "неоценимым опытом советских друзей", сконструировало процесс "против всей международной реакции, возглавляемой США".

По мере уточнения "замысла" из заключенных — уже сидевших и новых — формировалась группа. Многие из них никогда друг друга не знали. Спецслужбы придумывали тайные контакты, секретные планы, подготовки терактов "по заданию западных шпионских центров". В конце концов остановились на группе из тринадцати человек: восемь народных социалистов, двое из Народной партии, два социал-демократа, один троцкист. Во главе поставили Миладу Горакову. Всех заключенных во время их ареста мучили. Им не давали спать, заставляли весь день ходить, не позволяли садиться даже во время еды. Заключенные должны были заучивать наизусть придуманные протоколы.

Процесс начался 31 мая 1950 года. Как сообщали тогдашние чехословацкие СМИ, начался "процесс над руководителями диверсионного заговора против республики и ее народа". Процесс, который длился три дня, транслируется по радио. Судья бдительно следит за тем, чтобы все обвиняемые говорили слово в слово по сценарию, который лежит перед ним. Горакова полемизирует, защищается, отступает от текста. Судья выходит из себя. Наконец, все обвиняемые были приговорены к смертной казни.

Известие о приговоре, вынесенном над Гораковой и другими подсудимыми, облетело мир. Телеграммы протеста и просьбы о помиловании поступают в Прагу из Амстердама, Парижа, Женевы, Нью-Йорка. Протестуют лично Черчилль и Альберт Эйнштейн. Безуспешно.

В свои последние дни и часы Горакова написала несколько писем. Прощалась с родными, близкими, друзьями, с теми, кого любила и кто любил ее. Во что она написала накануне своей казни.

"Не жалейте обо мне! Я прожила прекрасную жизнь! Кару свою несу покорно и подчиняюсь ей безропотно — перед судом своей совести я устояла и надеюсь, и верю, и молюсь о том, чтобы устоять перед судом наивысшим, перед Богом... Будьте сильными, не позволяйте сломить себя безмерной печалью. Не мешайте мне своими рыданиями. Вы должны теперь жить и за меня... Пойдете в луга и в лес, там в аромате цветов найдете частичку меня, пойдете в поле, любуйтесь красотой, и всегда будем вместе... Птицы уже пробуждаются — начинает светать. Иду с поднятой головой..."