Лейтенант Иван Гончаренко. Другие русские танки в Праге

21-05-2020

Сегодня события, разыгрывавшиеся в Праге в начале мая 1945 года, из истории превратились в политику, когда Москва пристально следит за сменой памятников в чешской столице и пытается ее регулировать. Однако этот военный эпизод бесспорен – 9 мая на берегу Влтавы в бою с немцами погиб советский танкист Иван Гончаренко. О нем напоминает мемориальная доска – выдолбленная в скале ниша, где всегда лежат цветы, венки, перевитые как сине-желтой лентой, так и триколорами, стоят свечи и трогательные веточки в обычных стеклянных банках. Смерть гвардии лейтенанта стала символом гибели за Прагу, а Москвой использовалась для подкрепления версии о решающей роли Красной армии, но реальная биография этого 24-летнего молодого человека долго оставалась в тени пропагандистских лозунгов. Сейчас можно считать доказанным, что Иван Григорьевич Гончаренко родился ровно сто лет назад – 20 мая 1920 года. О своих находках рассказывает журналист и фотограф Владимир Поморцев, который, по собственному признанию, «сел писать и понял, что материала набирается на целую книжку».

Фото Ивана Гончаренко на надгробии на Ольшанском кладбище, фото: Владимир ПоморцевФото Ивана Гончаренко на надгробии на Ольшанском кладбище, фото: Владимир Поморцев

В своих воспоминаниях Михаил Фомичев, командовавший танковой бригадой, сообщает: «Подъезжаю к мосту и вижу подбитый танк, а возле него, обнажив головы, стоят пражане. На брезенте лежит безжизненное тело Ивана Григорьевича Гончаренко, рядом – тяжело раненные механик Шкловский и радист Филиппов. К ним бегут санитары».

Танк T-34/85 № 1-24, подбитый 9. 5.1945 в пражском районе Кларов немецким самоходным орудием «Хетцер», фото: archiv VHÚ PrahaТанк T-34/85 № 1-24, подбитый 9. 5.1945 в пражском районе Кларов немецким самоходным орудием «Хетцер», фото: archiv VHÚ Praha Тот, кто бывал в Праге, должен помнить район Кларов: сегодня там находится станция метро «Малостранская», к которой обычно спускаются из Пражского Града туристы; неподалеку – Манесув мост через Влтаву.

Предметом конфликта между Россией и Чехией сегодня стал вопрос освобождения Праги. Если чешские и часть российских историков указывает на решающую роль восставших пражан и власовцев и капитуляцию немецкого гарнизона еще 8 мая, то официальная Москва настаивает на исключительной роли Красной армии в освобождении столицы. Однако в истории Ивана Гончаренко нет разночтений, считает Владимир Поморцев.

Случайная и фатальная встреча с немцами

– Если в других случаях мы можем обсуждать, где именно погиб конкретный красноармеец, то в случае с лейтенантом Гончаренко все предельно понятно – есть масса свидетельских показаний, подтверждений, что это произошло именно там, где сегодня установлена мемориальная доска. Это случилось рано утром 9 мая 1945 года, когда первые три советских танка, которые вошли ночью, проехали через северо-западные предместья Праги, подошли к Пражскому Граду, спустились по серпантину и выехали на площадку, которая находится перед сегодняшней станцией метро «Малостранская». Тогда там стояло еще два дома, которых сегодня нет, и этот выезд был гораздо уже, чем теперь – там мог пройти только один танк. Танк Ивана Гончаренко выехал первым и, судя по всему, на этом пятачке напоролся на хвост отступающих немецких войск – немецкий гарнизон накануне капитулировал, и войска выводили из Праги. Некоторые чешские исследователи считают, что это была заблудившаяся колонна, которая случайно оказалась на Кларове и натолкнулась на танк Гончаренко, то есть это было несчастное стечение обстоятельств. Завязалась перестрелка, в которой лейтенант Гончаренко погиб. Как рассказывал один из членов экипажа, он был убит первым же выстрелом. С немецкой стороны участвовало два самоходных орудия «Хетцер». Лейтенанту Гончаренко раздробило голову, и он свалился внутрь танка. Стрелок Павел Батырев описывает, что кровь залила ему лицо, и ему приходилось стрелять вслепую.

Мемориальная доска, фото: Владимир ПоморцевМемориальная доска, фото: Владимир Поморцев – В том бою были ранены и другие танкисты? Чешский проводник – бежавший из концлагеря и присоединившийся к красноармейцам Франтишек Соучек, даже лишился ноги.

– Пострадали все члены экипажа, кроме одного. Там произошел даже несколько курьезный случай: самый молодой член экипажа Николай Ковригин был только контужен, но вечером того же дня в центре Праги его сбила машина, поскольку у него пропал слух, и он в результате все равно оказался в больнице.

– Сегодня могила Гончаренко находится на Ольшанском кладбище, в мемориале, где похоронены другие красноармейцы. Однако изначально его погребли прямо в центре города?

– Тело лейтенанта Гончаренко на носилках перенесли по Манесовому мосту на другой берег Влтавы и похоронили перед концертным залом Рудольфинум, где сегодня стоит памятник композитору Дворжаку. Сначала было доставлено одно тело – Гончаренко, которого прямо на площади положили в гроб. Потом там появляются еще два гроба – рядовых Давыдова и Вострикова, про которых не известно, где они погибли – либо в городе, либо на подступах к Праге. Они были саперами и занимались разминированием. Потом на этой площади образовалось довольно большое захоронение из примерно 20 человек, которых в июне 1945 года перенесли на Ольшанское кладбище.

«Масштаб боя был преувеличен»

Владимир Поморцев, фото: Archiv Vladimira PomortzeffaВладимир Поморцев, фото: Archiv Vladimira Pomortzeffa – Что было доподлинно известно о биографии Ивана Гончаренко?

– Собственно, вообще ничего. Когда я начал этим заниматься, более-менее были известны обстоятельства его гибели, но нередко в качестве официальной версии приводится текст наградного листа, где масштаб боя был, мягко говоря, преувеличен. Был год рождения – 1920-й, то есть было ясно, что в этом году лейтенанту Гончаренко исполняется сто лет. При этом не была известна дата рождения.

– Как место рождения Ивана Гончаренко во всех источниках, в той же Википедии, как место рождения указывается село Сушилино Сумской области. Однако на самом деле это не так?

– Сейчас уже можно с определенностью утверждать, что он родился в неизвестной деревне Колпнянского района Орловской области, и только в 1936 году его семья переехала в деревню Сушилино Сумской области, откуда он сначала уехал учиться в Дарницу, пригород Киева. В 1940 году его призвали в армию, и он воевал до конца войны, чтобы погибнуть спустя несколько часов после официальной капитуляции Германии. Легенда о том, что Гончаренко родился в Сумской области, возникла, вероятно в начале 1960-х, когда комсорг его роты начал активно публиковать воспоминания о войне. Видимо, сам Гончаренко в не уточнял, что родился где-то в другом месте. Себя он всегда абсолютно точно называл украинцем, и комсорг Чернов в своих дневниковых записях неоднократно упоминает об «украинском сердце Гончаренко». То есть то, что он был украинцем, не вызывает никаких сомнений.

У Гончаренко был сын?

– Несмотря на такую короткую жизнь, в судьбе Ивана Гончаренко была и собственная семья, с которой он практически не успел провести время.

Otto Růžička a Stanislav Vobořil: Pražský květen 1945–1965. Orbis. Praha, 1966. В правом верхнем углу – фотография матери Ивана на могиле сына на Ольшанском кладбище, фото: Владимир ПоморцевOtto Růžička a Stanislav Vobořil: Pražský květen 1945–1965. Orbis. Praha, 1966. В правом верхнем углу – фотография матери Ивана на могиле сына на Ольшанском кладбище, фото: Владимир Поморцев – Уже в донесении о его смерти было указано, что у него есть супруга, которая живет в деревни Салташи Сумской области. Однако такой деревни не существует. Мне удалось узнать, что она всю войну прожила с родителями мужа, в том числе во время оккупации, поскольку деревня Сушилино была оккупирована немцами. Из дневников комсорга Чернова известно, что Гончаренко очень переживал за судьбу своей семьи. Со слов родственников, можно утверждать, что, оставшись вдовой, его супруга уехала в Россию, откуда была родом, и больше про нее ничего не известно. Буквально позавчера из дневниковых записей Чернова я узнал, что у Гончаренко был сын от этого брака. Чернов с определенным пафосом восклицает: «Гончаренко так и не увидел своего сына!» Ребенок родился в августе 1944 года, то есть можно предположить, что он был зачат осенью 1943 года. Примерно в это время Гончаренко должен был возвращаться на фронт из танкового училища, и можно предположить, что он перед этим заехал в родную деревню, – такую возможность перед отправкой на фронт солдатам предоставляли. С другой стороны, это противоречит свидетельствам родственников, которые утверждают, что после отъезда 18-летнего Гончаренко в 1938 году из родной деревни в Киев, родители его больше никогда не видели.

– Известно, что 1965 году в Прагу приезжала семья Гончаренко, без его жены, следы которой, как вы сказали, затерялись. В Чехословакии побывали его родители и младший брат, а также выжившие члены экипажа его танка. Интересно, что они стали почетными гражданами столицы Чехословакии, а сам Гончаренко – нет.

Баррикады в Праге в мае 1945 г., фото: Archiv Národního muzea v Praze, CC BY 4.0Баррикады в Праге в мае 1945 г., фото: Archiv Národního muzea v Praze, CC BY 4.0 – Иногда он фигурирует в списках почетных граждан Праги, но это не так. Недавно в магистрате мне подтвердили, что звание почетного гражданина присваивается только живому человеку. Было только два исключения: после «бархатной» революции посмертно титул получила казненная коммунистами Милада Горакова, а также Вадим Делоне, один из «восьмерых отважных», вышедших на Красную площадь в 1968 году в знак протеста против вторжения в Чехословакию.

Танк-памятник. «Не будем же мы чехам всякий металлолом дарить!»

– Какой была судьба танка Гончаренко? Танк-памятник, который стоял в Праге, а потом превратился в Розовый танк во время «бархатной» революции, связывали с его именем, однако это была совершенно другая машина...

– Танк Гончаренко был выведен из строя прямым попаданием снаряда, и его быстро отправили на переплавку. И когда возникла идея установить памятник первому советскому танку, вошедшему в Прагу, генерал Дмитрий Лелюшенко распорядился привезти новый танк, сказав: «Не будем же мы чехам всякий металлолом дарить!». Танк был доставлен из Дрездена, новый, что называется, прямо с конвейера. Он никогда в Чехословакии не воевал и вообще не принимал участие ни в каких боях. Однако танк был на ходу, самостоятельно заехал на постамент. Это была другая модель – тяжелый танк ИС-2, который существенно больше Т-34, на котором воевал Гончаренко. К тому же перепутали номер: Гончаренко воевал на танке № 24, а на том, который установили на площади Советских танкистов был указан номер 23.

Танк-памятник на пл. Советских танкистов (сегодня – пл. Кинских) в Праге, 1961 г., фото: FORTEPAN / Gyöngyi, CC BY-SA 3.0Танк-памятник на пл. Советских танкистов (сегодня – пл. Кинских) в Праге, 1961 г., фото: FORTEPAN / Gyöngyi, CC BY-SA 3.0 – В дни, когда отмечалось 75-летие окончания Второй мировой войны, ваши публикации цитировали различные чешские издания и политики. В частности, мэр Праги Зденек Гржиб со ссылкой на вас указал, что среди похороненных в мемориале Ольшанского кладбища лишь незначительное число красноармейцев погибло непосредственно в Праге, подкрепляя этим свое утверждение, что город освободила не Красная армия.

– Этот факт чешские историки знали с 1990-х годов, – что больших боев за Прагу не было, и здесь погибло всего несколько десятков красноармейцев, и мои исследования лишь подтверждали уже известные данные.

«Отравление красноармейцев метиловым спиртом вызывает вопросы к командованию»

– Вы реконструировали обстоятельства гибели похороненных там солдат, обнаружив, что некоторые умерли от тифа, от туберкулеза, погибли в дорожно-транспортных происшествиях, а более сорока – от отравления метиловым спиртом. В чешской прессе появились примерно такие заголовки: «На Ольшанском мемориале лежат красноармейцы, отравившиеся водкой». Вам не обидны такие грубые обобщения?

Иван Гончаренко, фото: Владимир ПоморцевИван Гончаренко, фото: Владимир Поморцев – Такие не совсем политкорректные публикации, как правило, ограничивались заголовком. В самих текстах картина была представлена более-менее объективно. То, что в боях за Прагу погибло не очень много красноармейцев, – это хорошо, ведь город заняли, потеряв всего несколько десятков солдат. То, что люди гибли после окончания боев, позволяет нам по-новому взглянуть на войну, узнать, что люди продолжали умирать уже после капитуляции Германии. И это не умаляет их заслуг, ведь из отравившихся спиртом две трети – люди, которые прошли всю войну. Мы все читали «Бравого солдата Швейка» и знаем, чем занимаются солдаты, когда заканчивается бой. Тут, скорее, претензии к командованию – как они допустили такое количество смертей от метилового спирта. Я бы не сказал, что публикации в чешской прессе как-то некорректно отражали историю последних дней войны, – большинство из них были взвешенными, показывая и героизм солдат, и то, что смерть наступала, в том числе, и от таких причин.

– В ваших поисках вам помогала как российская, так и украинская сторона. Только сейчас, благодаря документу, предоставленному российским посольством, удалось подтвердить точную дату рождения Ивана Гончаренко – 20 мая 1920 года. Вам не кажется, что его фигуру можно воспринимать как своего рода объединяющую?

– Мне бы этого хотелось, поскольку его случай очень интересный – украинец, родившийся в России, ушедший на фронт с территории Украины, воевавший в составе Красной армии. И в моей работе по уточнению деталей биографии мне помогали дипломаты как украинского, так и российского посольства, хотя они и не были знакомы между собой. Возможно, это подтверждает, что Иван Гончаренко – фигура, объединяющая разные стороны.

Мемориальная доска, установленная на месте сражения в районе Кларов, фото: Владимир ПоморцевМемориальная доска, установленная на месте сражения в районе Кларов, фото: Владимир Поморцев
21-05-2020