Король-гусит, король-миротворец

2009-й стал для Чехии во многом «европейским годом». В его первой половине Чешская республика была председателем Евросоюза, последние же месяцы года ознаменовались дискуссиями вокруг Лиссабонского договора, взгляды на который у чешских политиков неодинаковы. Нынешний президент страны Вацлав Клаус известен своим скептическим отношением к ускоренной европейской интеграции. Любопытно, однако, что у истоков одного из первых в истории проектов такой интеграции стоял как раз глава чешского государства – король Иржи (или Георгий) из Подебрад. Необычная судьба выделяет этого человека из длинной череды не только чешских, но и других европейских монархов.

Современные историки называют Иржи из Подебрад «сыном гуситской революции». Церковная реформа, которой в начале XV века добивался пражский проповедник Ян Гус, вылилась после его трагической смерти на костре в серию войн. В ходе них последователи Гуса разгромили несколько крестовых походов, организованных против них папской курией и германским императором Сигизмундом, претендовавшим на чешский трон. Большие изменения произошли за годы гуситских войн в самой Чехии. Экономика некогда цветущего королевства пришла в упадок, иной стала структура общества, немалая часть имущества католической церкви, главного противника гуситов, была конфискована и распределена между новыми владельцами. Среди тех, для кого революция означала восхождение по социальной лестнице, были братья Викторин и Гинек из Кунштата и Викторин из ПодебрадВикторин из Подебрад Подебрад. Они принадлежали к довольно старому шляхетскому роду, но заметного политического влияния добились только в годы гуситских войн, в которых активно участвовали. Старший, Викторин, сражался во многих битвах, одно время был военным комендантом Праги. Умер он, однако, не на поле боя, а от болезни в январе 1427 года, совсем молодым человеком – судя по всему, ему было не более 30 лет.

Сыну Викторина, Иржи, в момент смерти отца не исполнилось и семи лет. Матери своей он не знал – это одна из главных загадок его жизни. Хотя позднее в официальных документах матерью Иржи называлась жена его отца, Анна из Вартенберга, историки установили, что Викторин женился на Анне уже после рождения сына, которого, очевидно, произвела на свет другая женщина. Кто она была, неизвестно. Зато противники Иржи потом часто и с удовольствием говорили о «короле из-под снопа», намекая на то, что он был незаконнорожденным. Тем более удивительным кажется восхождение Иржи из Подебрад вершине власти.

Иржи из ПодебрадИржи из Подебрад В детстве и юности ему во многом помогли влиятельные гуситские вельможи – его дядя и опекун Гаральт из Кунштата и Гинек Птачек из Пиркштейна. По некоторым сведениям, в 1434 году 14-летний юноша участвовал под началом Гаральта в битве у Липан, завершившей гуситские войны. В ней войско умеренных гуситов – чашников, выступивших в союзе с католической шляхтой и ополчением ряда городов, нанесло поражение радикальному гуситскому крылу. Иржи из Подебрад, несмотря на свою молодость, быстро стал одним из вождей умеренных гуситов. Политический талант Иржи проявился рано, и молодой человек остался заметной фигурой на чешской сцене и после скоропостижной смерти своего покровителя Гинека из Пиркштейна.

В 1436 году чашники договорились о мире с императором Сигизмундом, признав его чешским королем. В обмен как Сигизмунд, так и собор римско-католической церкви, собравшийся в швейцарском Базеле, признали за гуситами право на свободное отправление их обрядов. В частности, речь шла о причащении «обоих видов», то есть хлебом и вином, для всех верующих (по католическим правилам причащаться так имели право только священники). Отсюда, собственно, и название «чашники»: Гинек из ПодебрадГинек из Подебрад чаша или кубок для причащения стала символом гуситского движения. Мир между гуситами и католиками был закреплен специальным соглашением под названием «компактаты», которое позднее сыграло важную роль в эпоху царствования Иржи из Подебрад.

Старый король Сигизмунд, однако, вскоре умер, завещав трон мужу своей дочери, австрийскому герцогу Альбрехту. Тот был фанатичным католиком, поэтому гуситская часть чешского дворянства решила предложить корону более умеренному польскому королевичу Казимиру. Началась война, в которой Альбрехт взял верх, но осенью 1439 года скончался от дизентерии. Американский историк Хью Ле Кэйн Агню так описывает в своей книге о становлении чешской нации последующие события: «Сын и наследник Альбрехта, Ладислав, родился через несколько месяцев после кончины отца, поэтому получил прозвище Посмертный (по-латыни – Posthumus, по-чешски – Pohrobek). В следующем десятилетии мир и порядок в Чехии поддерживали так называемые ландфриды – военно-политические союзы, организованные по краевому принципу. Во главе одного из самых влиятельных таких объединений, на востоке страны, встал Иржи из Кунштата и Подебрад, добивавшийся строгого соблюдения компактат. В сентябре 1448 года, опасаясь чрезмерной уступчивости пражских чашников перед католиками, Иржи со своими войсками занял Прагу. В 1452 году он был при поддержке многих католических вельмож избран регентом королевства».

Король Ладислав ПосмертныйКороль Ладислав Посмертный То, что современный историк может описать в нескольких строках, для Иржи из Подебрад означало десять лет непрерывного политического лавирования, военных и дипломатических усилий. Последовательная религиозная умеренность, стремление найти компромисс между католиками и гуситами, искреннее желание сохранить мир в стране снискали ему авторитет, необходимый для главы государства. Иржи, впрочем, умел быть и жестоким: в 1452 году в Праге была казнена группа заговорщиков, в которую входили недавние соратники регента. Зато юному королю Ладиславу, выраставшему в Вене под опекой своего дяди, германского императора Фридриха III, Иржи из Подебрад сумел не только понравиться, но и добиться приезда мальчика в Чехию. Король – круглый сирота, не помнивший рано умерших родителей, – привязался к энергичному и веселому чешскому вельможе и стал называть его отцом. Во время поездок по стране они даже спали в одной комнате.

Чехия, уставшая от многолетних потрясений, наконец дождалась спокойствия и благополучия. Даже погода, казалось, была на стороне Иржи из Подебрад. Прекратились терзавшие страну неурожаи, крестьяне вновь стали возделывать заброшенные за годы войн поля. Благодаря реформам, которые провел регент и его правительство, оживилась торговля, почти исчез разбой на дорогах. Экономический подъем привел к снижению цен. Ладислав Посмертный, в действительности, конечно, не вершивший государственных дел, остался в народной памяти как ангелоподобный Иржи из Подебрад у кровати короля ЛадиславаИржи из Подебрад у кровати короля Ладислава подросток, при котором жилось хорошо: Za krále holce byla za groš ovce, то есть «При голобородом короле (юном, еще не бреющем бороды) овца стоила грош».

В 1457 году 17-летнему королю нашли невесту, французскую принцессу. В центре Праги был возведен огромный помост, на котором должны были устроить свадебный пир. Но случилось неожиданное и печальное: король Ладислав захворал и 23 ноября умер. Разнесся слух: юношу, мол, сжил со света если не сам Иржи из Подебрад, то его жена Иоганна, подсунувшая королю, как сказочной Белоснежке, отравленное яблоко. Впоследствии версия об отравлении Ладислава не исчезла, верили ей и некоторые чешские историки XIX века, хоть и не обвиняли напрямую Иржи в смерти того, кого он называл своим сыном.

Только 500 с лишним лет спустя слух об отравлении «голобородого короля» был научно опровергнут. Вот что пишет чешский историк Йозеф Фрайс: «В 1985 году останки Ладислава были подвергнуты анализу с помощью современных методов судебной медицины и криминалистики. Вывод был однозначным: Ладислав Посмертный стал жертвой лимфатической лейкемии, весь его скелет был пронизан злокачественными очагами болезни. На этой ее стадии могут проявляться симптомы, схожие с отравлением, в частности, подкожные кровоизлияния, о которых сообщали тогдашние врачи... О лейкемии средневековая медицина, конечно, понятия не имела». Обвинения в адрес Иржи из Подебрад не выдерживают критики и потому, что шансы регента получить корону после смерти короля Ладислава были поначалу невелики. Ведь в бой за опустевший чешский трон включились европейские «политические тяжеловесы», такие, как французский король Карл VII и германский император Фридрих III. Однако умеренность Иржи вкупе с его политическим искусством да и, что скрывать, деньгами сыграли свою роль. Дворяне, собравшиеся на сейм, побаивались воцарения короля-чужака, а к Иржи уже привыкли. Многие искренне уважали его и считали, что стране нужен король «из чешского рода». Вдобавок регент пообещал, что в случае его избрания имущество, в первую очередь былые владения церкви, перешедшие в иные руки во времена гуситской революции, останутся у нынешних владельцев. В результате 2 марта 1458 года на заседании сейма в пражской Староместской ратуше бургграф (наместник) чешской столицы Зденек из Штернберка, еще недавно противник Иржи, преклонил перед ним колена и провозгласил: «Да будет господин регент королем нашим!». Члены сейма откликнулись одобрительными возгласами. Иржи из Подебрад, незаконнорожденный гусит, еретик в глазах папы Римского и худородный выскочка в глазах европейских монархов, стал королем Чехии.

Правление короля Иржи оказалось нелегким, как и предсказывали ему многие. На папском престоле в тот момент находился Пий II, в миру – Эней Сильвио Пикколомини, человек умный и образованный, но тщеславный. До избрания папой он много путешествовал, бывал и в Чехии, с Иржи из Иржи из Подебрад избран королемИржи из Подебрад избран королем Подебрад был знаком лично и оставил о нем такой отзыв: «Человек роста небольшого, тела плотного, кожи белой, с искристыми глазами. Нравом любезен, заражен гуситством, но в остальном муж справедливый и благородный». Тем не менее общего языка Пий II и Иржи не нашли. Папа считал, что король пообещал ему вернуть «еретическую» Чехию в лоно католической церкви, но Иржи полагал, что данные им обещания касаются лишь соблюдения прошлых договоренностей, главным образом компактат 1436 года. В ответ папа отменил компактаты, объявив, что они, мол, касались лишь «одного поколения» гуситов и в нынешней ситуации недействительны. Разъяренный Иржи пошел ва-банк, заявив, что скорее откажется «от короны, чем от чаши» – то есть символа гуситской веры. Тогда Пий II открыто провозгласил чашников еретиками. В 1466 году новый папа Павел II призвал к крестовому походу против них.

Чтобы избежать изоляции, король Иржи отправил к европейским дворам посольство со специальным планом, в котором предлагал объединить усилия христианской Европы в борьбе с наседавшими турками – «упорнейшими неприятелями самого имени христиан». План, озаглавленный «Договор об утверждении мира между христианами», предполагал создание союза европейских государей, которые должны были взять на себя Король Иржи из ПодебрадКороль Иржи из Подебрад обязательство решать все спорные вопросы мирным путем. Предполагалось создание «общей консистории», то есть европейского суда, а также некоего зародыша общеевропейского парламента и своего рода Совета безопасности. Решения должны были приниматься путем голосования, в котором каждая страна обладала бы одним голосом. Европу в политико-дипломатическом отношении предлагалось разбить на несколько областей – Галлию, Германию, Италию, Испанию и т.д. Иржи из Подебрад, вдохновленный своим близким советником, итальянским юристом Антонио Марини, выступал в качестве пропагандиста многих элементов европейской интеграции, которые стали реальностью только в ХХ веке! Поскольку план чешского короля не предусматривал какой-либо ведущей роли для папского престола, Рим сделал всё возможное, чтобы помешать его реализации. Позитивные, но ни к чему не обязывающие отклики Иржи получил только из Франции, Польши и нескольких немецких княжеств. Между тем могущественный сосед, венгерский король Матиаш Хуньяди по прозвищу Корвин (corvinus по-латыни – ворон), поддерживавший тесные связи с Римом, собрал силы для удара по Чехии. Королей двух стран связывали драматичные отношения. Еще будучи регентом, Иржи спас Матиашу жизнь, уговорив Ладислава Посмертного не казнить Хуньяди, с семьей которого юный король враждовал. Позднее Матиаш отплатил Иржи в буквальном смысле слова: он дал ему крупную сумму денег, которая помогла тому склонить на свою сторону многих участников избирательного сейма. В 1459 году в знак дружбы Иржи выдал за Матиаша свою дочь, но та вскоре умерла. Встреча королев - Матиаш и ИржиВстреча королев - Матиаш и Иржи К тому времени Матиаш Хуньяди тоже был избран королем своей страны. Как и Иржи, с точки зрения знати он был «безродным выскочкой». Воинственный и склонный к авантюризму, Матиаш, в отличие от рано постаревшего Иржи, не был сентиментален: как только представилась возможность под благовидным предлогом расширить свои владения, он выступил в поход против бывшего тестя.

Ключевым моментом войны оказалось окружение венгерской армии зимой 1469 года у городка Вилемов на востоке Чехии. Корвин попал в западню. Иржи из Подебрад, лично командовавший своим войском, однако, решил лично встретиться с неблагодарным соседом. Матиаш пообещал Иржи вечный мир в обмен на свободу, и чешский король, на свою беду, поверил ему. Кольцо вокруг армии Хуньяди разжалось, венгерский ворон улетел. Но очень скоро он вернулся, не сдержав данного слова: летом 1469 года взбунтовавшаяся моравская католическая шляхта провозгласила Матиаша королем. Последние два года жизни Иржи из Подебрад прошли в боях с внешними и внутренними врагами. Лично в них король, правда, уже не участвовал из-за болезни. Хотя у Иржи были сыновья, он со свойственным ему политическим реализмом понял, что создать династию ему, Король Иржи из ПодебрадКороль Иржи из Подебрад «королю-еретику», не удастся. Незадолго до смерти он призвал своих сторонников признать наследником трона польского королевича Владислава Ягеллона, приходившегося по матери племянником Ладиславу Посмертному. Так и случилось.

Иржи из Подебрад умер в Праге 22 марта 1471 года, за месяц до своего 51-го дня рождения. Он долго и тяжело болел. Те же врачи и криминалисты, которые установили причину смерти юного короля Ладислава, занялись и останками Иржи из Подебрад. Выяснилось, что король-гусит, очевидно, страдал редкой болезнью печени, вызвавшей сильное расстройство обмена веществ. Отсюда необычайная полнота, которая изуродовала этого некогда энергичного и подвижного человека, а в последние месяцы жизни лишила его возможности передвигаться.

Впрочем, исторической репутации Иржи из Подебрад печальный конец его правления особенно не повредил. Король-гусит по праву считается одним из наиболее выдающихся политиков своей эпохи – не только в Чехии, но и во всей Центральной Европе. Во многом Иржи опередил свое время – как попытками добиться объединения усилий христианской Европы, так и стремлением к миру между приверженцами разных религиозных конфессий в своей стране. В 1462 году канцлер короля Ян из Рабштейна говорил посланцу папы кардиналу Бессарионо: «Как вам ведомо, в Чехии народа два, а король наш – господин обоих, тех и других сносить должен. Ибо ежели он одной стороны держаться будет, есть опасность, что другая ему воспротивится».

В современной Чехии король Иржи – один из наиболее популярных средневековых деятелей. В центре города Подебрады ему установлен памятник, во многих чешских городах его именем названы улицы и площади, в Праге – одна из центральных станций метро. Иржи из Подебрад считается последним «народным» государем, чехом по происхождению – все последующие короли, до самого падения монархии в 1918 году, были представителями иностранных династий.