Чехословакия: сто лет назад в сердце Европы зародилось новое государство

28 октября 1918 – именно эту дату принято считать за символическую точку отсчета существования в сердце Европы нового, независимого государства – Чехословацкой Республики. Насколько желанным был такой шаг на международной арене? Кто были отцы-основатели, благодаря чьему дипломатическому таланту Чехия справляет свое столетие? Об этом «Радио Прага» беседовало с директором Чешского исторического института Карлова университета, профессором Иваном Шедивым.

28 октября 1918, Прага, фото: открытый источник28 октября 1918, Прага, фото: открытый источник

Республика зарождалась в нелегкое время после окончания Первой мировой войны. Первые сигналы того, что на территории Австро-Венгрии возникнут новые государства, можно было наблюдать еще в последние годы войны. Однако бесповоротным этот процесс стал только вследствие исхода Первой мировой.

Иван Шедивы, фото: Архив UCD FF UKИван Шедивы, фото: Архив UCD FF UK «Вопреки сложившейся чешской традиции, согласно которой возникновение государства было неизбежным, а мы – чешский народ – всегда верно направлялись к своей независимости, это не совсем так», - предупреждает профессор Шедивы.

«На самом деле, очень долгое время было не понятно, возникнет ли Чехословакия или нет. Европейские державы – особенно Великобритания и Франция – были сторонниками «реставрации» тех государств, которые пострадали в ходе Первой мировой войны, утеряв при этом свою независимость, то есть в первую очередь, Бельгии, Сербии, Черной Горы итд. Однако та же самая Франция, Великобритания в особенности, и даже США, не поддавались мыслям, что в Центральной Европе может возникнуть какой-то вакуум в виде новых маленьких государств. Надо сказать, что эти державы долгое время стремились вывести Австро-Венгрию из войны. Это поменялось лишь с наступлением весны 1918 года, когда Великобритания, а позднее, летом, и США пришли к пониманию, что без разрушения Австро-Венгрии будет очень сложно побороть Германию. Это была причина, почему они согласились предоставить свободу отдельным народам в их борьбе за независимость».

Томаш Гарриг Масарик, фото: Архив Чешского радиоТомаш Гарриг Масарик, фото: Архив Чешского радио Ключевую роль в процессе основания самостоятельной Чехословакии сыграли политические деятели, как в самой стране, так и за ее пределами. Сначала оба лагеря сопротивления против монархии координировали свои действия. Однако после того как австрийским властям в ходе войны удалось элиминировать очаги домашнего сопротивления, связь между отечественным и зарубежным сопротивлением прервалась. В конце Первой мировой войны обе эти линии чехословацкой политики действовали без взаимных консультаций друг с другом.

«Что касается чехословацких политиков за рубежом, лидером был Томаш Гарриг Масарик, бывший профессор Карло-Фердинандова университета, «анфан террибль» чешской политической сцены, вечно стоявший в оппозиции к мажоритарному национальному течению чешской политики в конце XIX века и до начала Первой мировой войны. Масарик был в то же время депутатом австрийского парламента от политической партии «Реалиствов».

Эдвард Бенеш, фото: Архив Чешского радиоЭдвард Бенеш, фото: Архив Чешского радио Из Франции за чехословацкую идею боролся Эдвард Бенеш, в то время молодой социолог, скорее социалистического склада и мировоззрения, уточняет профессор Шедивы. Бенеш тесно примкнул к Масарику. «Распределение ролей между ними, когда Масарик указывал направление и приоритеты, а Бенеш воплощал его идеи в жизнь, было очень удачным».

Масарик был одним из немногочисленных чешских политиков с контактами на англо-саксонскую среду. Его жена Шарлотта была американкой, Масарик за окенаном преподавал «Реалии Австро-Венгрии». Ценные контакты, которые он там завязал, ему впоследствии помогли вести сопротивление. Поэтому не случайно, что Масарик во время войны жил в Лондоне, в то время как Бенеш оставался в Париже, объясняет чешский историк.

Милан Растислав ШтефаникМилан Растислав Штефаник «Третьим главным представителем чехословацкого зарубежного сопротивления был словак Милан Растислав Штефаник, который до войны жил во Франции. По профессии он был астрономом, разбирался в естественных науках, и на этом поприще старался преуспеть и во Франции».

«С другой стороны, известно и то, что во время своих поездок по миру, особенно по странам Латинской Америки, Штефаник тайно работал на французское правительство. Хоть он и не был в этом смысле профессионалом, он удерживал связи с французской разведкой. Предоставляемая информация касалась, например, возможной эксплуатации природных ресурсов в той же Латинской Америке. Именно благодаря этим контактам он был вхож в нужные ему салоны, он располагал ценными связями как в политических кругах, так и в армии. То есть Штефаник был для чехословацкого зарубежного движения неоценимым соратником».

Карел Крамарж, Алоис Рашин и Франтишек Циц, фото: Национальный музейКарел Крамарж, Алоис Рашин и Франтишек Циц, фото: Национальный музей Очень скоро стало ощутимым напряжение между Бенешом и Штефаником, в конце концов, этому способствовали и их различные политические взгляды. Штефаник был намного консервативнее Бенеша, он был монархистом, в его понимании Чехословакия должна была стать монархией.

«В конце войны их взаимное непонимание эскалировало, что послужило благоприятной почвой для слухов, что Бенеш заказал его убийство. Однако, правда такова, что авиакатастрофа, во время которой Штафаник погиб после его возвращения в Чехословакию, была с наибольшей долей вероятности лишь случайностью».

Внутри самой Чехословакии граница между вождями домашнего сопротивления и лидерами политических партий была менее ощутима, это были по факту те же люди. Речь идет, в первую очередь, о Кареле Крамарже и Алоисе Рашине.

Крамарж был главным лидером «Младочешской партии», ставший от «Младочехов» депутатом Рейхсрата, парламента Австро-Венгерской монархии, а также большой поклонник всего славянского. Его жена была русской. Алоис Рашин был политиком и экономистом, позднее ставшим первым министром финансов независимой Чехословакии. Оба представителя были в 1915 году арестованы и приговорены за свою политическую деятельность к смертной казни, но в 1917 году помилованы вступившим на имперский престол Карлом I, пожелавшим начать диалог с оппозиционными силами. Профессор Шедивы упоминает еще одно имя.

Антонин Швегла, фото: Чешская почтаАнтонин Швегла, фото: Чешская почта «Думаю, часто забывают об Антонине Швегле, прагматичном политике, представителе самой сильной в то время аграрной партии. Именно он в ряде случаев смог удержать чешских политических представителей, часто находящихся в споре друг с другом, сообща и добиться от них в ряде случаев единого решения, как поступать дальше». Как проходило становление самостоятельной Республики?

«Исторические вехи бывают очень условными. Конечно, традиционно мы отмечаем дату возникновения государства 28 октября, когда произошла смена власти непосредственно в Праге. Надо сказать, что в то время чехи не контролировали даже территорию всей Чехии, про Моравию и Словакию говорить не стоит. Как известно, Словакия вошла в состав Чехословакии в результате так называемой Мартинской декларации только 30 октября, а Закарпатье еще позже, на основе заключений Парижской мирной конференции, а также соглашений, которые Масарик подписал еще во время своего пребывания в США.

«Так что, символической датой могло стать и 18 октября 1918 – день публикации Вашингтонской декларации - документа, в котором Масарик провозглашает самостоятельность Чехословакии. Такой датой могло стать и признание Чехословакии отдельными государствами. Но мы говорим, что Чехословакия возникла 28 октября». Несмотря на то, что смена власти проходила мирным путем, опасность срыва была существенной. Имперское военное управление 29 октября реально задумывалось над возможностью взять ситуацию снова под свой контроль, так как чешские представители не располагали нужной военной поддержкой. Позднее был в архивах обнаружен черновик листовки, извещающей об объявлении военного положения.

Вашингтонская декларация, фото: Ондржей ТомшуВашингтонская декларация, фото: Ондржей Томшу «На мой взгляд, решающим был подход Вены, у которой в то время были уже другие приоритеты, чем удерживать в составе монархии страны, находящиеся за пределами самой Австрии. Венское политическое руководство хотело, в первую очередь, стабилизировать ситуацию в Вене и избежать кровавой революции вроде большевистской в России». Вечером 28 октября эмиссары Национального комитета отправились с новостью в пражские театры, например в Национальном театре в то время шла постановка «Кармен». Оперу прервали, и чешский поэт и политик Йозеф Махар со сцены объявил о возникновении самостоятельного Чехословацкого государства.

Спокойная на тот момент смена власти встретилась с вооруженным противостоянием в приграничных регионах, где проживали в большинстве своем немцы. В то время зарождается спор, который 20 лет спустя выльется в Мюнхенское соглашение.

«Лишь в течение ноября новой власти удается занять приграничные территории с преобладающим немецким населением. Начинают возникать новые провинции вроде Deutschmährern, Deutschböhmen, Sudetenland, которые местные жители требуют зачислить в состав Австрии или даже Германии. Противостояние удается побороть чехословацким легионерам лишь с применением военной силы. За Словакию Чехословакии пришлось бороться всю весну и лето 1919 года с венграми, а именно с Венгерской советской республикой (существовавшей с марта по август 1919 г), так как Словакии до этого не существовало. И здесь пришлось применить силу», - завершает профессор Карлова университета, историк Иван Шедивы.