Антонин Калина: борьба во имя детских жизней

27-03-2019

Эли Визель, писатель, журналист, лауреат Нобелевской премии мира. Имре Кертес, венгерский писатель и обладатель Нобелевской премии за литературу. Феликс Иржи Вайнберг, специалист в области физики горения и член Лондонского королевского общества. Эти имена объединяет одно: все они прошли ужас концентрационных лагерей, будучи детьми, во Вторую мировую войну, и выжили благодаря одному обычному человеку – чешскому политзаключённому Антонину Калине, обувных дел мастеру родом из города Тршебич. Исследованием его жизни подробно занимается публицист Станислав Мотл.

Антонин Калина: фото: ČT24Антонин Калина: фото: ČT24 «Это имя я впервые услышал в Израиле, где я бываю достаточно часто. Это было в середине 90-х годов. Тогда я впервые в разговоре услышал имя Антонина Калины и то, что он был родом из Чехословакии, был политическим заключённым концентрационного лагеря Бухенвальд, и что он сохранил жизни множеству детей – спас тысячу или тысячу триста человек».

В то время в Чехии много писалось и говорилось, главным образом, об Оскаре Шиндлере – немецком промышленнике, который спас почти 1200 евреев во время Холокоста, предоставил им работу на своих заводах в Польше и Чехословакии. Антонин Калина при этом был совершенно неизвестной фигурой.

Выставка в городе Тршебич, посвященная Антонину Калине, фото: Зузана Дудашова, Чешское радиоВыставка в городе Тршебич, посвященная Антонину Калине, фото: Зузана Дудашова, Чешское радио «Мне повезло – я встретился с некоторыми бывшими заключенными, которые его знали, и начал собирать целостную картинку. Нашёл тех самых детей, которых он спас. Они живут в Израиле, в США, в Великобритании».

Станислав Мотл, фото: Адам Кебрт, Чешское радиоСтанислав Мотл, фото: Адам Кебрт, Чешское радио Несмотря на все усилия, не удавалось одно – разыскать родственников Калины. В 2008 году Станислав Мотл издал свою книгу «Жертвы и их враги», существенная часть которой была посвящена Антонину Калине.

«В 2012 году, после того как в Америке вышел фильм Kinderblock 66: return to Buchenwald, в Израиле ему посмертно присвоили звание Праведника народов мира. Для тогдашних жителей города Тршебич это стало открытием, и сотрудники Тршебичского культурного центра решили, что попробуют отыскать его родственников. Им это удалось. Таким образом, я получил возможность связаться с родственниками и дописать очередную книгу, которую закончил в 2013 году – «Дети Антонина Калины». Через год после того, как Антонин Калина получил и национальное признание, о нём вышел фильм на Чешском Телевидении, и с этого момента о его истории узнали в мире».

До этого личность чешского политзаключённого была широко известна только в США, Великобритании, Израиле, где о нём неоднократно писали, в том числе в престижных журналах.

В Тршебиче Антонину Калине присвоили звание почётного гражданина, установили памятную доску и создали зал памяти. В феврале этого года зал пополнился новой экспозицией под названием «Дерево жизни» (чеш. Strom života).

Антонин Калина (17.02.1902 – 26.11.1990)
родился в семье сапожника и вырос в бедном квартале Кочичина в городе Тршебич. У него было одиннадцать братьев и сестёр. Он пошёл по стопам отца и выучился тому же ремеслу. Придерживался коммунистических взглядов, и после прихода к власти нацистов в 1939 году был арестован. До конца Второй мировой войны он пробыл в концентрационных лагерях Дахау и Бухенвальд. После освобождения жил и работал в Праге до самой смерти. Похоронен на Ольшанском кладбище в Праге. Его заслуги были признаны посмертно.

Не отречься, не бросить

«Дети Антонина Калины», фото: Rybka Publishers«Дети Антонина Калины», фото: Rybka Publishers «Антонин Калина был политическим заключённым сначала в Дахау, потом в Бухенвальде, и пользовался огромным авторитетом, так как находился в лагерях с 1939 года. Заключенные выбрали его своим главным по блоку. В 1944 году начались перевозки узников с востока. Он заметил, что в каждом из этих поездов смерти среди выживших есть несколько десятков детей. Будучи опытным заключённым, он понял, что шансов выжить у них нет. Он организовал детский блок номер 66, куда он и его помощники помещали детей».

Некоторые его соратники были против этой идеи: говорили, что если немцы решат подготовить к отправке очередной эшелон смерти, то им даже не нужно будет собирать детей по лагерю – вот они все, тут, в одном месте.

«У Калины был, однако, свой план: перед блоком 66 он установил табличку и написал, что в блоке гуляет тиф. Немцы этой болезни боялись страшно и на всякий случай туда не заглядывали вовсе. Калина сделал и так, чтобы дети не появлялись на общем лагерном сборе, где бы их могли заметить. Под его опекой находились дети в возрасте от 3 до 18 лет». Бухенвальд, копия «Дети Антонина Калины», фото: Rybka PublishersБухенвальд, копия «Дети Антонина Калины», фото: Rybka Publishers

Индржих Флуссер, фото: Зузана Дудашова, Чешское радиоИндржих Флуссер, фото: Зузана Дудашова, Чешское радио Главной задачей было – не дать детям попасть в очередной эшелон смерти, так как Бухенвальд служил для них лишь временным пристанищем. Калина придумал способ – он стал переименовывать детей. Его помощник, врач Индржих Флуссер, вёл перепись юного населения карандашом, а не чернилами, чтобы перед контролем немцев можно было быстро подправить еврейские имена. Сам же Калина строго-настрого запрещал детям признавать истинную национальность.

«По словам американского историка Кеннета Валцера, да и не только его, речь шла о самой масштабной защитной акции во время Второй мировой войны, которая не имела аналога».

Поскольку Калина был политическим заключённым без надежды на освобождение – на его деле стояла отметка «Освобождение нежелательно» (чеш. Návrat nežádoucí) – его могли расстрелять в любой момент, однако эта перспектива его не страшила.

«Он говорил: «Слушайте, я уже свою жизнь прожил». Тогда ему было 43 года, и он считался уже старым человеком. И добавлял: «Но эти дети должны выжить». В те времена люди брали пример со своих отцов, и Калина не был исключением. Он говорил: «Знаете, как бы поступил в такой ситуации мой отец? Он бы сделал то же самое, что я».

По словам Станислава Мотла, Калина до конца жизни не считал свой поступок чем-то особенным, он воспринимал его как простую обязанность: есть дети, они в опасности, значит, их надо защитить. Разумеется, без помощи единомышленников организовать и сохранить в тайне такую спасительную акцию было бы невозможно.

Антонин Калина, фото: Yad VashemАнтонин Калина, фото: Yad Vashem «Всё было чётко скоординировано. Представьте себе, что у него было, например, 500 детей, и нужно было раздобыть для них еду, одежду, обувь. Некоторые взрослые заключённые отдавали часть своих пайков детям».

На страже детских жизней Калина стоял до последнего. В 45-м году, когда исход войны уже был виден, немцы поспешно отправляли из Бухенвальда один эшелон смерти за другим. Благодаря тому, что на немецком Калина изъяснялся, как родном, он убедил смотрителя лагеря в том, что детский блок обещали отправить последним – это их и спасло.

После войны Калина работал на обувной фабрике Baťa, затем консультантом в чешском министерстве лёгкой промышленности, после чего ушёл на пенсию. Он дожил до 88 лет практически в полном здравии, лишь иногда прибегая к помощи своего друга, доктора Индржиха Флуссера. Некоторые из спасённых в Бухенвальде детей получили, как известно, мировое признание, другие, по словам Станислава Мотла, просто прожили долгую и интересную жизнь.

Бухенвальд во время Второй Мировой войны был одним из крупнейших концентрационных лагерей на территории Германии. В 1958 году он был превращён в мемориальный комплекс. С 1937 по 1945 гг. через Бухенвальд прошли примерно 250 тысяч заключенных почти всех европейских национальностей. В результате пыток, медицинских экспериментов и истощения погибло более 56 тысяч человек. До освобождения в лагере дожила 21 тысяча человек.

27-03-2019