1848: «весна народов» в Австрийской империи

2008-й для Чехии – год многих исторических юбилеев. Ведь давно замечено, что годы, заканчивающиеся цифрой 8, играют в чешской истории особую роль. В 1918 году была создана первая Чехословацкая республика. В 1938-м Мюнхенское соглашение стало предвестием ее конца. В 1948-м к власти в Чехословакии пришли коммунисты, а 20 лет спустя армии стран Варшавского договора покончили с реформами «пражской весны»... К числу более давних «роковых восьмерок» относится и 1848 год, когда волна революций, поднявшаяся в Западной и Центральной Европе, не обошла стороной и чешские земли.

Царь Николай IЦарь Николай I «Господа, седлайте коней, в Париже революция», – воскликнул, обращаясь к своим генералам, русский царь Николай I, узнав в конце февраля 1848 года о том, что восставшие французы свергли короля Луи-Филиппа. Консервативный царь, пользовавшийся репутацией «жандарма Европы», не мог отреагировать иначе. Но во многих других странах парижские события восприняли с воодушевлением. Очень скоро брожение началось в государствах тогда еще раздробленной Германии, а в марте перекинулось в Австрийскую империю, в состав которой тогда входила и Чехия. Выступления горожан и студентов на улицах Вены привели к отставке ненавистного либеральной общественности канцлера Меттерниха – ловкого и умного, но крайне консервативного государственного деятеля, который почти 40 лет определял политику австрийского правительства. Началась так называемая «весна народов» – серия революционных выступлений, которые изменили облик Европы.

В Праге группа общественных деятелей обратилась к гражданам с приглашением – собраться для обсуждения насущных проблем и составления петиции на имя императора Фердинанда I. Речь шла, конечно, главным образом об образованной публике – дворянах, зажиточных горожанах, интеллигенции... 11 марта собравшиеся избрали организационный комитет во главе с местным аристократом графом Войтехом Деймом. Вот как описывает последующие события современный чешский историк Иржи Пернес: «Проект петиции был составлен 14 марта. Его авторы призывали императора, чтобы, помимо введения основных демократических прав – свободных выборов, свободы слова, печати, вероисповедания и “охраны против самовольных арестов” – было обеспечено равноправие чешского и немецкого языков во всех чешских землях, а также проведено объединение Богемии, Моравии и Силезии в административную единицу с общим парламентом».

Фердинанд I.Фердинанд I. В Вене пражских делегатов, которые привезли петицию, приняли благосклонно, но не пообещали ничего, кроме того, что правительство к тому времени уже сделало – подтвердило свободу печати, разрешило создание национальной гвардии и пообещало ввести в империи конституционный строй. Пражане были разочарованы и в начале апреля послали в Вену вторую делегацию, в составе которой был и молодой юрист Франтишек Ладислав Ригер – ему на долгие годы было суждено стать одним из лидеров чешского национального движения. На сей раз правительство удовлетворило многие требования чешских посланцев – в частности, о равноправии чешского и немецкого языков в административных органах. Кроме того, 6 апреля наместником в Чешском королевстве был назначен племянник императора – эрцгерцог Франц Иосиф, которому совсем скоро предстояло сменить своего дядю на троне. Сам юноша (эрцгерцогу еще не было и 18 лет), правда, в Прагу не приехал, назначение было скорее символическим жестом.

Иржи ПернесИржи Пернес Между тем реформами «сверху» дело в Австрийской империи не ограничилось. Радикальная часть общества требовала более решительных перемен. В конце мая в Вене вновь начались волнения. К проблемам социальным добавились и национальные. Во Франкфурте собрался либерально настроенный общегерманский парламент, искавший путей объединения немецких государств. Многим депутатам не было ясно, что делать с Австрией: с одной стороны, значительную часть ее населения составляли немцы, с другой – империя Габсбургов была многонациональной, и ее ненемецкие подданные – чехи, венгры, поляки, словенцы – не горели желанием становиться гражданами единой Германии.

Франц Иосиф I.Франц Иосиф I. Это проявилось и в переписке между представителями франкфуртского парламента и видным чешским историком и общественным деятелем Франтишеком Палацким, который получил приглашение принять участие в парламентских заседаниях. В ответном письме 11 апреля 1848 года Палацки заявил: «Я чех, из славянского племени, и всё то немногое, что имею и умею, принес полностью и навсегда на службу своему народу. Это народ небольшой, но испокон веков самостоятельный. Его государи много веков участвовали в союзе германских монархов, но сам народ себя никогда к народу немецкому не причислял...». Таким образом, если в марте общественные деятели чешских земель, как чехи, так и немцы, еще выступали единым фронтом и выдвигали в основном либеральные требования, то теперь на первый план выходили требования национальные, и они разделяли чехов и чешских немцев.

11 апреля в Праге был основан «Пражский немецкий союз», объединивший лидеров местной немецкой общины. С другой стороны, чешские активисты стали инициаторами Славянского съезда. Его делегаты представляли славянские народы Австрийской империи, были и гости из других стран, в том числе из России. Съезд открылся 2 июня 1848 года в пражском Жофине – месте проведения многих общественных акций. Делегаты приняли участие в торжественном богослужении, а затем прошли процессией по городу.

Председателем съезда избрали Франтишека Палацкого. В программе значились три пункта:

1. Составить манифест к европейским народам – с выражением позиции участников съезда по текущим событиям.

2. Составить петицию императору с пожеланиями славянских народов Австрии.

3. Создать союз славянских народов для защиты их общих интересов.

Заседания съезда, однако, длились недолго. Власти были обеспокоены его проведением. Командующий правительственными силами в Праге генерал Альфред Виндишгретц наводнил город войсками. 7 июня он провел военный парад, который выглядел как предупреждение делегатам Славянского съезда и даже своего рода провокация. 10 июня пражские студенты провели ответную акцию протеста. 12-го после торжественного богослужения на Конском рынке (ныне Вацлавская площадь) в центре города около двух тысяч человек направились к штабу Виндишгретца. Тот словно бы ждал этого и выслал против мирных демонстрантов войска. Завязались потасовки, переросшие в открытое восстание. Студенты возвели на пражских улицах баррикады и даже на короткое время взяли в плен графа Туна, замещавшего в Праге императорского наместника Франца Иосифа.

Прага 1848Прага 1848 Виндишгретц действовал против повстанцев без всяких сантиментов. Переговоры лидеров либеральных кругов с командующим не принесли успеха. Ригер, входивший в состав делегации, явившейся к Виндишгрецу, заявил генералу, что «император обещал конституцию, а не стрельбу». Командующий взорвался: «Вы не будете учить меня конституциям! Я здесь командую, а вы должны исполнять мои распоряжения. Кто не послушает, с теми я разберусь!». 15 июня он начал артобстрел тех кварталов Праги, где находились мятежные студенты и поддержавшая их часть горожан. Возможно, генералом руководило и личное горе и желание отомстить: в один из дней восстания от шальной пути погибла его жена, которая подошла к окну посмотреть, что творится на улице. Как бы то ни было, действия командующего имели успех: к 17 июня он вновь взял Прагу под контроль и объявил в городе чрезвычайное положение. Делегаты Славянского съезда разбежались еще раньше – проводить заседания в условиях уличных боев было невозможно. Позднее власти подсчитали потери: в ходе июньского восстания в Праге погибло 43 и было ранено более 60 человек.

Альфред ВиндишгретцАльфред Виндишгретц Обстановка в Праге быстро нормализовалась: уже 20 июля 1848 года чрезвычайное положение отменили, а Виндишгретц покинул город. Но революция в остальных провинциях Австрийской империи была далека от завершения. В Вене осенью вспыхнуло восстание, подавленное императорскими войсками. Дольше всего революционные события продолжались в Венгрии, которая в 1849 году даже объявила о свержении династии Габсбургов и провозгласила независимость. Но в конце концов венгерская национальная революция оказалась подавлена совместными усилиями австрийских и пришедших им на помощь русских войск. Николай I оседлал-таки своего коня, хоть и не доехал на нем, как обещал, до Парижа. На этом фоне чешские земли после июньских событий казались оазисом мира и тишины. Недаром именно сюда во второй половине бурного 1848 года решило перебраться императорское правительство. 28 августа уже знакомый нам генерал Виндишгретц писал своему родственнику, генерал-адъютанту князю Лобковицу: «Если увидишь, что от государя пытаются добиться новых уступок или под угрозой находится его безопасность, возьми столько войск, сколько представится возможным, и под охраной доставь императорское семейство в Оломоуц. Потом приду я, Его Величество отречется в пользу своего племянника Франца Иосифа, а мы пойдем на Будапешт». Этот план был реализован. Именно в моравском Оломоуце 2 декабря 1848 года прошла церемония отречения физически слабого и психически нездорового императора Фердинанда, который передал власть юному племяннику. Тому было суждено править империей Габсбургов очень долго – 68 лет.

Кромержиж сегодня (Фото: CzechTourism)Кромержиж сегодня (Фото: CzechTourism) Другой моравский город – Кромержиж (более известный тогда под немецким названием Кремзир) тоже вошел в историю революции 1848 года. Туда из охваченной восстанием Вены были переведены заседания парламента империи. Это был первый для центральноевропейских народов, в том числе чехов, опыт полноценного парламентаризма. Деятельность парламента, большинство в котором составляли либералы, была в конце концов прервана правительством, которое предпочло даровать империи конституцию «сверху», рочерком пера монарха, а не дожидаться, пока депутаты предложат свой проект, казавшийся властям чрезмерно революционным. Позднее, в 1851 году, конституционный экперимент и вовсе спустили на тормозах: молодой император, поддержанный премьер-министром Феликсом Шварценбергом, заявил, что возвращает себе всю полноту власти. Многие политические деятели 1848 года вынуждены были уйти в тень, как Палацки, или уехать из страны, некоторые даже были арестованы. Но так называемый «неоабсолютизм» оказался не вечным: уже в 60-е годы XIX века император Франц Иосиф был вынужден продолжить либеральные реформы. В 1867 году Австрийская империя была преобразована в двуединую Австро-Венгерскую монархию, получившую вполне демократическую по тем временам конституцию.

Революция 1848 года потерпела поражение, но не прошла бесследно. Чешский историк Милан Главачка так оценивает ее наследие: «Победителями революции в габсбургской монархии были крестьянин и бюрократ – точнее, представляемое последним реформированное государство. Крестьянин получил землю, чиновник (вместо дворянина) – власть над населением. Либеральное общество, однако, до поры до времени смирилось с политическим давлением со стороны государства, в котором видело гарантию политической и социальной стабильности и национального равновесия». Новые революционные бури ждали монархию Габсбургов еще нескоро, в другой год с «роковой» восьмеркой – 1918-й.