Павел Кароус: Мы можем восхищаться отважностью скульпторов эпохи нормализации

Сегодня гостем нашей студии будет пражский скульптор Павел Кароус, который уже несколько лет ведет учет памятникам и скульптурам, созданным в 1970-1980-е годы для украшения пражских спальных районов, предприятий и станций метро. Почему эти произведения искусства нуждаются в особой охране со стороны государства?

Фото: Архив проекта Vetřelci a volavkyФото: Архив проекта Vetřelci a volavky С 2006 года Павел Кароус создает фотоархив скульптур и прочих произведений искусства, созданных в период, который в Чехии называют периодом нормализации. По сути, это годы «застоя», политического затишья, пришедшие на смену бурным шестидесятым с их стремлением к реформам. Однако скульпторы и архитекторы в семидесятые и восьмидесятые годы работали не покладая рук. Никогда еще в истории Чехии не проводилось так много скульпторских конкурсов и не раздавалось так много заказов на украшение улиц и площадей, как в эти годы. Если в пятидесятые в моде были скульптуры солдат и колхозниц, то в период нормализации их сменили, скорее, абстрактные объекты, которые лишь с натяжкой можно было отнести к искусству соцреализма. Проект Павла Кароуса по изучению и спасению произведений искусства периода нормализации носит название «Пришельцы и цапли». Почему его интересуют объекты именно этого периода и от кого нужно спасать скульптурных «пришельцев»?

«Я скульптор, поэтому мой интерес к искусству в общественном пространстве естественен. Я заметил, что за последние десять лет с пражских улиц стали исчезать объекты периода нормализации. Поэтому я решил создать фотоархив этих памятников и пытаюсь изменить отношение общественности к этой части чешского культурного наследия».

- Но почему именно период нормализации, а не барокко, например?

«Я не говорю, что период нормализации интереснее и важнее, чем эпоха барокко. Но произведения этого периода находятся под угрозой. Если кто-то решит снести статую эпохи барокко, против этого выступят специалисты, городские власти, общественность. В Праге за последние десять лет исчезли 450 скульптур эпохи нормализации, и не нашлось никого, кто бы встал на их защиту. Я же убежден, что при нормализации в Чехии рождались интересные произведения искусства, соответствующие мировым тенденциям».

Павел Кароус (Фото: Чешское Телевидение)Павел Кароус (Фото: Чешское Телевидение) - То есть хотя бы часть памятников той эпохи, по вашему мнению, должна остаться на своих местах?

«Ну, если сравнивать с современным искусством, то конечно. С 1970 по 1990 год только в Праге в общественном пространстве возникло 1800 художественных объектов. После 1991 года, когда был отменен так называемый «четырехпроцентный закон», предписывавший архитектору до четырех процентов от стоимости стройки направлять на искусство, в Праге появилось всего 56 объектов. Так что, если сравнить искусство в общественном пространстве времен реального социализма и времен реального капитализма, то можно констатировать, что реальный капитализм в Праге проиграл. Скажем, что из 1800 памятников десять процентов были хорошего качества, но если и среди 56 памятников хорошего качества лишь десять процентов, то это цифры несопоставимые. Вот что еще важно знать о том времени: решения по поводу произведений искусства принимали профессиональные комиссии. Их члены имели партбилеты, но в этих комиссиях они заседали не как политики, а как скульпторы и художники. Поэтому в целом качество произведений того времени выше, чем качество современных объектов. Сейчас решения о памятниках принимают чиновники, у которых нет образования в сфере искусства».

- В последнее время в Праге много говорят о фонтане на площади Иржи из Подебрад, который власти хотят перенести на другое место. У многих людей эта серая конструкция вызывает не очень приятные воспоминания о периоде коммунизма. Вы выступаете в защиту фонтана. Как вы объясните людям - почему этот фонтан заслуживает того, чтобы остаться на своем месте?

Фонтан «Объединенная Европа» (Фото: Филип Яндоурек, Чешское радио)Фонтан «Объединенная Европа» (Фото: Филип Яндоурек, Чешское радио) «Я эти аргументы о коммунизме, конечно, понимаю. Восхищаться режиссером Лени Рифеншталь большинство людей, прошедших через концлагерь, не могут, перешагнуть через неприятный опыт могут лишь единицы. Но поколение, которое не жило в те времена, сможет посмотреть на эти вещи с высоты птичьего полета и понять, какие они качественные. Что касается фонтана Петра Шедивого, который называется «Объединенная Европа», то в нем нет ни одного атрибута социалистического реализма. С идеологией бывшего режима это произведение не имеет ничего общего, оно создано не благодаря ему, а вопреки. На каждую станцию метро в Праге разрабатывали свой проектный план, и оформление станции «Иржи из Подебрад» должно было перекликаться с наследием короля Иржи. И автора вдохновила идея установления мира между христианами, которая принадлежала Иржи из Подебрад».

- То есть называть фонтан памятником коммунистической эры неправильно?

«Фонтан, созданный Шедивым, символизирует универсальную идею гуманизма, европейской интеграции. Если посмотреть на него сверху, то вы увидите, что это огромная тарелка, разделенная на западную и восточную части. Но это единое целое. То есть автор хотел сказать, что хотя в реальности 1981 года, когда фонтан был спроектирован, Европа была разделена, она все равно являлась единым культурным целым. Тем людям, которые априори настроены против вещей, созданных в семидесятые-восьмидесятые годы, я бы хотел сказать: «Откройте глаза и посмотрите на эти вещи как на произведения искусства». На произведения, в которых авторы, возможно, воплотили антирежимные мысли».

Фонтан «Объединенная Европа» (Фото: Филип Яндоурек, Чешское радио)Фонтан «Объединенная Европа» (Фото: Филип Яндоурек, Чешское радио) - Тем не менее, нужно признать, что выглядит этот фонтан не самым лучшим образом.

«Если за вещью не ухаживать более тридцати лет, то она и будет выглядеть соответствующе. Мне кажется, что иногда улицы целенаправленно доводят до такого ужасного состояния, чтобы люди не противились любому ремонту, и заказы получали конкретные строительные фирмы. Если бы никто не следил за состоянием памятника эпохи барокко, он бы тоже со временем начал выглядеть обшарпанным, начал распадаться на части. К тому же, все заладили как попугаи, что нормализация – это серый бетон. Например, тот фонтан, о котором мы говорим, он не из бетона, он каменный. И, что особенно интересно, он сравним с памятниками, которые в то же самое время создавались во Франции, в Скандинавии. На нем нет ни единого изображения сжатого кулака, звезды, серпа и молота – ни одного атрибута периода нормализации. С подобной скульптурой мы можем встретиться в Хельсинки, в Лондоне и в Париже. Эти памятники выглядят облезлыми, для многих они символизируют очень неприятный период в истории, и автоматически неприятные чувства переносятся на эти скульптуры. Сами же эти произведения ни в чем не виноваты, более того, мы можем восхищаться отважностью их авторов. Петр Шедивы, наверняка, должен был проявить твердость, чтобы не прогнуться перед комиссией, которая с большим удовольствием увидела бы на площади каких-нибудь гуситов на конях. Он же добился, чтобы вместо этого утвердили абстрактную скульптуру».

- Как вам кажется, меняется ли в чешском обществе отношение к памятникам коммунистической эпохи?

«Я верю, что благодаря таким проектам, как мои «Пришельцы», отношение общественности постепенно изменить удастся. Новое поколение, родившееся после 1989 года, свободно от оценок в духе прошлого, для него эти скульптуры - нечто в стиле ретро. Они могут восхищаться этими творениями. Этим зданиям и памятникам не повезло - в том смысле, что их внешний вид создает ассоциации с коммунистическим режимом. Но большая часть этих объектов является отражением не нашей местной политической ситуации, а развития европейской культуры в целом»,

- заключает скульптор Павел Кароус.