Абсурдность мира - муза Иржи Сливы

Каков в вашем представлении человек, который привык выражать свои мысли и чувства посредством визуальных изображений? Причем не просто живописи или графики, а самой острой и меткой формой художественного мастерства - карикатурой. Сегодня в рубрике портреты мы расскажем вам о человеке, который сквозь призму улыбки видит абсурдность мира.

Иржи Слива (Фото: ЧТК)Иржи Слива (Фото: ЧТК) Можно сказать, что с абсурдностью мира карикатурист и художник оформитель Иржи Слива столкнулся в один из переломных моментов своей жизни в возрасте 33 лет. Будущий карикатурист окончил Высшую экономическую школу в Праге и восемь лет проработал на отделении прогнозирования в Академии наук. Так что научная карьера Сливы пришлась как раз на то время, когда советские войска вошли в Чехословакию. Что и говорить - идеология поселилась на каждой полке в кабинетах всех научных институтов.

«Когда я поступил в аспирантуру, то должен был учиться два месяца в Москве на философии или социологии, точно уже не помню. Когда я туда приехал и поселился в гостинице «Академическая» на метро Октябрьская, то я практически сразу понял, что ничего у нас изменить нельзя. Это был последний гвоздь, который был забит в гроб моей академической карьеры. Я жил там какое-то время, и это время мне помогли пережить московские карикатуристы. Они каким-то образом узнали, что я нахожусь в Москве (они меня знали еще по журналу «Новый мир», который они читали), среди них были Тюнин, Теслер, Златковский, Розанцев и Тишков, и каждый вечер кто-нибудь из них приглашал меня на ужин. И это был единственное, что я ел в Москве. В нашей гостинице было два буфета на 20 этажей, и с самого утра там стояли очереди - коллеги с Кубы, из Монголии, Румынии и так далее. Так я предпочитал не завтракать, чтобы не стоять эту очередь», - с улыбкой вспоминает те времена Иржи Слива.

Как раз в это время художник стал осознавать, что двигаться дальше в социологии и футурологии, насквозь пронизанных идеологической пропагандой, прогнозировать развитие общества не имеет смысла. Именно в это время он стал много рисовать, подолгу просиживая за работой в гостинице. Тогда и пришло решение оставить академическую карьеру и встать, как говорят чехи, «на свободную ногу». Таким образом, пребывание в Москве сыграло решающую роль в творческой карьере Иржи Сливы.

Казалось бы, политическая ситуация должна была вдохновлять художника к созданию острых, актуальных карикатур на злобу дня, однако, как бы парадоксально это не звучало, политика, политическая сатира никогда не занимала в его творчестве значительного места. Когда-то Слива даже наложил на свое творчество два табу:

«Первым табу было то, что я никогда не буду работать со словом, а второе - то, что я никогда не буду рисовать политические карикатуры, скорее даже - что никогда не буду создавать сатиру, потому что от сатиры мне было плохо, потому что в то время сатира была в основном в духе «Крокодила». Так я решил, что уж лучше не делать ничего, чем делать такое».

Поэтому музами-вдохновительницами для Сливы стали темы музыки, спорта, литературы.

«Я всегда очень любил джаз. И до сих пор, когда я прихожу в джазовый клуб, мне в голову приходит множество идей, которые касаются не только изображения играющих музыкантов, это нечто совсем иное. Например, когда вы садитесь в самолет и летите. Я никогда не употреблял наркотики, но могу себе представить, что это расширяет сознание, освобождает извилины в мозге. И тогда я начинаю писать заметки. Не важно, это игра слов или какой-то художественный замысел. А потом эти заметки я использую в своих работах. Но я не рисую актуальные, злободневные карикатуры», - рассказывает о своем творчестве господин Слива.

Несмотря на то, что однажды карикатурист решил, что отдает предпочтение рисунку перед словом, тем не менее, большое влияние на его творческую энергию оказали поэты и писатели. Господин Слива рассказывает, что не может читать книги быстро, потому что прочитанные строки каждую минуту порождают новые идеи, приходится откладывать книгу и делать заметки. Большое влияние на творчество художника оказали русские классики юмористической и абсурдной поэзии и прозы начала 20 века - Аверченко, Зощенко, Ильф и Петров, Хлебников, а больше всего - Хармс, которого он считает самым абсурдным писателем. Вероятно, поэтому в его работах так чувствуется утонченная эстетика этого времени. Иржи Слива признается, что проиллюстрировать Хармса - его мечта. За свою жизнь художнику довелось проиллюстрировать порядка 150 книг, поэтому неудивительно, что слово все-таки наполняет его душу не меньшей эмоциональностью, и карикатурист пишет веселые стихи.

«Расскажу вам, что я написал на прошлой неделе. Это как раз детское стихотворение, но не только для детей, но и для взрослых: По радио передают: дорогие дети, прилетит Баба Яга на метле. Кто назовет ее молодой пани, получит стольник или сани».

В карикатурах Иржи Сливы очень часто появляются ключевые фигуры 20 века, причем в самых неожиданных комбинациях. Например, Чарли Чапли, с Моной Лизой, держащей на руках Микки Мауса, изображены как супружеская чета. Абсурд и, одновременно, юмор, щекочущий мысли, заставляющий оглянуться на всю историю сумасшедшего 20 века.

«Это определенные символы - Мерлин Монро, Мона Лиза, Микки Маус, Фрейд - все это символы нашей цивилизации. Разумеется, если бы я показал эти портреты кому-нибудь в Африке, никто бы не понял, о чем идет речь. Но я рисую для людей западной цивилизации, которые отлично понимают все взаимосвязи. Например, Эйнштейна я использую как символ гениальности, Фрейда - как символ психоанализа или определенного понимания сексуальности, Мону Лизу - как эталон красоты, символ эпохи Леонардо. До перемен 1989 года эти символы мне помогали выразить направленность мысли в карикатурах. Сегодня творчество гораздо свободнее, и я это делаю скорее по инерции», - рассказывает господин Слива.

Интересно, мог бы человек с такой интересной судьбой, в которой принятое однажды бескомпромиссное решение сыграло столь важную роль, представить свою жизнь по-другому?

«Я бы, конечно, мог представить свою жизнь по-другому, в иной исторической ситуации, но я счастлив, что ушел на вольные хлеба, несмотря на то, что это произошло в 33 года. Я всегда мечтал побывать в редакции американского художественно-юмористического журнала New Yorker. Я там побывал и поставил галочку. Мне очень хотелось, чтобы мои карикатуры напечатали в The New York Times, потому что все знают, что там печатают интересных людей, и это большая честь оказаться на страницах этого издания. Я побывал в их редакции во время визита в Нью-Йорк, мы договорились о сотрудничестве, и там напечатали восемь моих работ. Здесь я тоже поставил галочку. Я мечтал оказаться на страницах Stern, меня там печатали два года. Так что все мои мечты исполнились. Летом мне исполняется 60 лет, и я хотел к этому юбилею организовать хорошие выставки. Это мне тоже удалось».

Иржи Слива считает себя счастливым человеком, во многом благодаря искусству. Однако художник говорит, что наибольшую радость ему доставляют не материальные блага, а те идеи, которые его посещают