Чешские джазмены мгновенно отреагировали на полет Гагарина в космос

Время порой выявляет скрытые взаимосвязи между событиями, на первый взгляд не имеющими ничего общего. Ну, какое, к примеру, отношение к послаблению режима в цензуре, которому был подвержен в период нормализации один из музыкальных жанров - джаз, имел Юрий Гагарин? Но не будем забегать вперед.

12 апреля весь мир отмечает первый космический полет Гагарина, воспринятый с необыкновенным воодушевлением не только в СССР. Мы беседуем с председателем Чешской ассоциации русистов Йиржи Клапкой.

- Очень хорошо помню этот прекрасный весенний день. Мне исполнилось шесть лет. Все были радостны; везде появились фотографии молодого человека в советской военной форме, с милой улыбкой.

- Именно тогда, 12 апреля 1961 г., в Чехословакии и родилась замечательная джазовая песня «Dobry den, majore Gagarine», что в переводе с чешского означает «Здравствуйте, майор Гагарин»...

- Позднее я узнал, как Густав Бром и его коллеги сочинили эту песню. В тот день они делали запись на Остравском радио и вдруг услышали, что первый человек взлетел в космос. Так возникла идея написать текст и музыку. Уже через час Густав Бром, дирижер этого замечательного оркестра, напел эту мелодию, и она прозвучала на радио. Вечером у них был концерт в Остраве; появились машины чехословацкого телевидения - Брома просили исполнить эту песню в прямом эфире для телевидения. К сожалению, он еще не знал текста песни наизусть, поэтому они взяли школьную доску, написали на ней текст, поставили доску за камеру и так возникло первое официальное исполнение этой песни. Эта песня стала ключевой в смысле дальнейшего развития джаза в «социалистическом лагере», потому что после телевизионного выступления этот биг-бенд получил приглашение на гастроли в Советский Союз и в другие страны «социалистического лагеря», в которых товарищи признали, что джаз уже можно свободно исполнять.

- То есть вы считаете, что Гагарин в данном случае помог легализировать джаз?

- Мне так кажется. Вернусь к своим воспоминаниям, когда мы стояли на проспекте в Праге, по которому проезжал Гагарин - это была его первая зарубежная поездка, и радовались. Нам казалось забавным, что его сопровождал лысый веселый мужчина, имя которого звучало как чешское название одежды «mikina» - Никита, Никита Сергеевич Хрущов. Помню, как мы тогда там стали, кричали, махали руками и кричали как сумасшедшие.