01-12-2012

Иллюстративное фото: Кристина Макова, Чешское радио 7 - Радио ПрагаИллюстративное фото: Кристина Макова, Чешское радио 7 - Радио Прага Журнал Reflex довольно жестко реагирует на тот факт, что Прага решила вплотную заняться вопросом легализации уличного граффити. Название экспозиций стрит-арта «Нелегальное искусство в легальном мире» кажется журналу абсурдным. Что может быть нелегального в том, что получает место в галереях и возникает по заказу городских властей?

«Чешское граффити, пишет жрунал – это нечто совершенно невероятное. То же, что и чешский рэп или чешское кантри – музыкальные жанры, вывезенные из Америки и пересаженные в чешскую среду, смотрятся смешно. Надеть шляпу и думать, что ты ковбой. Повесить на шею массивную цепь, напялить широкие штаны и думать, что ты – рэппер. Форма перенимается, а суть остается нетронутой, потому что ее просто нельзя перенести в наши реалии. Как начиналось граффити? Молодежь нью-йоркского андеграунда, из слабых и социально необеспеченных слоев, из гетто Бруклина, Квинса и Гарлема испытывала потребность выразиться. Так они и взялись за баллончики. Мальчики и девочки, которые едва умели писать и читать, хотели оставить хоть какой-то след, самореализоваться доступным им способом.

Член пражской администрации Александра Уджения, вероятно, серьезно решила сделать из столицы «современную метрополию» и отдала на откуп вольным художникам практически все свободные площади – кроме бетонных столбов Нусельского моста. Она также взялась за Романа Тыца, известного своими провокациями члена группы Ztohoven, который недавно отсидел месяц за вульгарные символы на светофорах. «Чтобы молодой человек мог творить без помех», - пояснила Уджения. Тяжело найти более живой пример такого непонимания сути стрит –арта и провокационной сущности группы. В то же время сами умельцы говорят о том, что их искусство – закрыто для понимания обычного прохожего, вроде как приписывая себя некоей секте или ложе, в которую непосвященным нету хода. Тогда как объяснить страшный кич, который возник в переходе станции метро «Будейовицка»? На площади в сто квадратных метров умельцы за 200 000 крон изобразили пасторальный корявый панорамный вид Градчан и огромные аляповатые староместские астрономические часы (пражский Орлой). Прага-4 уверена в том, что это - красиво. Мы уверены в том, что граффити, которое возникает не из внутренней потребности, а на коммерческой основе, городу не нужно».

 

Иллюстративное фото: Кристина Макова, Чешское радио 7 - Радио ПрагаИллюстративное фото: Кристина Макова, Чешское радио 7 - Радио Прага В прошлую среду правительство рассмотрело закон о вистл-блоуинге. Whistleblower – это английский термин («тот, который свистит в свисток»), обозначающий работника, который узнает и распространяет о своем работодателе нехорошую информацию или прямо указывает на его недоработки, неэтичность, порочные практики и прочая. По -русски – «стукач или ябеда». В чешском определение пока ищут (práskač или sojkováni), официально употребляется «осведомитель» или «информатор».

Пишет популярный блоггер Матей Голлан:

«Определение вводится в закон, который, однако, не предоставляет информатору охрану. Кроме того, вместо того, чтобы описать явление в отдельной правовой норме, оно вписано в антидискриминационный закон, который занимается совсем другим – сексуальным харрасментом и половой дискриминацией. Смысл защиты осведомителя заключается в том, что ему предоставляется защита от физического и психологического давления на него. Он имеет право пользоваться охраной, а не добиваться того, чтобы с ним обращались, как с любым другим.

Чешское правительство, однако, полагает иначе – работодатель, который уволил информатора, должен в суде доказать, что уволил его не по причине его стукачества. Иначе это считалось бы дискриминацией. Вроде бы очевидно, что доказать в суде, почему работник уволен по той или иной причине не представляет никакого труда – причин-то может быть масса. Кроме того, в новой норме ничего не говорится о том, кто должен оплачивать расходы на вашу информаторскую деятельность, кто должен предоставлять охрану против атак СМИ и высмеиванию. Отдельный разговор – предоставление информатору определенного процента от суммы в случае, если его уведомление о нечистоплотных практиках привело к предотвращению финансового мошенничества. Так это решается в США. Об этом пишет и юрист Ондржей Заводски, который заявил о коррупции в министерстве внутренних дел, был немедленно уволен, его детям угрожали смертью (полиция не видела в этом никакой проблемы), а сам он потратил много денег и нервов. Факт, что закон неэффективен и беззуб, отметили практически все чешские осведомители. Однако, по словам зампредседателя законодательного собрания по борьбе с коррупцией, «Это – надлежащий компромисс».

01-12-2012