31-03-2012

Петра ГуловаПетра Гулова Не может не радовать, что в Чехии учащаются дискуссии о смысле демократии.

Петру Гулову, многажды оцененного и награжденного всевозможными литературными премиями прозаика, в последнее время вовсю склоняют в СМИ. Дело в ее статье для центральной чешской газеты Mladá Fronta DNES, где она назвала современность «эрой чувства новой беспомощности», не побоялась сказать, что «большинство людей – сволочи», и многих заставила кусать локти, заявив: «Старшая сестра Европа все еще лучше, чем старший брат Русский, просто сегодня это мало кто уже понимает».

В этом контексте название ее новой книги «Чехия, земля обетованная» для многих звучит иронично. Книга еще не вышла (выйдет в июне), а Гулова уже умудрилась рассердить своих потенциальных читателей. Эстафету подхватил журнал Reflex, который пожелал слышать объяснения к статье.

32-летняя мама двоих детей («Радио Прага» делало с ней большое интервью на фестивале писателей) начинает свою статью описанием, как она ночью написала красной краской на тротуаре «Деревья не рубить!», и ее «взяли» полицейские.

«Меня отвезли в наручниках в опорный пункт, через пару часов отпустили, но для меня это переживание означало огромное невиданное чувство капитальной беспомощности. Я не считаю себя экологической активисткой, просто я считаю, что не стоит рубить деревья без особых на то причин и считаю, что неплохо бы на это обратить внимание. Меня больше всего поразило, как полицейские говорили мне: «Как вы вообще можете думать, что вы в состоянии на что-то повлиять, когда там наверху уже давно все договорено? Так вы, пани, слишком наивны». Если это говорят служители закона, то я – Красная шапочка. Мы все читаем о коррупции, клиентелизме, но одна вещь – пятеро типов в полицейской униформе, а другая вещь – то, что происходит в Праге. Исчезает зелень в невероятных масштабах, все девелоперские проекты, все - против воли местных жителей, и при непрозрачных условиях. Вот это и есть новая эра беспомощности, о которой я писала. Никто не верит политикам, новым партиям, институциям, хоть какое-то уважение к власти давно укатилось на пенсию».

На вопрос, почему она предпочитает, как подросток ночью размалевывать тротуары, а не стать, например, депутатом, Гулова отвечает.

«Если человек одержим чистой идеей помогать людям и делать что-то хорошее, партийная машинерия его обязательно одолеет и сломает. В итоге, человек выгорает, он разочарован, бит, сердит, и он уходит. А если человека ведет страсть к власти, то он идет за своей мечтой далеко-далеко, и никуда он оттуда не выходит. В других странах, в развитых демократиях, функционирует модель, что если ты перейдешь определенную меру, будешь наказан. У нас же чиновники потеряли всякий стыд, с ними просто не работают механизмы контроля. Если человек вслух выскажет свой ужас по поводу того, что творится с конторкой под названием «Дела общественные», то сразу же дадут слово какому-нибудь правому, который скажет, что это лучше, чем было до того, и что вообще у нас демократия, и каждый выбирает, кого хочет. Коммунизм закончился, очень хорошо, но рот нам продолжают затыкать. На меня сразу набросились, что мы - развитая демократическая страна, что я не ценю возможность путешествовать, что я не помню, что было раньше в силу своего возраста…Политолог Богумил Долежал боится, что критика современного положения вещей может быть воспринята как поддержка автократии. Так это и работает сейчас. Как только человек выступает с тем, что ему что-то не нравится, его автоматически кладут в шкатулку ностальгирующего по коммунистам левого, который является потенциально голосующим за коммунистов, социалистов и прочих монстров».

Что же касается высказывания о России, оно задело очень многих читателей, и даже Петр Питхарт, председатель Сената Чехии, который по большинству вопросов согласен с Гуловой (например, сказал, что не знает другой такой «демократии», где бы велась столь ожесточенная борьба против гражданского общества), считает, что вот с этой фразой Гулова все-таки переборщила. Называть Россию Большим Братом в Чехии априори считается преступлением, так что этой фразой Гулова свою читательскую аудиторию точно уменьшила.

 

Михал ВивегМихал Вивег Ну, а теперь посмотрим на блоги. Про зарвавшихся чиновников пишет не только писатель Михал Вивег, считающий, что Чехия находится в кульминационной фазе мафиозного капитализма, (не жил он в России в 90-х), но и, например, российский журналист, работающий в Чехии, Остап Кармоди. В своем ЖЖ по адресу ostap.livejournal.com он рассуждает:

«Жадный муниципалитет района Прага 10, оказывается, решил отнять у товарищества Архетип право на проведения рынка на Кубанскем намести и проводить его отныне самостоятельно, через свою муниципальную фирму - потому что так, блин "проще его контролировать". Поэтому два других рынка, которыми управляет Архетип, на Иржи и на Рашиновой набережной, открылись после новогоднего перерыва в середине января и февраля соответственно. А рынок на Кубанскем намести до сих пор не работает, но вроде как откроется в апреле, хотя точные даты до сих пор не известны. Но зато, конечно, так "будет удобнее и для фермеров и для покупателей". То же и с детским центром Гутовка - с нынешнего года муниципалитет будет управлять им сам, через собственную фирму. Подозреваю, что долго Гутовка не проживёт».

Тереза БоучковаТереза Боучкова Другой блогер – чешская писатель и публицист Тереза Боучкова, написала для ежедневника Metro текст под названием «Наш дорогуша – шустрый малый» (намекая на скандал с расшифровкой телефонных разговоров между Павлом Бемом и Романом Яноушеком:

«Надоело ужасаться, какой еще милашка делает нашу политику (и вы все еще называете это политикой?), какой еще дорогуша покупает и продает голоса депутатов, рулит тендерами на посты шефов страховых компаний, транспортных бюро и всего прочего, и кто возглавлял или возглавляет пражскую администрацию. Троеточие, потому что вопросительный знак неуместен.

А теперь я прошу обратить внимание на вещь, которая на первый взгляд выглядит невинной и трактуется министерством экологии как наш общий интерес, - исследование сланцевых газов и других веществ в Чехии в охраняемых территориях в регионах Находа, Трутнова, Броумова и так далее, а также их последюущая добыча методом гидравлического расщепления.

Исследование и добыча основаны на нагнетании ядовитых веществ под поверхность земли (патентованная защита незнакомого содержания вещества). Это провоцирует взрывы, которые могут освободить или не освободить газ, который бы нас мог избавить от газовой зависимости от России на несколько процентов (до десяти). Чтобы это сделало с нашей природой? С экологией? С грунтовыми водами? Геологи боятся, жители протестуют. Дорогуша…»

31-03-2012