02-04-2011

Главный редактор журнала Respekt Эрик Табери пишет статью под названием «Вондра должен уйти». Напомню, что отставки министра обороны после непонятной коррупционной аферы при участии фирмы Promopro, желают многие. Интересно, однако, мнение главного редактора одного из самых читаемых еженедельников в Чехии.

Мирослав Калоусек и Александр Вондра (Фото: ЧТК)Мирослав Калоусек и Александр Вондра (Фото: ЧТК) «Энергия, с которой министр финансов Калоусек пустился в бой с Александром Вондрой заслуживает отдельного внимания. Сначала он лично берет под свой дозор расследование Финансового аналитического центра, который занимается делом Promopro. Затем он требует головы Вондры где только это получается. И это очень сильно контрастирует с его заявлениями по поводу других громких коррупционных скандалов. Отмывание денег в госфонде по охране окружающей среды (отставка министра Павела Дробила) и история со слежкой за политиками агентством ABL, принадлежащем министру транспорта Виту Барте. В первом случае Калоусек сказал: «Реагировать должны не мы, а гражданские демократы». Во втором – «Тревожно, но лучше не делать резких жестов, пока все не прояснится». Очевидно, что Калоусеку хочется мстить. Они многолетние соперники с Вондрой.

Но – неожиданно продолжает Табери после такого вступления. Вондра хорошо начал в должности министра обороны. Только каждый политик должен уметь отгадать, когда из локомотива некоего процесса он становится его тормозом. Чтобы привести в жизнь кукаю-то идею, политик должен иметь поддержку в своей партии, в коалиции и у общественных масс. А этой поддержки у Вондры сегодня просто нет. Вот в чем проблема. Почему он просто не найдет себе идеального преемника, который закончит им начатое? Потому что человек, который один из немногих нашел в себе мужество повстать против коммунистического режима, исходит из понятий чести. Он боится, что заявление «Я ухожу» будет признанием ошибки. Затем нам известно лишь, что Вондра не сделал ничего такого, чтобы обогатиться самому или обогатить своих родных. Это точно не похоже на дело Гросса, Свободы или Дробила».

 

Иллюстративное фотоИллюстративное фото Журнал Týden пишет о смерти Отакара Томека, который повесился у себя в камере после того, как его арестовали по подозрению в убийстве девятилетней Анички Янатковой. Юристы утверждают, что его смерть – это осечка государства. Теперь дело повисло в воздухе и никогда уже не решится удовлетворительно. К тому же юрист Вацлав Влк, который комментировал это самоубийство задержанного для еженедельника, утверждает, что государство должно будет за это заплатить. В буквальном смысле этого слова. За человека, который попадает в тюрьму, несет ответственность тюремная администрация. Он приводит в пример случай, который произошел в Германии. Там был задержан некий Олаф Х по подозрению в убийстве десятилетнего мальчика. За ним следят без перерывов, потому что предполагается, что он мог бы стать мишенью для своих сокамерников. В немецких тюрьмах, равно как и в чешских, насильники над детьми, по неписанной тюремной иерархии, стоят на самой низкой ступеньке. Влк утверждает, что если бы семья умершего Томека пожала бы жалобу на тюремную службу, то имела бы большие шансы на успех. Возможно, для общественности компенсация семье убийцы была бы неприемлемой, но официально его вина доказана не была. Председатель чешского хельсинского комитета Франтишек Валеш к тому же добавляет, что компенсации могла бы добиваться и семья Анички, потому что теперь она уже никогда не узнает, кто убил их дочь. Шеф тюремной службы Панкраца считает, что невозможно уберечь человека, который решил покончить с собой. А юристы, помимо всего вышеизложенного, еще и сомневаются, что Отакар Томек, всегда очень сдержанный, в действительности наложил на себя руки. Как мог он это сделать, не разбудив своего сокамерника? Да еще намекается на то, что охранники в тюрьме сами могли спровоцировать эту ситуацию – насильными действиями.

 

Интересный анализ дает пользователь Живого Журнала Ярослав Шимов по адресу f-f.livejournal.com. Постинг называется «Краткая история чешской нормализации».

Мне кажется, есть идея, которая может считаться едва ли не основной для понимания чешской истории последних 400 лет. Это идея возврата к норме, которая и заменила в чешском социально-историческом сознании идею модернизации и прочие мифы "догоняющего" развития. В последних Чехия - может быть, единственная в этом отношении среди славянских стран - не нуждалась, со средних веков вполне обоснованно воспринимая себя как часть западного культурно-цивилизационного ареала. Чешская норма сложилась очень давно - в XIV веке, при императоре-короле Карле IV Люксембурге, и совсем не случайно, что телевикторину "Величайший из чехов" (аналогичную подобным, проводившимся во многих странах, от Британии до России) несколько лет назад с немалым отрывом выиграл именно этот исторический персонаж. В сравнении с другими странами это выглядело необычно: там, как правило, побеждали фигуры куда более близкие к современности - Черчилль, де Голль и т.п.

Но в рамках чешского понимания нормы существования народа и государства как раз такое голосование выглядит вполне логичным: идеальная Чехия - это небольшое, но самостоятельное государство, тесно связанное с Западной Европой культурно, но гораздо менее тесно - институционально-политически. Применительно к современной Европе и месту в ней Чехии такое представление несколько утопично, однако именно им можно объяснить распространенный в этой стране евроскептицизм и популярность президента Клауса, чьи взгляды в любой западноевропейской стране принесли бы ему известность в качестве маргинального политического чудака, не более.

02-04-2011