Уссурийск – Желизы: в Чехию за маламутом!

Ирину Заяц привела в Чехию любовь… к северным ездовым собакам. Заводчик из Уссурийска, которая посвящает своему хобби все свободное время, нашла лучший типаж маламутов за девять тысяч километров от родного дома, в деревне Желизы в Центральной Чехии, в питомнике Иржи Кутина.

Иржи Кутин и Ирина Заяц, фото: Эва ТуречковаИржи Кутин и Ирина Заяц, фото: Эва Туречкова

«Иди сюда, хулиган!» «Вот это – Билл. Я его прямо с рождения наблюдаю. И мои друзья – заводчики тоже, прямо все ждут, что он приедет, и у нас будут новые крови. Ну, конечно, для нас они не совсем новые, но новые все равно», - знакомит Ирина «Радио Прага» со своим новым пятимесячным щенком.

Иржи Кутин, фото: Эва ТуречковаИржи Кутин, фото: Эва Туречкова «Мы познакомились благодаря куратору породы, которая стала посредником при продаже Ирине первого кобеля - Кевина», - вспоминает первый контакт с дальневосточным заводчиком Иржи Кутин, которого Ирина зовет не иначе как по-дружески Юра.

«С тех пор мы переписываемся, она мне посылает фотографии, чтобы я был в курсе, как Кевин поживает, какие у него дети и внуки и так далее».

«Я приехала из Уссурийска, это 100 км от Владивостока, берег Японского моря. Шесть лет назад я у Юрия покупала собаку, мне очень нравится этот тип маламутов. А так как мои собаки уже стареют, встал вопрос о том, чтобы приобрести новых. Я долго искала, и между Россией и Чехией выбрала опять Юру, потому что у него родились щенки, и такие, какие мне нравятся. Ну и я заодно решила Чехию посмотреть и лично познакомиться как с ним, так и с его красивыми питомцами», - продолжает рассказ симпатичная женщина.

Ирина Заяц, фото: архив Эвы ТуречковойИрина Заяц, фото: архив Эвы Туречковой «У меня многопородный питомник, для меня это, скорее всего, больше хобби. То есть, мы бегаем на упряжках, но в соревнованиях не участвуем, у нас не всегда бывает снег. Мы больше ходим на дальние переходы, можем на двое, трое суток уйти в лес. То есть, мои собаки больше по такому назначению работают».

По профессии Ирина - врач. Много лет занималась травматологией, потом ушла в реконструктивную, восстановительную хирургию, а затем стала врачом-косметологом. Среди ее четвероногих питомцев можно найти австралийских овчарок, маламутов, а также редких гренландских собак и якутских лаек.

«В среднем, у меня получается три упряжки по десять, плюс щенки и молодые собаки. Ну, грубо говоря, больше сорока. Мне однажды один шаман сказал: «Никогда никому не говори, сколько точно у тебя собак. Это, считается, плохая примета»».

Фото: Эва ТуречковаФото: Эва Туречкова

Иржи Кутин, фото: Эва ТуречковаИржи Кутин, фото: Эва Туречкова «Билл полетит на самолете, в специальном боксе, в котором он может развернуться и к которому должен был привыкнуть. Поэтому я его уже три недели тренирую, он проводит в нем определенное время каждую ночь. На сегодняшний день он способен находиться там около семи часов, дорога будет длиться еще на три часа дольше, надеюсь, он справится», - объясняет Иржи Кутин, который расстается со щенками не впервые – «его» маламуты нашли новый дом в Италии, Франции, Англии – а теперь еще и в Уссурийске.

«В России есть одна проблема – клубов много, и много собак между собой близко родственных, ну и плюс еще типаж. Едешь же за типажом определенным. Для меня тот кобель, которого я от Юры шесть лет назад привезла - прямо эталон маламута. Поэтому я надеюсь, что этот парень тоже не подкачает, будет такой же», - рассуждает вслух опытный российский заводчик. Чем же особенны маламуты Иржи Кутина?

Ирина Заяц, фото: архив Эвы ТуречковойИрина Заяц, фото: архив Эвы Туречковой «Во-первых, правильная анатомия, правильная шерсть, хороший характер. Я здесь, в Чехии во втором питомнике и обращаю внимание, что часто держат сук и кобелей вместе, и они очень лояльно друг к другу относятся. Наверное, меня сейчас российские заводчики убьют, но для России характерно, что там кобели и суки вместе не живут, есть такой момент. Ну и потом, всегда же хочется крови обновить. Я так понимаю, у Юры тоже сейчас стоит проблема, ему хочется привезти что-то такое, чего нет здесь. По той же причине мы едем к вам, а вы едете куда-то еще, а кто-то потом поедет в Россию… ну, на этом стоит, наверное, селекция».

Немаловажен еще один момент. «Все зависит также от здоровья, вот у Юры 13-летняя сука – в прекрасной форме, поверьте мне, как заводчику собак. Показатель здоровья собаки – зубы. Двенадцать, тринадцать лет, а у собаки хорошие зубы. Поэтому это – выбор».

Иржи Кутин, фото: Эва ТуречковаИржи Кутин, фото: Эва Туречкова По рассказу Ирины, маламут – немного упрямая собака, умная, не сильно активная, достаточно выносливая, дружелюбная, ее можно назвать собакой-компаньоном. Главная особенность этой породы – собаки очень любят людей.

«Когда я пришел за своим первым щенком – Сарой, то, помнится, у заводчиков было 19 маламутов и один доберман, который их сторожил. Маламут, однозначно, не сторожевая собака. Говорят, что единственная опасность, которой подвергается вор, забравшийся в квартиру к маламуту - что он залижет его до смерти», - подтверждает слова заводчицы из Уссурийска чешский кинолог-любитель. Оба в один голос утверждают, что видятся они, похоже, не в последний раз.

«Да, Ирина мне уже сказала, что когда она будет брать у меня третьего щенка, то мне придется его лично привезти в Уссурийск. Думаю, мне было бы интересно, это, наверное, несколько другой мир. Если получится, я буду рад», - улыбается в своем доме среди живописных лесов кокоржинского региона Иржи Кутин.

Фото: Эва Туречкова Фото: Эва Туречкова