Лошадь Пржевальского: Вернуть то, что мы отняли у природы

25-05-2019

Пражский зоопарк не только является одним из крупнейших в Европе, но и регулярно входит в списки лучших. Например, в рейтинге портала TripAdvisor 2015 года он оказался на четвертой строке из 25. В пражском зоопарке с удовольствием проводят время горожане и туристы, но это не только место развлечения, у него есть весьма серьезные функции — здесь спасают вымирающие виды животных.

Пражский зоопарк, фото: Miaow Miaow, Public DomainПражский зоопарк, фото: Miaow Miaow, Public Domain В пражском зоопарке разводят редких животных, к примеру, исчезающие виды ящериц, гавиалов, гигантских черепах и лошадей Пржевальского, которых благодаря труду зоологов удалось спасти от вымирания. Из чешской столицы лошади Пржевальского были вывезены в различные заповедники, национальные парки и даже выпущены в дикую природу. К сотрудничеству с пражским зоопарком проявил интерес Оренбургский заповедник, где реализуется двенадцатый в мире и первый в России проект реинтродукции этого вида животных. Подробностям с нами поделилась эксперт Росзаповедцентра Минприроды России, журналист и член Союза фотографов дикой природы России Наталия Судец.

— Добрый день, спасибо большое Чешскому Радио за приглашение. Я привезла в Прагу уникальную фотовыставку о диких лошадях Пржевальского, проживающих в Оренбургском заповеднике – это степное сердце России, граница между Европой и Азией. А почему именно в Прагу? Потому что пражский зоопарк первым начал племенную работу по восстановлению популяции лошади Пржевальского. В этом году мы отмечаем шестьдесят лет с начала этой работы, с первого Международного симпозиума по спасению лошади Пржевальского, а также 180 лет со дня рождения Николая Михайловича Пржевальского и 30 лет с момента создания Оренбургского заповедника, где восстанавливается популяция лошадей.

Наталия Судец, фото: Ондржей ТомшуНаталия Судец, фото: Ондржей Томшу — Расскажите, пожалуйста, о лошадях Пржевальского. В чем особенность этого вида?

— Главная особенность в том, что лошадь Пржевальского – последний вид дикой лошади на планете. Она не является предком домашней лошади, то есть это совершенно другой вид животного, хотя близкий, конечно. Ветки дикой лошади Пржевальского и домашней лошади разошлись всего-то 80 тысяч лет назад — ерунда, да? Похожая ситуация и у собак с волками: у них тоже ветви разошлись недавно, и они спокойно могут скрещиваться и давать потомство. Дикая лошадь и домашняя точно так же разошлись недавно, а для того, чтобы виды перестали скрещиваться, должно пройти около двух миллионов лет. Поэтому они, конечно, родственники, но отдаленные.

Фото: Petr Jan Juračka, archiv ZOO Praha, Wikimedia Commons, CC BY-SA 4.0Фото: Petr Jan Juračka, archiv ZOO Praha, Wikimedia Commons, CC BY-SA 4.0

Сегодня лошадь Пржевальского находится в состоянии, близком к исчезновению, а в дикой природе она исчезла пятьдесят лет назад. Последний раз ее видели в дикой природе в пустыне Гоби в 1969 году. Этот вид сохранился только в зоопарках, в том числе в пражском. И когда в Праге в 1959 году прошел первый симпозиум по вопросу сохранения и спасения лошади Пржевальского, ученые выяснили, что из пятидесяти трех оставшихся на планете лошадей всего девять способны дать потомство. Девять лошадей на планете... Лошадь Пржевальского дважды прошла через бутылочное горлышко, через точку невозврата. И благодаря людям она смогла «воскреситься» на планете, назовем это так. Хотя, конечно, благодаря тем же людям она практически и была уничтожена.

Фото: Miroslav Bobek, Zoo PrahaФото: Miroslav Bobek, Zoo Praha — Вы несколько раз подчеркнули, что это дикая лошадь. Почему, по вашему мнению, у зоологов не получилось приручить лошадей Пржевальского?

— У лошади Пржевальского отсутствует базис доместикации, как у зебры. У нее на две хромосомы больше, чем у домашней лошади, поэтому, можно сказать, она более дикая, более крутая, более своенравная. И единственный случай, зафиксированный в истории – это жеребец Васенька, который был подарен Климу Ворошилову, а затем зоопарку «Аскания-Нова», где, собственно, и была начата работа по отлову диких лошадей. И на фотографии на жеребце Васеньке сидит человек. Это единственное доказательство того, что у кого-то получилось сесть на лошадь Пржевальского. Но через минуту уже конь будто говорил: «Все, человек, фотосессия закончена, слезаем!» Васенька был привезен жеребенком, фактически в младенческом возрасте, и выкормлен из соски людьми, поэтому достаточно лояльно относился к ним. Но дикая лошадь – это не лошадь для верховой езды. Ученые никогда не смогу приручить ее, оседлать и, тем более, скакать на ней.

— Для чего нужно возвращение лошади Пржевальского в степь? Почему это важно?

— Наверное, это восстановление природоохранной исторической справедливости. Ведь мы десантировались на планету до того, как успели на ней что-то уничтожить. Мы получили огромное богатство, которое мы сейчас нещадно тратим, налево и направо. И поскольку именно мы уничтожили лошадь, мы должны ее вернуть. Мы обязаны это делать, потому что это все не наше, мы просто гости на этой планете. А с точки зрения науки, лошадь нужна степи точно так же, как степь нужна лошади. Это взаимовыгодное сотрудничество, это союз степи и диких копытных. Степь как экосистема сформировалась под воздействием выпаса больших стад, которые гуляли здесь слева направо и справа налево. Но человек – это такое существо, которое активно распространяется по планете и начинает конкурировать, в том числе за пастбища, с дикими животными.

Фото: Archiv Zoo PrahaФото: Archiv Zoo Praha Это была одна из причин, почему лошади Пржевальского активно уничтожалась после Второй мировой войны в Монголии. Монголия – аграрная страна, и монголы начали активно расширять свои владения, в том числе занимая территории диких лошадей. А дикие лошади были не только конкурентами за угодья, была и другая проблема. Дикие жеребцы приходили к домашним кобылам, били морды домашним жеребцам и уводили всех кобыл к себе. Ну, согласитесь, какая кобыла устоит перед настоящим диким жеребцом? А для аграрника скот – это его богатство, его разменная монета, весь его капитал. А тут приходит какой-то дикарь и за одну ночь уводит весь твой табун. Что же надо делать? Надо брать оружие, которого после Второй мировой войны было предостаточно, и отстреливать. Так вот и отстреляли.

Степь сформировалась под воздействием диких копытных. Если мы степь заключаем в границы заповедной территории, где запрещена любая хозяйственная деятельность, мы ее таким образом волей-неволей приводим к деградации. Ведь там нельзя пасти скот, и степь зарастает. Скапливается валежник, степь начинает гореть, вырастают сорные виды трав, и степь уже не степь. А что же делать? Нужно, чтобы там ходили дикие копытные. И поэтому исторически в степном поясе Евразии, куда входит Оренбургская область, водились дикие лошади. Это территория лошадей Пржевальского. И мы возвращаем диких лошадей туда.

Фото: Miroslav Bobek, Zoo PrahaФото: Miroslav Bobek, Zoo Praha

— В 2015 году первые шесть лошадей прибыли к вам из Франции, потом из Венгрии. Почему теперь вы решили начать сотрудничество с пражским зоопарком?

Фото: Archiv Zoo PrahaФото: Archiv Zoo Praha — Мы готовы сотрудничать со всеми участниками Международной программы по спасению лошади Пржевальского. Сейчас в мире двенадцать таких проектов, российский – самый молодой. А пражский зоопарк – это легендарное место, первый симпозиум прошел именно в Праге, он является держателем и хранителем племенной книги, где скапливается информация по всем лошадям. И если после Второй мировой мы начинали с девяти лошадей, то сейчас, согласно данным племенной книги, их около двух с половиной тысяч. Пражский зоопарк был одной из четырех точек на планете, где после Второй мировой войны сохранились лошади Пржевальского. Это были «Аскания-Нова» в России (СССР), Пражский зоопарк, Берлинский зоопарк и Штаты. Поэтому, конечно, получить лошадей из пражского зоопарка было бы большим, важным научным приобретением. Ведь чем больше разнообразие генов в популяции, тем меньше риск мутации. Поэтому, конечно, создавая оренбургскую популяцию, хотелось бы, чтобы было разнообразное «меню» генов, чтобы потомкам диких лошадей было из чего выбирать.

— Как вы уже упомянули, пражский зоопарк стал первым в Европе, где стали разводить лошадей Пржевальского, именно здесь ведется племенная книга этого вида. Каковы, на ваш взгляд, главные успехи пражского зоопарка в этой области и чему у него стоит поучиться?

Фото: Archiv Zoo PrahaФото: Archiv Zoo Praha — Конечно же, как держателю племенной книги, пражскому зоопарку есть чем поделиться с нами со всеми. Это генетическая работа и ведение научной базы, потому что собирать со всего мира данные – это большой труд. Но очень здорово, что ученые всего мира, которые занимаются спасением лошади Пржевальского, обмениваются информацией, и все мы на связи.

— Каким вы видите ваше сотрудничество с пражским зоопарком?

— Это сотрудничество было бы очень желаемо, мы были бы очень рады получить лошадей из пражского зоопарка для генетического разнообразия нашей оренбургской популяции. Благодаря чрезвычайному уполномоченному послу России в Чехии год назад были посланы первые запросы в пражский зоопарк по вопросу предоставления нам лошадей. В этом году директор Российского центра науки и культуры Андрей Викторович Кончаков также обращался в пражский зоопарк с этим вопросом. Мы, Оренбургский заповедник, где восстанавливается популяция лошади Пржевальского, сделали официальное приглашение на Международный симпозиум по сохранению лошади Пржевальского, который пройдет в Оренбурге в августе. И получили официальный ответ, что директор пражского зоопарка и заместитель директора по зоологической работе, хранитель племенной книги, приедут в Оренбург для участия в Международном симпозиуме. И мы, конечно же, надеемся провести там переговоры о возможном сотрудничестве.

Фото: Наталия Судец, National GeographicФото: Наталия Судец, National Geographic — Ваша фотография лошадей Пржевальского «Накося, выкуси» в 2017 году вошла в отчетную выставку и памятный альбом «National Geographic, Россия». Расскажите об этой фотографии: чем она, на ваш взгляд, привлекла внимание экспертов журнала и простых читателей?

— На фотографии изображена сценка из жизни жеребцов-холостяков. Лошади Пржевальского живут группами – это семейные группы, во главе которых стоит жеребец, а дальше идут кобылы по иерархии и группы холостяков – это подростки, которые достигли половой зрелости, после чего они выгоняются из семьи, чтобы не создавать конкуренцию. Так вот, с точки зрения фотографа (и ученого тоже) самые интересные объекты для наблюдения – это холостяки. Мне удалось поймать момент, когда холостяки проявляют одну из форм социальной интеракции. Их всего четыре: близкое соседство, тактильный контакт, взаимный груминг (почесывание и покусывание) и игра. И у них получился такой микс: они начинали с близкого соседства, потом перешли в контакт – начали играть и кусать. И все это вместе получилось именно «Накося, выкуси», потому что дикие кони должны кусать друг друга в три раза сильнее, чем домашние. Дело в том, что шкура у диких лошадей в три раза толще, и поэтому в их прочтении поговорка «накося, выкуси» приобретает новое значение: надо кусать сильнее, чтобы друг почувствовал, как сильно ты его любишь.

— Ваша лекция о лошадях Пржевальского называется «Все как у людей». Откуда такое название?

— Вы знаете, «все мы немножко лошади». Мы тоже животные и тоже социальные. И у лошадей, как и у людей, есть дружба, ревность, любовь, зависть, чувство юмора. Кроме того, ученые проанализировали мимику всех млекопитающих и выяснили, что на втором месте после человека стоят не приматы, а лошади! Более того – за одни и те же мимические реакции у нас отвечают схожие группы мышц. Поэтому, если вы видите, что лошадь вам улыбается, будьте уверены – это именно то, что она хотела вам сказать. Ну, а если она скорчила гримасу – воспринимайте этой на свой счет.

— Желаем вам успехов – как в Оренбурге, так и в сотрудничестве с пражским зоопарком. — Спасибо большое.

Фото: Petr Hamerník, Zoo PrahaФото: Petr Hamerník, Zoo Praha
25-05-2019