Колеса времени парохода «Вышеград»

Этот белый пароход, пришвартованный в самом центре чешской столицы и недавно отметивший свое 80-летие, – не только прогулочное судно, но и машина времени, на которой, прислушиваясь к плеску воды под лопастями старинных колес, можно перенесись в прошлое. Недалек тот час, когда «Вышеград» сможет покинуть причал, чтобы вновь разрезать носом речные волны.

Пароход «Вышеград», фото: Станислав Елен CC BY-SA 3.0Пароход «Вышеград», фото: Станислав Елен CC BY-SA 3.0

Полюбоваться самым старым и самым большим влтавским пароходом можно на Рашиновой набережной, в двух шагах от Танцующего дома.

Неоднократно этот речной ветеран менял свое имя. Сойдя со стапелей, он был назван в честь чешского политика Антонина Швеглы, побывал «Карлштейном», «Масариком», «Девиным», а сегодня носит имя древней пражской крепости.

Совсем недавно, 7 июня, он предстал в обновленном виде – был отреставрирован интерьер, причем мастера стремились воссоздать его первоначальный облик, используя материалы, которые были в ходу в 30-е годы ХХ века. Еще один небольшой ремонт механизмов – и пароход сможет вновь отправляться в плаванье, а за его бортом опять замелькают влтавские берега.

Следует отметить, что «Вышеград» – достаточно внушительное плавсредство: его длина достигает 62 м, а ширина – 10,5 м, и он до сих пор – самый крупный пароход на Влтаве и один из двух последних колесных пароходов Чехии. В 2013 г. «Вышеград» был причислен к памятникам культуры.

«Чешскому Радио» о «Вышеграде» рассказал пресс-секретарь Пражского пароходного общества Душан Сагула.

«Пароход был построен в 1938 году. Главное, что сохранилось до наших дней, это оригинальный паровой механизм. И восьмидесятилетняя палуба мореного дерева, и корпус, по большей части, – оригинальные. Еще можно назвать механику системы управления штурвалом, вентиляцию машинного отделения. Так что, полагаю, на 40% судно является оригиналом».

Пять имен одного корабля

Пароход «Вышеград», фото: Катерина АйзпурвитПароход «Вышеград», фото: Катерина Айзпурвит За восемьдесят лет, прошедших с момента спуска парохода на воду, в истории страны произошло немало событий, и судну неоднократно приходилось менять свое название. Например, в 1945 году он стал носить имя Т. Г. Масарика, однако уже в 1952 г. власти ЧССР предпочли стереть с борта имя первого президента независимой Чехословакии, заменив его нейтральным топонимом «Девин».

«Он был «крещен» как «Антонин Швегла». Еще один корабль, который был построен одновременно с ним, назывался «Эдвард Бенеш». Однако вопрос названия попал в политическую плоскость – оба парохода сошли со стапелей в Усти-над-Лабем, в Судетах, где значительным влиянием пользовалось немецкое меньшинство. Рабочие, 90% которых составляли немцы, очень негативно воспринимали то, что оба парохода были названы в честь чешских политиков, – они думали, что суда получат какие-то нейтральные имена – «Карлштейн», «Вышеград», название какой-нибудь реки. Так что в 1942 году, в период протектората, пароход превратился в «Карлштейн». Потом он еще несколько раз менял свое название, пока в 1990-е не получил имя «Вышеград», а во флотилии Пражского пароходного общества числится как «Вышеград-4».

Пароход – не роскошь, а средство передвижения

Это сегодня речные кораблики – развлечение для туристов, которые любуются с палубы влтавскими берегами и пражскими достопримечательностями, непрерывно щелкая фотоаппаратами и мобильными телефонами. Раньше речные суда и суденышки были не роскошью, а средством передвижения. Когда в 1938 году пароход вышел из строительного дока, он был способен перевозить одновременно до 1000 пассажиров. Теперь из соображений безопасности их число уменьшено до 400. Речной трудяга перевозил и различные грузы, часто достаточно необычные.

«Изначально пароходы использовались несколько иначе, чем сегодня, – в развлечение для туристов они превратились лишь примерно в 1970-е годы. Раньше пароходы были полноценным транспортным средством, так что для пражан их появление означало, что больше пассажиров сможет добраться до места назначения. «Швегла» и «Бенеш» для своего времени были самыми большими, оборудованными по последнему слову техники, так что горожане были очень рады их появлению», – уверен Душан Сагула.

На танцевальной палубе военных лет

Однако пароход был не только пригородным транспортом для пассажиров, нагруженных поклажей, корзинами с яйцами и даже гусями, которых везли на продажу на столичные рынки, – судно служило и определенным центром светской жизни. На плане, где описываются помещения парохода, можно прочитать: «танцевальный салон», причем функции танцевального зала он выполнял в самые тяжелые годы – в период протектората.

Пароход «Вышеград», фото: Šjů CC BY-SA 3.0Пароход «Вышеград», фото: Šjů CC BY-SA 3.0 «Он был и своего рода «кораблем для танцев» – в годы протектората у жителей не было особых развлечений, так что эти пароходы приобрели большую популярность. Поэтому тут можно найти танцевальную палубу, «салон для мужчин», «салон для дам». Кроме того, отдельные отсеки судна нужно было как-то назвать, поэтому там и появлялся «курительный салон», «дамский салон» – это традиционные название помещений на судне.

Сердцем каждого корабля считается его колокол, который, как это ни удивительно, дошел до наших дней, однако на борту «Вышеграда» вы его сегодня не увидите. «Конечно, рында у нас есть – она хранится у нашего коллеги. Колокол «Вышеграда» – большая ценность для парохода. Когда корабль отправится в плавание, команда обязательно повесит рынду на свое место», – объясняет Сагула.

Ящик пива за удар в рынду

Сегодня побывать летом в Праге и не прокатиться на прогулочном пароходе по Влтаве – то же самое, что в Париже не полюбоваться Ситэ и мостом Александра III через окна бато-муш.

Однако матросы – люди суеверные, так что, ступая на палубу, следует помнить несколько важных правил, знать, какие существуют табу – что ни в коем случае нельзя делать на борту парохода.

«На кораблях запрещено самовольно звонить в колокол, который установлен на корабле только для того, чтобы команда подавала сигнал, например, "Отдать швартовы!". Если кто-то по собственному почину ударит в колокол, то, по традиции, он обязан выставить команде ящик пива. Из морских традиций на речные суда пришел обычай не чокаться бокалами, потому что "от этого пробуждаются утонувшие моряки, и мертвые начинают завидовать живым". Также во время произнесения тоста не принято вставать, потому что переборки на судне низкие, и можно удариться головой. На судне не свистят, потому что это может ввести матросов в заблуждение, ведь некогда свисток использовался, чтобы отдавать приказы команде…», – объясняет Душан Сагула.