Карл Маркс с кружкой карловарской воды

У автора «Капитала», появившегося на свет 200 лет назад – 5 мая 1818 года, и сегодня немало последователей, правда не в тех странах Европы, которые на собственном опыте испытали практическое применение его идей. Из чешских вузов давно исчезли кафедры марксизма-ленинизма, а из городов – улицы и площади имени Карла Маркса, и лишь в Карловых Варах бронзовый господин в крылатке, восседающий на гранитном постаменте, сурово взирает на здание российского консульства.

Карл МарксКарл Маркс Так что именно в этот курортный город в Западной Чехии и следует отправляться тому, кто хочет отыскать «богемский след» философа, сыгравшего столь неоднозначную роль в истории человечества.

В Карловых Варах Карл Маркс лечился три года подряд – в 1874, 1875 и 1876 годах. В честь этих визитов и 170-летия создателя теории научного коммунизма 5 мая 1988 года здесь был открыт монумент, созданный местным скульптором Карелом Кунешем. Впрочем, о Марксе в Карловых Варах вспомнили непосредственно после включения Чехословакии в Восточный блок – в 1957 году отдыхающим об этом напоминал бронзовый бюст того же автора у Гейзерной колоннады; в 1970-е скульптура была перенесена в парк, а в 1980-е сослана в музей.

В пансионате «Германия» на улице Замецки врх философ остановился летом 1874 г. Здание не сохранилось до наших дней – на его месте сейчас находится санаторий «Олимпия», называвшийся в годы социализма домом отдыха им. Карла Маркса.

На воды 56-летний Маркс отправился по совету врача – его мучила бессонница и больная печень, которой не шли на пользу пристрастие философа к алкоголю, копченой рыбе и сигарам.

Карловы Вары в 1885 г., фото: открытый источникКарловы Вары в 1885 г., фото: открытый источник Младшая дочь сопровождала отца в поездках в Карлсбад – он хотел отвлечь 19-летнюю Элеонору от желания связать свою судьбу с графом Лиссагаре (жизнь, как известно, не будет благосклонна к наследницам Маркса – две из них, Лаура в 66 лет, а Элеонора в 43 года, покончат с собой).

«По воспоминаниям, отец и дочь скрупулезно выполняли все предписания врачей. Аристократы и крупные буржуа, узнав о присутствии грозного главы Интернационала, повелителя Коммуны, напугавшей всю Европу, устремились туда, чтобы посмотреть, как он пьет и ест самым обыкновенным образом… Со всех сторон к нему стали съезжаться побеседовать журналисты и политики; в том числе Бебель, желавший узнать его мнение об Интернационале, который явно дышал на ладан... Двадцать первого сентября Карл и Элеонора покинули Карлсбад, находясь в гораздо лучшей форме», – пишет о первом пребывании здесь философа французский писатель и экономист Жак Аттали, автор книги «Карл Маркс: Мировой дух». На курорте Маркс посещал местного врача Карла Давида Бехера, принимавшего пациентов в доме «У Золотого ключа» на сегодняшней Лазеньской улице.

«В августе 1875 года Карл вернулся с Элеонорой в Карлсбад. Там они встретили Генриха Греца, крупного прусского историка иудаизма, первым написавшего историю еврейского народа. Маркс и Грец вели долгие беседы об иудаизме, а после переписывались. Элеонора, все более увлекающаяся религией предков, участвовала в их спорах», – сообщает Жак Аттали.

Судя по всему, лечение оказало на Маркса благотворное действие – он возвращается сюда вновь, а в письмах к Энгельсу сообщает, что «на меня Карлсбад действует, как всегда, чудесно». Философ хотел отправится на богемские воды и в четвертый раз, причем не только в сопровождении младшей дочери, но и жены. Однако в августе 1877 г. австрийские власти сообщили, что не пропустят его через границу, и философу пришлось довольствоваться курортом Нойенар под Кельном.

Памятник Карлу Марксу в Карловых Варах, фото: Лубор Ференц CC BY-SA 4.0Памятник Карлу Марксу в Карловых Варах, фото: Лубор Ференц CC BY-SA 4.0 Карлу Марксу нравились богемские воды, при этом к чехам отношение у него было не слишком приязненное (впрочем, лидер Интернационала нелицеприятно отзывался о большинстве народов, не делая исключения ни для немцев, ни для евреев). В 1848 г. в статье «Демократический панславизм» К. Маркс и Ф. Энгельс дают чехам весьма жесткую характеристику:

«Чехи, к которым мы причисляем также моравов и словаков, хотя они и отличаются по языку и истории, никогда не имели своей истории. Со времен Карла Великого Богемия прикована к Германии. На короткое время чешская нация освободилась и образовала Великоморавское государство, но сейчас же была снова покорена и в продолжение пятисот лет перебрасывается, как мяч, между Германией, Венгрией и Польшей. После этого Богемия и Моравия переходят окончательно к Германии, а словацкие области остаются у Венгрии. И эта «нация», исторически совершенно не существующая, заявляет притязания на независимость?»

Вряд ли с этой оценкой был согласен будущий президент независимой Чехословакии Т. Г. Масарик, изучавший труды Карла Маркса.