Правда о чешском антикоммунизме

Чехия известна своим агрессивным антикоммунизмом. Что, например, чаще всего бросается в глаза туристам, прогуливающимся по центру Праги? Афиши музея коммунизма, на которых изображены то Дед Мороз с косой вместо посоха, то олимпийский мишка с Калашниковым. Антикоммунизм в Чехии имеет давнюю историю и зачастую носит истошный характер. События, разворачивающиеся вокруг несчастного памятника советским солдатам в Брно – тому свидетельство.

Ну как тут не вспомнить фразу Сергея Довлатова, фразу спорную, фразу, которую надо непременно рассматривать в контексте его творчества, фразу человека, пострадавшего от коммунистического режима и бежавшего от него, - «После коммунистов я больше всего ненавижу антикоммунистов»? Помнится, еще Вацлав Гавел призывал переписать учебники по истории так, чтобы дети усвоили – коммунизм такое же зло, как и нацизм…Какова на самом деле ситуация в современной Чехии? Об этом мы говорим с независимым политологом Яном Бурешем.

- Считается ли в современной Чехии коммунизм, как и нацизм, таким же злом, занимает ли оно симметричную позицию в актуальной политике и исторической памяти чешского народа?

Политолог Ян БурешПолитолог Ян Буреш «С точки зрения поиска исторической правды я считаю, что коммунизм и нацизм несравнимы, если мы говорим о характере режимов, степени их брутальности и количеству жертв, хотя можно найти общие признаки. Однако каждый из этих режимов имеет разные предпосылки и почву. Марксизм-ленинизм произрастал из давних европейских интеллектуальных и культурных традиций. Нацизм старался какие бы то ни было предыдущие традиции разрушить и отрицал их. Проблема в том, что после 1989 года в чешском обществе коммунизм представлялся как огромное зло, которое повредило Чехии духовно и экономически. Политическая элита, которая взяла власть в свои руки, элита, которая склонялась к правым взглядам вынуждена была поддержать сильное антикоммунистическое течение, что, разумеется, поддерживалось и СМИ».

- Это, по-вашему, по-настоящему сильная тенденция в обществе, настоящая ненависть, или скорее искусственно разыгранная карта в соперничестве между правыми и левыми политиками?

«Думаю, это именно искусственно разыгранная карта, выгодная политикам и некоторым журналистам, которые придерживаются упрощенных взглядов. Однако, мне кажется, что большинство в чешском обществе конкретно этот вид оголтелого антикоммунизма отрицает. Это проявляется, например, в том, что поддержка коммунистической партии и социал-демократов не только не снижается, но и в определенной степени растет, особенно, что касается социал-демократической партии.. Другая проблема в том, что избиратели в ЧР скорее скептично настроены к государству как к таковому. И если социалисты и коммунисты будут хотеть, а они это уже и предлагают, повышение налогов и более значительную роль государства в обществе, большой вопрос, как это повлияет на предпочтения избирателей».

- Однако складывается впечатление, что антикоммунистическая пропаганда в целом довольна агрессивна. Например, очень известны чешские лозунги «С коммунистами не разговариваем» и «Отмените коммунистов».

«Да, агрессивна. Но распространяют ее лишь отдельные политики и отдельные политические течения. И чем дольше они видят, что одержимость идей развенчания не получает поддержки в чешском обществе, тем агрессивнее они становятся. Интенсивность такой пропаганды увеличивается с конкретными случаями, которые были в последнее время связаны с деятельностью Центра по изучению тоталитарных режимов. Их открытия были довольно спорными, я бы сказал. Возьмите, например, открытие историками этого центра, что братья Машин готовили покушение на Клемента Готвальда, что оказалось полной чушью. Чехи, как правило, чувствуют, когда их провоцируют».

- Я знаю, что центр по изучению тоталитарных режимов в свое время поддерживал награждение братьев Машин и сейчас, когда много говорится о назначении Ющенко Бандеры национальным героем Украины, в Чехии больше всего голосов тех, кто против…

«Ну, это и есть та причина. Потому что в чешском обществе, согласно исследованиям общественного мнения, долгое время чехи склонялись к тому, что браться Машин не были героями, большинство думало, что они просто совершили убийство, хоть и из политических причин, но само убийство не имело с политикой ничего общего. Они просто убили кассира, который оказался на месте случайно. Конечно, это воспринимается как криминальное преступление, а не как акт политического бунта. Точно так же и с Бандерой. Когда он здесь в течение 40 лет воспринимался как террорист, тяжело ожидать, что чехи будут восхищены его новым статусом».

Ян ШвермаЯн Шверма - Помню, что памятник Яну Шверме в Праге снесли как пропагандирующий коммунизм. Коммунист Ян Шверма погиб во время второй мировой войны. И есть информация, что имена некоторых коммунистов, которые были казнены во время второй мировой, отсутствуют и в исторических архивах, в документах, потому что они были коммунисты. Что вы знаете об этом, соответствует ли это действительности?

«Это иногда происходит, особенно в тех регионах, где властвуют гражданские демократы. Это как раз то, что происходит в Брно - стремление убрать символы серпа и молота с памятника советским воинам. Но когда эти памятники были поставлены, для этого были основания. Ведь Шверму воспринимали как героя после войны, он погиб во время словацкого национального восстания в перестрелке с гитлеровцами. Как героя, и только потом как коммуниста. Таков же случай Юлия Фучика».

- Но памятник Шверме все же снесли. А людей, которые подписывали петицию за то, чтобы убрать серп и молот с памятника советским солдатам, их же было много?

«Советских солдатов чтили и чтят как павших героев за свободу Чехословакии. А попытка переделать историю сейчас – это как раз пример примитивного антикоммунизма, попытка найти для электората явного врага. Это могло еще иметь поддержку в 1990 году в вопросе отношения к чехословацким коммунистам, когда сносили памятники Готвальду и Ленину, но это были внешние символы того режима, которые логически нужно было убрать. Однако, сейчас речь идет совсем об ином, ведь памятники павшим жертвам войны не выявляют коммунистических идей и не пропагандируют их. Эти идеи, повторяю, не находят поддержки у большинства чехов».

- А каково ваше личное отношение к тому, что призывают запретить серп и молот, и красную звезду равно как и свастику?

«Я думаю, что любые попытки законом запретить какие-то художественные символы являются полным бредом. Мне это напоминает случай в Риме, когда Юлий Цезарь пытался выставить в качестве кандидатуры в сенат своего коня. Все знали, что это абсурд, но это было желание парламента и все должны были уважать это решение. Если вы запретите рисовать пятиконечную звезду, что потом сделаете с пятилетним ребенком, который эту звезду нарисует? Отправите его в тюрьму? Это полный абсурд. Я бы даже сказал, что это нарушение свободы. Потому что художественные знаки не должны быть таким способом интерпретированы. Серп и молот сами по себе ни в чем не виноваты, вон на австрийском гербе орлица, которая держит в когтях серп, и что? Понятно, что свастика – это из другой серии, хотя тоже идут споры о том, что свастика – это не только изначально фашистский символ, это один из самых древних и широко распространенных графических символов. В чешском обществе восприятие свастики намного хуже, чем восприятие красной звезды».