Почему в СССР не было секса? Потому что в это время он свирепствовал в Чехии…

22-02-2008

Нет, сегодня в рубрике «На пути к демократии» мы не будем говорить о том, как плохо живется секс-меньшинству в тоталитарном режиме. Скорее о том, что и секс-большинству тоже не сладко. О том, что большинству из секс-большинства для здорового секса тоже нужна демократия. И о том, что чехи во время коммунистической диктатуры так и не поддались призывам советских идеологов укротить плоть и сражались против диктатуры за линией огня – на дачах.

В период тоталитаризма в СССР секса, как известно, не было. Эта фраза, кстати, стала крылатой после первого советско-американского телемоста, который организовали Фил Донахью и Владимир Познер. А произнесла ее Людмила Иванова, представитель общественной организации «Комитет советских женщин». Окончание фразы – «…но есть любовь» потонуло в общем смехе.

Однако факт остается фактом – секс действительно был объявлен позорным и признавался только с целью зачатия детей. Детей советская власть приветствовала. Впрочем, как и любой диктатуре, ей нужны были воины. По той же причине тело как таковое вовсе не игнорировалось тоталитарными идеологами – скорее наоборот. Просто оно было предназначено для спорта и достижений на ниве. Культ тела был у них, буржуев, а у нас была физкультура. То же самое наблюдаем и в Третьем Рейхе – биологически здоровое тело и спорт провозглашались делом государственной важности, а сексуальный посыл не приветствовался, зато существовал культ преумножения арийской расы.

Фильм «Невыносимая легкость бытия»Фильм «Невыносимая легкость бытия» Но вот удивительно - в Чехии секс был всегда, вне зависимости от политической погоды – чехи плевали на официальную коммунистическую идеологию и продолжали устраивать себе праздники плоти, не чувствуя при этом никакой вины. В то время, как советские молодые люди женились для того, чтобы иметь моральное право узнать, что же это такое, чешки и чехи открыто подчеркивали свою сексуальность – фильмы и книги того времени это подтверждают. В 1982 году Кундера пишет довольно фривольную в сексуальном плане книжку «Невыносимая легкость бытия», а события в книге разворачиваются непосредственно в 1968 году. Вот, например, показательный отрывок из книги, который мы комментировать не будем:

«Девушки в мини-юбках ходили с национальными флагами на шестах. Это было неким сексуальным покушением на солдат, обреченных на многолетнюю половую аскезу. Они, должно быть, чувствовали себя в Праге, как на планете, выдуманной писателями-фантастами, на планете невообразимо элегантных женщин, которые демонстративно выражали свое презрение, вышагивая на длинных красивых ногах, каких не увидишь в России последние пять или шесть столетий».

Фильм «Невыносимая легкость бытия»Фильм «Невыносимая легкость бытия» Послушаем комментарий преподавателя кафедры богемистики Карлова Университета и специалиста по творчеству Кундеры Петра Билека:

«Возьмите Кундеру или Грабала, там сексуальная свобода очевидно приобретает символическое значение. Герои таким образом воюют за свободу в приватной сфере. Может быть, западным читателям покажется, что Кундера или Грабал – это вообще порнография, но там акцент сделан именно на том, что сексуальная свобода – это тот вид свободы, который у чехов не отняли. Это мы явно видим на примере Томаша, тогда как в случае Терезы это не работает – она боится, что общественное снова будет мешать ей в личном. Поэтому она и боится изменить Томашу, боится, что это может оказаться агент СтБ. А когда Томаш подарил Терезе пса, и это оказалась самка, они все равно назвали ее Каренин – и снова мы видим, как гендерное побеждает.

Впрочем, официально ни Кундера, ни Грабал выйти все равно не могли. Кундера эмигрировал, его книга не могла выйти уже только поэтому. Грабал печатался, но ни «Я обслуживал английского короля», ни «Слишком шумное одиночество» естественно, напечатаны не были до 1989 года».

- Будет ли правильно сказать, что чехи выделяются своей сексуальной свободой на фоне других народов?

- Ну да…Насколько я знаю, в Чехии в коммунистическое время даже вошло в обиход выражение «chalupářství», то есть «дачный секс». Чешское общество и сейчас свою сексуальную свободу несет так, что некоторых это удивляет. Например, - сравните с Америкой - неверность в браке в случае чешского политика скорее добавляет ему баллов, нежели угрожает его карьере.

Перу чешского сексолога Петра Вайса ( в соавторстве с директором сексологического Центра Ярославом Звержиной) принадлежит книга «Сексуальное поведение чехов». Мы поинтересовались и у него, правда ли, что чешское мощное либидо попрало и заветы Партии.

«Чехия и чешское общество было всегда в этом вопросе либерально. В коммунистическое время мы даже декриминализировали гомосексуальные отношения, не говоря уже о бисексуальных. Это случилось у нас намного раньше, чем, скажем в ФРГ ( у нас в 1961 году, у них - в 1963), и уж естественно раньше, чем в СССР. Слово «гомосексуальность» в тогдашнем чехословацком радио могло прозвучать вполне открыто даже в 1968 году, например, в связи со СПИДом. А секс сам по себе после 1968 года принял, если можно так выразиться, дачный характер. Люди просто уезжали на дачи, во внутреннюю иммиграцию, и там совокуплялись».

Дейнека «Игра в мяч»Дейнека «Игра в мяч» - А в чем, по-вашему, причина, такого вольного мышления?

«Чехи всегда были свободными от догматического влияния религии, всегда были склонными к компромиссам и экспериментам. Думаю, тот факт, что в Чехии меньше всего на свете людей, которые причисляют себя к той или иной религии – основной в плане их сексуального поведения».

Получается, что и сексуальная революция прошла мимо чехов. В то время как советские девочки мечтали о стильной раскрепощенности «их» нравов, Чехия даже почти не заметила, как бывшие союзные республики открывали для себя радости секса и хором искали точку «G»:

Девушка с веслом - советский памятник, парк ГорькогоДевушка с веслом - советский памятник, парк Горького «Сексуальная революция, уже когда она возникла на западе в конце 60 годов, имела отражение, хоть слабое, и в чешском обществе. Однако после революции у нас больших изменений в плане секса не было. А что было – так это изменение в отношении к гомосексуалистам и в отношении к контрацепции. Люди, конечно, получили больше информации, и отношения стали более либеральными. Чехи вообще - самые толерантные в сексуальных вопросах во всем мире, они наименее подвержены ксенофобии в этом плане».

- А к чему именно они толерантны?

«У нас больше всего в мире людей не считают неверность чем-то ужасным, признают внебрачные связи. У чешских женщин больше всего сексуальных партнеров в сравнении с мировой статистикой. В сравнении с Францией, Британией, США – больше всего сексуальных партнеров! Это значит что поведение у них очень вольное, но вместе с тем и очень ответственное. Хочу обратить ваше внимание на то, что после революции статистики зафиксировали абсолютно беспрецедентное снижение количестве абортов. В 1989 году – более 100 000 каждый год, в прошлом году - 23 000, включая иностранок. Сегодня все используют контрацепцию, и я это воспринимаю как важнейшее изменение в сексуальном поведении после революции».

Кадр из «Олимпии»Кадр из «Олимпии» - А существуют ли какие-то статистические данные о том времени? В Советском Союзе, например, их не было, поскольку отрицался сам факт…

«Да, в СССР таких исследований не проводили. Гитлер тоже этим не занимался и уж совсем немыслимо, чтобы такого рода опросы делали в исламских странах. Поэтому каждый, кто вам будет говорить об этом с профессиональной точки зрения, будет заниматься спекуляцией. У нас в Чехии тоже очень мало информации о сексуальном поведении чехов и чешек в то время. Единственное, что у нас есть – исследование, датированное 1988 годом. Коллеги из чешской Академии наук тогда выяснили, наконец, основные вещи – количество сексуальных партнеров, отношение к гомосексуалистам или возраст начала половой жизни. Потом, уже после 1993 года, и далее с пятилетними интервалами уже мы с доцентом Звержиной имели возможность провести первые настоящие репрезентативные выборки».

22-02-2008