Грузинское «Отечество» в Чехии

27-03-2009

Сегодня мы побеседуем с Джими Дабрундашвили, организатором грузинского общества «Самшобло». На русский язык название переводится как «Отечество».

Слушатели, возможно, помнят нынешнего собеседника по нашим материалам двухлетней давности. Джими Дабрундашвили и Зураб Лилиашвили тогда чуть было не оказались за тюремной решеткой по обвинению в разжигании межнациональной розни. Во многом благодаря активности чешских правозащитников и представителей средств массовой информации удалось добиться оправдательного приговора.

Организация «Самшобло» («Отечество»), основанная и зарегистрированная пять с лишком назад известна не только благодаря этому громкому делу. Представители грузинской диаспоры в Чехии пытаются своими скромными силами помогать пострадавшим во время российско-грузинского конфликта мирным жителям Грузии.

Но, пожалуй, будет лучше, если Джими Дабрундашвили сам обо всём расскажет.

– У живущих здесь грузин до недавних пор не было организации, которая бы могла их объединить. Это первое. Второе: в Чехии очень мало известно о Грузии, о ее культуре, о ее истории. Когда я приехал в Чехию (это было в 2001 году), я был удивлен, как же мало о нас пишут, как мало о нас знают.

– Насколько, по вашим оценкам, велика грузинская диаспора в Чехии, в Праге?

– Приблизительно четыреста человек.

Джими Дабрундашвили и Зураб Лилиашвили (Фото: ЧТК)Джими Дабрундашвили и Зураб Лилиашвили (Фото: ЧТК) – Вы запомнились, прежде всего, уголовным процессом, который вам в результате удалось выиграть. Помнится, было это два года назад. Могли бы вы подробнее рассказать, как всё начиналось, что это были за акции протеста?

– В 2006 году российское правительство начало депортировать грузин с территории РФ. Конечно, мы не считали эти депортации законными. Мы, живущие в Чехии, сказали себе: это нельзя так оставлять. В здешних средствах массовой информации почти ничего об этом не сообщалось. И мы вышли протестовать к посольству РФ в Праге. Я принес транспарант, на котором был изображен стоящий на грузинской территории российский солдат. На левой руке у него была свастика, правой рукой он показывал на убитых грузинских солдат и детей. Разумеется, наша акция была легальной, у нас были все необходимые для ее проведения документы. Присутствовали там и полицейские, которым не понравилась эта самая свастика. Нас забрали в отделение, и через месяц прокуратура предъявила нам обвинение в разжигании межнациональной ненависти. Это было абсурдным: мы, наоборот, пришли протестовать против дискриминации по национальному признаку. Ни полиция, ни прокуратура в то время не были осведомлены о том, что происходит в России и в Грузии. Мы выступали против действия российских властей, но ни в коем случае не против российского народа.

– Вы чувствовали поддержку со стороны правозащитников, чешской общественности?

– Конечно, помощь от них была очень большая! В первую очередь, от средств массовой информации, Чешского телевидения. С октября 2006-го года по март года 2007-го СМИ постоянно интересовались ходом процесса, и это очень помогло и нам, обвиняемым, да и вообще живущим здесь грузинам. Мне кажется, этот процесс стал и проблемой чешского общества.

Фото: ЧТКФото: ЧТК – Вы хотите сказать, что благодаря этому делу чехи больше узнали о Грузии и о том, что происходит с грузинами в России?

– Да, именно так.

– Но потом наступило время, когда не только в Чехии, но и во всем мире узнали о том, что происходит в отношениях России и Грузии. Что вы предприняли в тот момент?

– Когда в августе прошлого года пришла война, мы, прежде всего, хотели довести до общественности наш взгляд на эти события. Чешский народ нас хорошо понимает. Всеми своими выступлениями мы хотели сказать, что это не была просто борьба за две территории, там началось наступление на свободу слова. По моему убеждению, танки, посланные Путиным и Медведевым, не пришли воевать против грузин или за осетин или абхазцев. Они пришли подавить нашу демократическую систему. Пускай, она совсем не совершенна, но у нас в Грузии есть демократия и свобода слова. Против этого они и боролись.

– Помнится, чешский президент назвал виновниками конфликта обе стороны…

– Мне тогда очень многие звонили и извинялись и за Вацлава Клауса, и за представителей социал-демократической партии, обвинявших Грузию. Обычные же люди говорили так: то, что с вами сейчас происходит, произошло у нас в 1968 году. Лично я думаю, что очень много ошибок было допущено как со стороны России, так и со стороны Грузии. Но один факт нужно знать: Грузия со своей армией не полезла в чужую страну, мы хотели установить порядок на своей земле.

Фото: ЧТКФото: ЧТК Мы продолжаем беседовать с организатором грузинского общества в Чехии Джими Дабрундашвили. Что, на его взгляд, является для его организации самым важным в настоящий момент?

– Сейчас важно помогать конкретным людям. Недавно мы помогли построить в Грузии небольшой госпиталь для тех, кто покинул Южную Осетию. Мы стараемся помогать и правительственным, и общественным организациям, желающим оказывать поддержку Грузии и грузинам. Недавно чешское правительство выделило 150 миллионов крон (7,5 миллионов долларов) на помощь нашей стране. Проблема в том, что многие чешские организации просто не знают, как в Грузии работать.

– Вы, стало быть, выступаете в качестве консультантов?

– Можно сказать и так. Разумеется, мы работаем безвозмездно. И еще одно для нас важное: за последние годы совсем не появлялось литературы о Грузии. Сейчас мы хотим попытаться издать книгу о грузинской истории. Для нас, грузин, эмиграция – феномен. Только последние 20 лет грузины начали эмигрировать.

– Чем вам может помочь Чехия?

– Чехия двигалась к своей независимости и к демократии через многое. И с политической, и с экономической точки зрения чехи прошли очень сложный путь, но они хорошо его прошли. И в этом плане Чехия для меня – это, прежде всего, хороший пример для подражания.

27-03-2009