Войтех Стршитеский: «Сметанова Литомышль – фестиваль для людей, влюблённых в музыку».

29-06-2019

Настоящий праздник для любителей классической музыки, в Чехии продолжается фестиваль «Сметанова Литомышль». Его существование было бы невозможно не только без ряда талантливых музыкантов и исполнителей, но и серьёзной организаторской работы людей, которые по-настоящему дышат музыкой. Войтех Стршитеский, художественный руководитель фестиваля – один из них.

Фото: archiv Smetanova LitomyšlФото: archiv Smetanova Litomyšl

Славянские мотивы

Сергей Накаряков, фото: Marcello Curto, CC BY-SA 4.0Сергей Накаряков, фото: Marcello Curto, CC BY-SA 4.0 — В этом году в числе исполнителей на фестивале очень много русских имён. Так получилось случайно или таков был замысел?

— Я думаю, что и то, и другое. Я уже давно хотел, чтобы у нас играл Сергей Накаряков, потому что мне хотелось представить слушателям Рапсодию в стиле блюз, переложение для трубы с оркестром, а Сергей как раз её исполняет. Об Ольге Перетятько нам было известно давно, она в этот раз – наша главная приглашённая звезда. Аналогичным образом велись переговоры с Москвой ещё два года назад о приезде оркестра им. П. И. Чайковского. Вот так наш список исполнителей постепенно пополнялся.

— Какое у вас лично отношение к русской музыке? Любите её?

— Очень позитивное, и мне жаль, что в нашем обществе имеют место антипатичные настроения после ноября 1989 года. Помню, как я однажды представлял на фестивале ораторию Сергея Прокофьева «Иван Грозный». Билеты были проданы далеко не все, а некоторые и вовсе мне говорили: «Прости, но я не пойду слушать эту музыку». И всё же я надеюсь, что время всё вылечит, и полагаю, что сегодня к нам приходят люди, которые просто любят музыку.

Фото: archiv Smetanova LitomyšlФото: archiv Smetanova Litomyšl Я, да и целое мое поколение, мы выросли на русских фильмах. Сначала это был Эйзенштейн, которого мы ходили смотреть в кино, затем Андрей Тарковский и прочие исключительные режиссёры, которые мастерски работали с музыкой и гениальными композиторами своей эпохи.

Вторым источником вдохновения для меня была советская фирма «Мелодия», которая выпускала прекрасные записи на граммофонных пластинках. И, наконец, это были русские, то есть советские музыканты, которые приезжали на «Пражскую весну», и я слушал их выступления или здесь, в Литомышли, или в Пардубице. Конечно, в своей работе я не могу допустить, чтобы та или иная тематика на меня влияла, моя задача – знать обо всём, насколько это возможно, но славянское влияние на фестивале, несомненно, сказывается.

— И как вам это удается, быть осведомлённым обо всем? Ведь в музыкальном мире нет ни конца, ни края.

Войтех Стршитеский, фото: archiv Smetanova LitomyšlВойтех Стршитеский, фото: archiv Smetanova Litomyšl — Должен сказать, что с развитием технологий это становится все легче. Это раньше нужно было всех обойти и объехать лично, сейчас же достаточно подключиться к Интернету, и информация на вас посыплется. Мы сегодня находимся в положении одного из крупнейших фестивалей в Центральной Европе, наравне с «Пражской весной» и «Дворжаковой Прагой», так что запросы получаем отовсюду, и нам не нужно уговаривать музыкантов приехать к нам. Чтобы знать обо всём, я прихожу домой и включаю телеканал «Классика». Там круглосуточно звучат концерты со всей Европы. Таким образом, у меня постепенно разрастается коллекция записей. Да, музыка у меня в главной роли в жизни, но мне это совсем не мешает.

— Выключаете музыку когда-нибудь?

— Я просто должен иногда это делать. Способ расслабиться у меня простой – спорт. Недавно я смотрел последний Кубок Стэнли и отмечал про себя музыку, которая играла на награждении. Я был рад, что это не было традиционное «We Are The Champions», наоборот, звучало пианино, играла меланхолично-грустная мелодия, в общем, это было очень интересно придумано. Но видите, я и в спорте не могу оторваться от музыки.

«Кроме знаний и умений человеку необходимо терпение. Музыканты часто меняют свои решения – где будут жить, когда собираются приехать или уехать. За всё нужно платить, я в этом убеждён – в том числе за гениальность. Однако если бы я не мог общаться с этими людьми, я бы с ними не работал. Мне с ними хорошо. Я люблю Италию, люблю её культуру и менталитет, и моя работа мне эту страну напоминает. Та же бесконечная сердечность, страсть и местами беспорядок в практических вопросах. Конечно, меня это иногда сердит, но от этого никуда не денешься».

Шкатулка с искусством

— Мне кажется, что на фестивале царит в некотором роде семейная атмосфера. Может быть, потому что сама Литомышль – маленький городок, и все тут друг друга знают?

Фото: archiv Smetanova LitomyšlФото: archiv Smetanova Litomyšl — С удовольствием соглашусь с этой мыслью, надеюсь, что в этом есть и заслуга организаторов, тем более что мы – действительно, как семья, бы знаем друг друга долгие годы. Супруги Пикновы (Ян Пикна – директор фестиваля, его жена, Эва Пикнова занимается вопросами коммуникации – прим. ред.), например, на фестивале с 1995-1996 года, я здесь с 1983 года, мы вместе целую жизнь. Конечно, как и в любой семье, отношения могут иногда складываться по-разному, но мы всё равно продолжаем работать и относимся к этому одинаково. Мы хотим создавать фестиваль, на который люди будут приезжать не просто для того чтобы показать себя в светском обществе, а потому, что им здесь нравится, потому что они влюблены в город, в музыку, которую мы для них готовим.

У нас есть два преимущества.

Первое – то, что мы живем в удивительно красивом, живописном местечке, а другое – то, что здесь нет духа «большого города». Если пойдете на концерт в Праге, то на следующий день не встретите тех, с кем вы там вчера были. Здесь же есть слушатели, которые сидят рядом на пяти-шести концертах подряд. Завязываются, таким образом, дружеские отношения, люди потом здороваются уже на площади.

Фото: archiv Smetanova LitomyšlФото: archiv Smetanova Litomyšl — Конечно, серьёзная классическая музыка подразумевает определенный возраст слушателей, но насколько всё-таки молодёжь ею интересуется, как думаете?

— Мы стараемся воспитать молодое поколение. Я родился здесь и ещё жил в системе, когда существовала определённая культура молодежи. Мы, конечно, можем над этим подтрунивать, что периодически и делаем, но система, при которой маленькие дети регулярно ходили на классические концерты, в Литомышли работала. Конечно, это на меня повлияло, в результате человек ближе к искусству, к игре на музыкальных инструментах, как случилось и у меня.

— Художественный проект под названием «Výtvarná Litomyšl» уже давно стал полноценной частью фестиваля. Как вам пришла такая идея, совместить музыку и изобразительное искусство?

Фото: archiv Smetanova LitomyšlФото: archiv Smetanova Litomyšl — Сегодня, когда я держу в руках 15-й по счету каталог под названием «Художественная Литомышль», я говорю себе, что мы сделали все правильно. В 1992 году был создан новый штаб фестиваля, и сразу же после этого мы организовали выставку «Дерево и Пространство», где были самые разные инсталляции. На открытых пространствах мы разместили резчиков по дереву и скульпторов, которые работали прямо на глазах у публики. После этого каждый год мы что-то дополняли, и наконец, из этого получилась оригинальная экспозиция изобразительного искусства. На сегодня в неё входит 20 мастеров и выставок, так что это уже не сопроводительная программа, а самостоятельный фестиваль. Иногда нам удается отыскать взаимосвязь между конкретными музыкальными произведениями и предметами изобразительного искусства и наоборот.

— Как «Сметанова Литомышль» изменила вашу жизнь?

— Если я употреблю даже слишком слабое выражение и скажу «абсолютно», то и это будет очень верно. Я живу фестивалем, начиная с окончания школы и до сегодняшнего дня, это альфа и омега моей жизни.

Мы беседовали с художественным руководителем фестиваля «Сметанова Литомышль» Войтехом Стршитеским.

Фото: archiv Smetanova LitomyšlФото: archiv Smetanova Litomyšl
29-06-2019