Валентина Шуклина: "...база любого искусства - это хорошее ремесло плюс способности".

14-04-2007

Чешская актриса Эрика Дойчева стала инициатором вечеров чешско-русского шансона. То, что три певицы являются чешками и только одна представляет русский шансон, не смутило ту самую единственную русскую исполнительницу - Валю Шуклину. Она поёт за троих. Именно о Вале Шуклине, девушке-композиторе, дирижёре и просто обаятельном человеке, который мыслит нотами, пойдет речь в нашей сегодняшней рубрике «Богема». Но сначала остановимся на вечерах чешско-русского шансона, которые проходят в пражском театре «Рубин».

Что сегодня мы подразумеваем под понятием шансон? Скорее всего, у нас оно ассоциируется с популярными уличными шлягерами или с песнями, возникшими в народной среде, чаще исполняющимися при домашних застольях или же у костра под гитару. Но, как считает Валя Шуклина, вечер чешско-русского шансона характерен тем, что все до единой песни являются авторскими и исполняются в театрализованной форме.

«Шансон сегодня - это объемное понятие для жителей, например, России, стран бывшего СССР. Сейчас, к сожалению, он ассоциируется с другими песнями, не с теми, которые поём мы, ассоциируется с лагерной культурой. Мы берём это название, чтобы у людей не было ассоциаций с тем, что поётся у костра, под гитару. То, что пишем мы, имеет другой стиль. В случае Маркеты или Эрики, которые опираются на поэтику слова, на поэтику актёрского исполнения, потому что Эрика - замечательная актриса, так же как и Николь, - их исполнение несёт отпечаток актёрского мастерства. Это очень интересно. Мои песни могут быть названы песнями, могут быть полуромансами, полубалладами, полуджазовыми композициями. Я нахожусь во всех стилях одновременно, но всегда остаюсь обеими ногами в классике. На мне лежит жёсткий отпечаток классической европейской школы. Это язык Моцарта, Бетховена, Шуберта, Вагнера, Маллера, Шостаковича. Это музыкальный язык, к которому я привыкла».

Очень важно в жизни, от кого родиться, и у кого учиться. Валентине Шуклиной очень повезло в обоих случаях. Родители знали, куда её отдать, а те, к кому её отправили, уже знали, что с ней делать. Валентина с раннего детства писала не только музыкальные композиции, относящиеся, скорее, к классике. В 10-летнем возрасте она начала сочинять песни. По словам Валентины, произошло так называемое «поп-отделение личности». Это были романсы на стихи русских поэтов: сначала Фет, Тютчев, Лермонтов, потом Ахматова, Цветаева, Мандельштам. Этот круг поэтов был ей очень близок. Романсы она писала вплоть до поступления в Пражскую Академию музыки на отделение композиторского искусства и дирижирования. Ту музыку, которую пишет Валентина Шуклина уже к собственным романсам, она называет гибридом написанного в детстве и того, чему она научилась в консерватории. Но мы сейчас вместе с Валентиной очутимся в её детстве, и она исполнит отрывок из песни на слова Николая Гумилёва, которую она написала в 12-летнем возрасте:

Кроме лёгкого песенного жанра, Валентина занимается написанием более серьёзных музыкальных произведений. Сейчас она заканчивает реквием для католической литургии, написанный для хора с оркестром, который будет исполнен 7-го июня в зале Мартину Пражской Музыкальной академии.

«У меня это будет очень позитивная музыка. Для меня реквием - это переход. Это момент, когда душа поднимается на небеса. И я, в принципе, поддерживаю живую идею, что мы не умираем, что мы трансформируемся. Главное, что этим моментом ничего не заканчивается, а, наверное, только начинается».

Наверняка, когда мы слушаем классическую музыку, нам не раз приходит в голову вопрос о том, каким образом возникают фантастические музыкальные переливы, исполненные целым оркестром. Неужели этому можно научиться или необходимо обладать каким-то особенным даром - слышать соитие, созвучие живых голосов множества инструментов, каждый из которых имеет свою уникальную партию. Валентина считает, что у всех это проявляется и возникает по-разному:

- Есть люди, которые обладают большими способностями. Но я думаю, что это всё практика и работа.

- Это не дар свыше? Этому и правда можно научиться?

- Этому можно научиться. Но база любого искусства - это ремесло, хорошее ремесло плюс способности.

- Это и есть талант?

- Да. Это и есть талант. Причем я думаю, что способностей в этом максимально 10 процентов. Всё остальное - это работа. И если человек не развивается, то этот талант легко утихает, он сублимируется в другие вещи. Просто с практикой человек начинает слышать больше инструментов, он изучает партитуры, произведения других авторов. Он знакомится со структурой, с музыкальными законами, которые очень близки к математическим. Там существуют определённые формулы. Для человека, который просто слышит, это просто музыка. Он не задумывается о том, из чего она состоит, из каких кирпичей. А человек, который уже знает технику изготовления этого блюда, он сразу слышит: ага, это первая часть, называется так-то; это вторая часть; он видит взаимосвязи между этими частями и т.д. Это всё достигается тренировкой.

14-04-2007