Уроки киноволшебника Яна Шванкмайера. Искусство перевоплощения

05-09-2019

Культовому чешскому кинохудожнику Яну Шванкмайеру 4 сентября исполнилось 85 лет. Эта уникальная и независимая личность постоянно удивляет поворотами своего безудержного воображения, обдающего волной освежающих контрастов. Один из ярчайших представителей искусства в мире, в творчестве которого эстетика сюрреализма весьма значима. На материале фильмов этого киномага исследуют различные взаимосвязи будущие режиссеры, сценаристы, литераторы и психологи. Вспомнить хотя бы «Полено», короткометражку «Еда», герои которой настолько вовлечены в трапезу поглощения, что начинают есть друг друга и сами сжирать себя живьем, или «Конспираторов наслаждений». А по «Уроку Фауста» некоторые до сих пор изучают Прагу. Художник также по своему опыту предупреждает, что многие нередко путают сюрреализм с абсурдом.

«Россия – это ведь и есть маркиз де Сад»

Ян Шванкмайер, фото: Jindřich Nosek, CC BY-SA 3.0Ян Шванкмайер, фото: Jindřich Nosek, CC BY-SA 3.0 Работы Шванкмайера получали награды на Каннском и Берлинском фестивалях. Последний его фильм 1918 года «Насекомые», снятый по мотивам пьесы братьев Чапеков, зрители ждали восемь лет. Сам режиссер назвал свою работу «прощанием с полнометражным форматом». Сценарий киноленты долгие годы лежал в ящике письменного стола, где из-за коммунистической цензуры остались нереализованными многие другие задумки. Его черный гротеск возник на основе сценария, дописанного в 1971 году – Баррандовская киностудия его отклонила.

В 2003 году, когда Шванкмайер задумал снимать фильм об «эротическом безумце» маркизе де Саде, он решил найти для картины российского спонсора. На вопрос, почему именно российского, отвечал: «Россия – это ведь и есть маркиз де Сад».

«Насекомые», так же как и предпоследняя кинолента, комическая исповедь о психоанализе «Пережить свою жизнь», в основном снималась в мастерской Шванкмайера и в бывшей пивной деревни Кновиз в восьми километрах от Кладно. Вообще работать он предпочитает не в своем пражском доме вблизи Лоретанского монастыря, а в отдалении от городской суеты, на Шумаве.

Пьесу о насекомых повадках человека приняли холодно

Aллегорическая драма «Из жизни насекомых» появилась в начале 1920-х гг., всего несколько лет после основания Чехословакии. Может, именно поэтому, критики того времени, пребывающие в ожидании более-менее оптимистичных творений, холодно приняли пьесу, в которой человек сравнивается с жуком-навозником и паразитами.

– В тот период братья Чапеки еще не были такими конформистами, как позже, когда они, по сути, превратились в придворных писателей и художников. В пору создания пьесы они были молоды, а молодость сама по себе мизантропична и открыто проявляет свое несогласие с окружающим миром. И Чапеки тоже выразили свой протест. Мой сценарий углубляет эту мизантропию так, как углубляется и сходство между человеком и насекомым, сходство между этой цивилизацией и муравейником. Забывать нельзя и про посыл «Превращения» Кафки, герой которого Грегор преображается в чудовищное насекомое», – отметил в интервью «Чешскому Радио» Ян Шванкмайер, также причисляющий себя к мизантропам».

«Когда Гитлер еще корректировал свою родословную…»

– В то время Aдольф Гитлер еще сидел в мюнхенской пивной, пил пиво и вычеркивал из своей родословной еврейских предков. A держиморда Джугашвили перенимал ленинское наследие, чтобы позже преобразовать его в один большой Гулаг. То есть эта театральная пьеса еще не была задумана как политическая сатира. Речь шла о сугубо ювенальной, первозданной мизантропии. Поэтому неудивительно, что те из чехов, кто еще не протрезвел после эйфории вследствие недавно обретенной независимости, набросились на Чапеков, обвиняя в неуместном пессимизме. И молодые братья поддались на уговоры и дописали оптимистичный конец пьесы,

– пояснил режиссер в предисловии к киноленте «Насекомые».

Йозеф и Карел ЧапекиЙозеф и Карел Чапеки Примечательно и то, что «Насекомые», напоминающие о том, что именно волновало Чапеков, «выползли» на экран именно в 2018 году, когда в Чехии проводились многочисленные мероприятия, приуроченные к 100-летию со дня возникновения Чехословакии.

«Нашим намерением было написать не драму, а мистерию в старинной наивной манере. Как в средневековых мистериях выступали олицетворенные Скупость, Эгоизм или Добродетель, так и у нас некоторые моральные категории воплощены в образах насекомых просто для большей наглядности … Мы не писали ни о людях, ни о насекомых, мы писали о пороках», - поясняли Йозеф и Карел Чапеки в предисловии к первой своей пьесе.

«Возможности диалога» и арчимбольдовские цитаты

Франтишек Дрыйе, фото: Лорета ВашковаФрантишек Дрыйе, фото: Лорета Вашкова Фильмы мастера не для массового проката, однако разговор о чешском кино уже немыслим без Шванкмайера. Для зарубежных почитателей творчества мастера, знавших его в ипостаси режиссера и аниматора, но не знакомых с ним как с художником, очень значимой стала ретроспективная передвижная выставка 2014 года «Возможности диалога между фильмом и свободным творчеством». Она проходила в Праге, Лиме, Австралии, Софии, Будапеште и Бухаресте. «Возможности диалога» – это также название самого известного короткометражного фильма Шванкмайера. Долгие годы, вплоть до своей смерти, его соратницей и соавтором являлась художница и жена Эва Шванкмайерова.

В рамках упомянутой выставки были представлены, помимо прочего, медиумические рисунки Шванкмайера, опыты с которыми привлекали и его супругу.

«Шванкмайер сделал немало работ, вдохновленных Арчимбольдо, по всей видимости, гениальным придворным художником и постановщиком представлений. Арчимбольдовские цитаты мы находим и в его фильме «Возможности диалога». Шванкмайер до сих пор «извергает» арчимбольдовские варианты и других работах, внутренне взаимосвязанных его одержимостью»,

- рассказал знаток творчества Яна Шванкмайера и художник Франтишек Дрыйе.

05-09-2019