Судьба, раздавленная сапогом каменного Сталина

10-02-2020

Петь можно обо всем – назидательно даже о строительстве гранитного памятника Сталину, который с 1955 по 1962 г. простоял на пражском холме Летна. За несколько дней до открытия монумента его автор Отакар Швец, вслед за своей женой, покончил жизнь самоубийством. Именно судьба скульптора вдохновила режиссера Давида Радока на постановку оперы «Монумент» о строительстве крупнейшего в Европе памятника «отцу народов». 7 февраля состоялась ее премьера на оперной сцене Национального театра Брно им. Яначека.

Опера "Монумент",  фото: Národní divadlo BrnoОпера "Монумент", фото: Národní divadlo Brno

Mузыку к одноактной опере написал композитор и главный дирижер оперной труппы Национального театра Брно Maрко Иванович. Автор либретто – известный чешский режиссер Давид Радок, который на сей раз предстанет также в качестве сценографа.

Швец считал проект нереализуемым

Отакар Швец, фото: из книги Žulový Stalin ("Гранитный Сталин")Отакар Швец, фото: из книги Žulový Stalin ("Гранитный Сталин") Толчком для создания оперы сталa трагическая судьба зодчего Отакара Швеца (1892–1955). Он оказался в числе пятидесяти пяти скульпторов, которых в 1949 году обязали принять участие в конкурсе на создание памятника Иосифу Сталину. Перед участниками конкурса поставили мегаломанскую задачу, приправленную идеологически окрашенным абсурдом. Швец предложил проект, который считал нереализуемым - он, тем не менее, был выбран в качестве лучшего. Oднако eго автор не выдержал политического давления, под которым оказался в процессе реализации монумента весом в 14 000 тонн из тридцати каменных фрагментов. К тому же за несколько месяцев до самоубийства Швеца покончить собой решила жена скульптора, также привлеченная к работе над проектом.

Подготовка к ликвидации памятника, потребовавшая нескольких недель, по прошествии восьми лет после его установки проходила в режиме соблюдения строжайших мер секретности.

– Я был еще ребенком, когда этот ужасающий монумент возвышался на пражском холме. Эта история, абсурд самой идеи построить самый большой памятник из гранита одному из самых массовых убийц в истории, постоянно бередила мою душу. Поэтому, полагаю, напряженный драматизм, который разыгрывается вокруг этой темы, остается несомненным,

– рассказал Давид Радок «Чешскому Радио».

Стремился ли он как автор либретто рассказать об атмосфере того времени, о выборе, поставленном перед людьми? Или о способе достижения целей в обществе? Можно ли считать «Монумент» документальной оперой?

Давид Радок, фото: Jindřich Nosek, CC BY-SA 4.0Давид Радок, фото: Jindřich Nosek, CC BY-SA 4.0 – Нет, к документальности я не стремился. Если бы я списывал с натуры, исключительно с конкретного периода времени, это ограничило бы меня во временных рамках и не дало возможности развиваться фантазии. Я не хотел быть скованным и стремился, отталкиваясь от действительности, представить себе ситуации, которые могли бы произойти.

Лекции по истории в виде статей Rudé právo

– Из чего соткан основной сюжет?

– Во-первых, из фрагментов и отрывков, уловленных еще далеко не во взрослом возрасте. Из набивших оскомину формулировок, которыми все еще изобиловали 1960-е годы в чехословацком обществе. Я, например, помимо прочего, пролистал старые, 1950-х годов, выпуски газеты Rudé právo, oфициальной газеты компартии Чехословакии, и одновременно вслушивался в громкие изречения сегодняшних политиков, которые нередко настолько абсурдны, что напоминают заявления политиков 1950-х. Некоторые сцены я просто придумал, так как это спонтанно возникло.

Созданная для постановки сценография далека от описательного реализма, режиссер также стремился избежать преобладания в ней депрессивных картин. Увидят ли зрители монумент Сталину, некогда стоявший в Праге?

Фото: Národní divadlo BrnoФото: Národní divadlo Brno – Зрители увидят определенный фрагмент памятника, над которым работает скульптор. Однако это творение не будет монументом Сталину, каким мы его знали,

– рассказал оперный режиссер Давид Радок, сын известного чешского режиссера Альфреда Радока.

Семья Радока эмигрировала в Швецию после августовского вторжения в Чехословакию «братских» войск 1968 г. Давид Радок заявил о себе как режиссер дебютом в камерной опере «Meдиум» Джона Карла Менотти, вдохновленной сеансами спиритизма и поставленной на сцене Оперного театра в Гётеборге. В его послужном списке – более полусотни оперных постановок в стиле эпохи раннего барроко до наших дней.

Высокий профессионализм работ Радока отмечен и Екатериной Шапинской в «Философии музыки в новом ключе», автор которой пишет: «…его потрясающие «Воццек» или «Путешествие в Реймс» лишний раз доказывают необходимость прочтения современным языком произведений прошлых эпох».

В ближайшее время оперу «Монумент» можно посмотреть в Брно 28 и 29 февраля.

Возвращаясь к 15-метровому памятнику Сталину, специалист по истории изобразительного искусства Катержина Глоушкова ранее пояснила, почему его в народе прозвали «Очередью за мясом».

— Памятник нельзя назвать удачным. В Чехословакии никто не умел работать с монументальными скульптурными композициями такого масштаба. Это был Сталин, за которым просто выстроились фигуры, призванные символизировать «сплоченность народных масс». Монумент действительно во многом походил на очередь, выстроившуюся во времена нормализации за мясом, поэтому его так и прозвали.

10-02-2020