«Пиратские сети» - фильм с двойным дном. Продолжение

14-11-2014

Сегодня мы продолжим рассказ о документальной ленте режиссера Давида Чалека «Пиратские сети», о разных ипостасях сомалийского пиратства, скороспелых репортажах и СМИ, готовых зарабатывать на лжи.

Давид Чалек (Фото: ЧТ)Давид Чалек (Фото: ЧТ) -Тo есть вначале вы планировали снять фильм о рядовых солдатах, пешках пиратского мира Сомали, однако действительность катапультировала вас в другом направлении. В каком?

- В достижении изначально поставленных нами целей мы продвинулись достаточно далеко, так как нам удалось записать достаточно много интервью - некоторые только на диктoфон, а некоторые и на видеокамеру. Была подготовлена почва для того, чтобы по прошествии двух лет, когда мы найдем для этого дополнительные финансовые средства, мы могли вернуться и доработать фильм согласно первоначальному плану – снять первую часть фильма на побережье в Сомали, а вторую – в Кении, где пираты потом скрываются. Поскольку мы снимали фильм из категории независимых, нас никто вроде BBC, CNN или других крупнейших телекомпаний мира не подпирал, найти для этого деньги было непросто – один день съемок в Кении, пусть и такой небольшой съемочной группы, как мы, обходится очень дорого, и еще дороже обходится день в Сомали. Мы собирали деньги от частных спонсоров, посредством грантов и из европейских фондов.

«Пиратские сети» (Фото: ЧТ)«Пиратские сети» (Фото: ЧТ) Два года потребовалось для того, чтобы собрать деньги на дальнейшие съемки, съемочная группа вернулась в Африку и надеялась, что сможет прoдолжить запись материала с одним из пиратов, с которым вначале завязалось тесное сотрудничество - посредник, познакомивший членов группы с ним, уверял, что договоренность о сотрудничестве остается в силе.

«Пиратские сети» (Фото: ЧТ)«Пиратские сети» (Фото: ЧТ) - Однако сам пират - в начале наших съемок он рассказал нам о том, что двоих его братьев застрелили во время операции на корабле, а он сам потом убежал в Кению, спустя неделю после уговоров и переговоров по телефону отказался продолжить с нами сотрудничество. Он объяснил это страхом со своей стороны. Без посредника мы, однако, ни на него, ни на кого-либо другого выйти не могли. И мы начали искать другого главного героя нашего фильма, похожего на этого парня пирата. Таким образом начались съемки второй части нашего фильма.

«Пиратские сети» (Фото: ЧТ)«Пиратские сети» (Фото: ЧТ) Режиссеру не оставалось ничего другого как объявить кастинг на участие в съёмках фильма о пиратах и, выслушав десять пиратских историй, остановить свой выбор на Гасане - он показался съемочной группе достаточно похожим на того рассказчика, который после их второго приезда как в воду канул. В пользу выбора для съемок Гасана, чья история жизни была тоже достаточно трогательной, говорило и то, что он жил в трущобах в Корогочу, где прозябают самые бедные люди из Найроби, и согласился нам показать свое жилище, вспоминает чешский режиссер. Для съемочной группы это был разворот на 360 градусов.

«Пиратские сети» (Фото: ЧТ)«Пиратские сети» (Фото: ЧТ) - Поскольку до того мы снимали в ночное время в машине, колеся по предместьям Найроби, встречались с участниками пиратских акций на крышах домов или в Истли – сомальском квартале в Найроби, где встречаются мафиози. Все это были конспиративные встречи, поэтому мы приветствовали возможность нормальных съемок у него дома, и с близкими ему людьми – с тетей, например. Потом мы, зная, что он не хочет говорить о своем пиратстве в присутствии своих близких, пригласили его на завершающий разговор на территорию снятого нами в аренду дома.

«Пиратские сети» (Фото: ЧТ)«Пиратские сети» (Фото: ЧТ) В качестве переводчика мы позвали одного нашего друга-сомалийца, он прекрасно владеет не только сомалийским языком, но и английским, делал репортажи с Джамалем Османом по всей Африке и потом начал с нами сотрудничать как оператор. Родом он был из Босаса, как и Гасан. Поэтому мы решили, что их встреча - удачная идея, так как они должны были столковаться на одном наречии, однако наш друг, поговорив с Гасаном, сказал, что тот очень плохо говорит на сомалийском, и уж тем более не понимает того наречия, на котором в Босасе изъясняются.

«Пиратские сети» (Фото: ЧТ)«Пиратские сети» (Фото: ЧТ) У режиссера закрались первые подозрения о том, что Гасан лжет, которые подтвердились уже на следующий день.

- Мы сказали ему: – Ты нас подвел. Но мы свой уговор о том, что должны тебе деньги, помним. Ты получишь их, если поможешь нам раскрыть сеть фальшивых пиратов, которые ловят репортеров на крючок выдуманных ими историй. И в третьей части фильма мы разыскиваем уже не настоящих сомалийских пиратов, а тех, кто под них косит.

«Пиратские сети» (Фото: ЧТ)«Пиратские сети» (Фото: ЧТ) Одним из поворотных событий для создателей фильма стало понимание механизма бизнеса, удовлетворяющего потребности тех, кто берет интервью у местных героев и самих интервьюируемых. На пути к нему выяснилось пусть и не во всех случаях, кто есть кто, но, по крайней мере, кто не является тем, за кого себя выдает. Как некий Башир, якобы отличившийся в захвате украинского сухогруза «Фаина» у побережья Сомали в сентябре 2008 года. Тот же самый Башир «играет» роль пирата и в датском документальном фильме, который облетел весь мир, рассказывает Давид Чалек, также поначалу попавший в ловушку «проверенных» всемирно известными телекомпаниями информаторов.

«Пиратские сети» (Фото: ЧТ)«Пиратские сети» (Фото: ЧТ) - Вот это настоящие пиратские сети, в которые заходят косяки корреспондентов, жаждущие сенсации. Их по-настоящему не интересует, правда ли это все или вымысел. Над этим можно посмеяться - африканцы поняли, что мы ищем, и предлагают нам свой «товар», а мы его заглатываем – настоящая бартерная торговля.

В конце фильма один из африканцев делится с нами такой мыслью о данном типе «сотрудничества»: «Мы думаем, что используем репортеров, на деле же они используют нас».

«Пиратские сети» (Фото: ЧТ)«Пиратские сети» (Фото: ЧТ) - Нас взяло за живое то, как бедный, но умный представитель этого третьего мира, над которым возвышается западный мир с его технологиями, высоким жизненным уровнем и достатком, способен одурачить господ последнего. Я понимаю, что если репортеру дают всего три дня на репортаж, то выхода у него нет. Он отрапортует, и никто зачастую не будет выяснять, правда это или нет. Меня интересует вот что – чему служат СМИ? Почему любой ценой они хотят информировать о том, что происходит в столь отдаленных местах, хотя толком-то ничего об этом не знают? Наша потребность в информации бывает весьма поверхностной, мы готовы удовлетвориться чем угодно.

«Пиратские сети» (Фото: ЧТ)«Пиратские сети» (Фото: ЧТ) СМИ хотят заполнить все экранное или другое время, которое приносит им деньги, и сочувствие по отношению к тем, у кого дела плохи, для них не так уже важно. Главное для них, что на этом можно заработать. Зачем гоняться за кадром, в котором человек целится в кого-то из ружья, но при этом для нас остается скрытым, почему целится, и настоящее ли это вообще оружие? Мы не видим и того, не целится ли кто-то и в того самого человека. Нас вводят в заблуждение, так как мы полагаем, что знаем об этом все, хотя в действительности мы не знаем ничего.

Фильм был показан в рамках фестиваля «Один мир», а в начале ноября вышел также на широкие экраны.

14-11-2014