Исцеляющие врата - возвращение к дыханию жизни

24-05-2016

Либретист, сценарист, актер, мастер импровизации и ведущий ряда программ, включая мероприятия для детей-инвалидов, многие из которых обладают зарядом сродни психотерапевтическому, Ярослав Душек в поисках ответа на скрытые возможности человека написал либретто к новой исцеляющей опере «L2: Врата жизни». Она посвящена потрясшей его истории. Истории, которую врачи признали чудом. Ситуации, подтолкнувшей не к отчаянию, а к развитию высших способностей в человеке, к тому, чтобы верить собственной душе.

Спектакль «L2: Врата жизни», Фото: YouTube, Моравско-Силезский национальный театрСпектакль «L2: Врата жизни», Фото: YouTube, Моравско-Силезский национальный театр Чудом под определенным углом зрения можно считать все, начиная с того, как действует наше собственное тело, полагает Ярослав Душек:

– То, как мы обустроились в этом «аппарате», организме - своем теле на временное пребывание на этой планете – подлинный феномен. А сосуществование организмов в природе, сотрудничество растений с животными и насекомыми? Некоторые растения, чувствуя, что их собираются сожрать, способны изменить вкус, вид и свой запах, становятся отталкивающими, невкусными. Или взять чайный куст – знаете, как он обороняется против чрезмерно частого сбора своего листа? Источая запах зрелых бананов. И опытные сборщики чая, настоящие нюхальщики, сразу же понимают, что если в это время они соберут листья с куста, чай будет терпким, и, главное, он не поможет концентрации, а, наоборот, ее расстроит.

«Дикость» надо холить

Ярослав Душек, ссылаясь на теорию о том, что многие из нас, отдалившись от своей природы и превратившись из Homo sapiens (дикого свободного в данной трактовке) в Homo domesticus, то есть существо одомашненное, тем самым пожертвовали внутренней свободой.

- В каждом из нас есть что-то дикое, а потому что мы подавляем эту «дикость» в себе, в проблему для нас вырастают и отношения с так называемыми неприспосабливаемыми, которые не хотят подчиниться общепринятым правилам. А если посмотреть с другой стороны, то именно поэтому у многих появляется потребность в татуировке, пирсинге - элементы дикости вернулись в моду, в потреблении наркотиков, алкоголя и тому подобного, чтобы испытать состояние крайней раскрепощенности. Oчень жаль, что мы сознательно не работаем с «дикостью» как таковой,

Ярослав Душек, Фото: YouTube, Моравско-Силезский национальный театрЯрослав Душек, Фото: YouTube, Моравско-Силезский национальный театр – отмечает Душек, спектакль которого по мотивам книги Мигеля Руиса о наследии индейцев и разрушении ограничивающих нас предрассудков «Четыре соглашения» одиннадцатый год идет в пражском клубе «Лавка».

– Mногим сложно сохранить независимость, «дикость» в положительном смысле этого слова, из страха получить ярлык «странного» или даже «сумасшедшего», и несовместимости с окружением, коей способна обернуться такая непосредственность. Как все это не потерять в условиях сегодняшней жизни?

– Чтобы сохранить непосредственность, «дикость», надо в первую очередь позволить детям раскрыть свой скрытый потенциал, и не принуждать их неустанно приспосабливаться к представлениям взрослых, что достаточно сложно. Одна моя знакомая, работающая в школе с детьми-аутистами, спросила, что им больше всего нужно для счастья. И практически все они сказали, что им необходимо сохранение спокойствия для того, чтобы быть самими собой. Они жаловались, что взрослые на них давят, постоянно требуя соответствия их представлениям. «Взрослые несчастны, когда мы на это не способны, а мы несчастны, что не можем дать им того, что они хотят», говорили эти ребята. «Дикость», о которой мы говорим, не означает, что человек ведет себя неподобающим образом. Сохраняя внутреннюю свободу, вы говорите то, что действительно думаете, не позволяя заточить себя в рамки чужих предрассудков. Вы не будете утверждать, что единственно ваша точка зрения является правильной или давать оценку людям.

Человек, обреченный на инвалидное кресло, порхает, как чечетка

Тема свободы и исцеления интересует Ярослава Душека длительное время. Это и подтолкнуло его на создание одной из последних работ «L2: Врата жизни», исцеляющей оперы, названной operum в силу трудноопределимого жанра. Она вдохновлена подлинной историей писателя и режиссера -документалиста Клеменса Куби, известного многим как режиссера фильма «Живой Будда». Куби был обречен на тяжелую участь инвалида, однако исцелился. К работе над авторским экспериментальным музыкальным спектаклем Душек (автор либретто) привлек Ондржея Смейкала, одного из десяти лучших диджеридистов мира, который написал к нему музыку, и аранжировщика Марио Буззи. L2 означает как название позвонка, так и Learn to (Учись!).

Премьера в постановке Иржи Неквасила состоялась 21 апреля в Национальном Моравско-силезском театре им. Мирона. Почему он взялся именно за историю Клеменса Куби?

– Она показалась мне наиболее подходящей темой для этого исцеляющего спектакля, хотя мне нравилась и история чудесного исцеления заболевшей раком Аниты Мурджани, описанная ею в книге. Последняя скорее могла бы стать основой для полнометражного фильма. В том, что произошло с Куби, для меня примечательна определенная хрестоматийность истории. Он упал, когда ему было 33 года, в возрасте Христа. Это период, когда человек уже многое внутри себя накопил, и тут происходит нечто вроде призыва - пора возвращать. В то время он был известен как лидер студентов, основатель партии зеленых, добившийся того, что партия прошла в парламент, получил юридическое, социологическое и режиссерское образование, был селебрити того времени. Клеменс Куби, подскользнувшись майской ночью 1981 года, упал с 15-метровой высоты, с крыши, по которой до того прохаживался ежедневно, в 3.20, то есть в «час между волком и собакой».

Спектакль «L2: Врата жизни», Фото: YouTube, Моравско-Силезский национальный театрСпектакль «L2: Врата жизни», Фото: YouTube, Моравско-Силезский национальный театр Падая, он сломал себе позвонок L2, получив тяжелейшую травму спинного мозга. За ним прилетел вертолет, но во время транспортировки пациента в больницу в вертолет ударила молния – нарочно и не придумаешь. И в тот момент Клеменс полностью отдался во власть ситуации. До того момента документалист был рациональным и вполне прагматичным немцем из семьи ученых, однако находясь длительное время в больнице, будучи прикованным к постели, он услышал внутренний голос, который сказал ему, что он выздоровеет. И он поверил интуиции, своей душе, хотя, согласно поставленному диагнозу, падение привело к необратимым последствиям; ему предстояла жизнь в инвалидном кресле. Он рассказывал, что постепенно выслушал сей приговор из уст 40 врачей и уже не хотел принимать своих близких, чтобы не видеть страдания на их лицах. Клеменс начал тренировать дыхание, так как вдох и выдох причиняли ему нестерпимую боль, и погрузился в медитации, испытав ранее непознанные ощущения. Постепенно – это происходило очень медленно – смог двигать пальцами одной ноги, потом ногами – я перескочу пройденные им этапы – пока не снял с себя стальной корсет и не отложил в сторону костыли. Он полностью выздоровел. В следующем году ему исполнится 70 лет, и Куби порхает, как птица-чечетка.

– В своей книге, вышедшей в переводе на чешский под названием Na cestě do sousední dimenze («На пути в соседние миры»), Куби написал, что его лечащий врач, бывший главврачом отделения, когда он выздоровел, встал на колени и поблагодарил за исцеление во всеуслышание.

– Да, Куби написал, что главврач поблагодарил Бога за то, что стал свидетелем чуда, которое рассыпало все его построения медика как карточный домик. Он также сказал ему: «Вы осуществили нечто, что противоречит моим знаниям, опыту, образованию, и я благодарю вас за это».

Спектакль «L2: Врата жизни», Фото: YouTube, Моравско-Силезский национальный театрСпектакль «L2: Врата жизни», Фото: YouTube, Моравско-Силезский национальный театр Ярослав Душек в начале семичастного спектакля посвящает зрителей в действие спектакля, вовлекая публику в непростую игру ассоциаций. В их возникновении одну из главенствующих ролей играет звучание оркестра, сольных и хоровых вокальных партий, напоминающее по тембру рокот и вибрации таинственного диджериду. Диджериду Душек выбрал потому, что Куби исцелился с помощью особого дыхания, а данный туземский инструмент, используемый во время ритуалов, включая врачующий недуги, можно считать инструментом вечного дыхания.

- Что бы вы посоветовали тем, кто серьезно болен, и, несмотря на длительные попытки, не может запустить скрытые резервы организма?

- Думаю, что человек должен найти опору в своем собственном внутреннем источнике. Это то, что называется биодинамическим подходом, применяемым в краниосакральной терапии. Помогает продолжительное медленное дыхание, в ходе которого человек задает свой главный вопрос, который проникает в самую глубь его существа. И ответ приходит изнутри. Иногда человек отказывается слышать ответ, так как таковой находится в столь огромном противоречии с состоянием его сознания, что он просто не способен «переварить» его содержание. Но ответ есть в каждом из нас, остается только слушать внутренний голос.

Ярослав Душек начинал свои нетрадиционные оперные опыты со спектакля «La Serra», написанного на искусственном языке. Позже он удивил либретто к опере «Нагано» о победе чешских хоккеистов на Олимпиийских играх 1998 года в Японии. Оно было написано на чешском и, частично, на русском и английском языках.

24-05-2016