Долгожданная книга о культурной деятельности беженцев-россиян в Чехословакии

23-06-2004

Некоторые события в культурной жизни эффектны, но не долговечны. Иные не претендуют на громкую славу, но становятся поворотными в смысле осознания и восприятия прошлого.

Таким событием стала публикация двухтомного издания «Литературно-театральная, концертная деятельность беженцев-россиян в Чехословакии», которое охватывает период с 20-х до 40-х годов 20 века. Автор - Игорь Владимирович Инов, блестящий переводчик чешской литературы 19-20 вв., оставил внушительное количество трудов, посвященных чешской культуре. Выходу упомянутой книги (к сожалению, Инов не дожил до этого) предшествовала 5-летняя кропотливая работа. Книга возникала на основе мемуарной литературы и встреч с уже немногочисленными здравствующими участниками или очевидцами культурных начинаний беженцев-россиян в Чехословакии. Рассказывает жена и помощница автора Ирина Макаровна Порочкина: - Это был огромный труд. Ничего не было известно. Надо было найти примерный состав: кто из актеров и с какими театрами они были связаны, какие были их амплуа, затем -каков был их жизненный путь, театры ведь жили на дотации чехословацкого правительства, которые не всегда были достаточны. Нужно было побывать во многих архивах - и в наших, в Москве, в Петербурге, но, прежде всего, в чешских - в МИДе, в литературном архиве на Страгове, в государственном и в историческом. Все это была хлопотливая работа, потому что мы здесь не живем, а только приезжали.

- Судя по содержанию книги, вам пришлось перечитать огромное количество периодических изданий, где были рецензии и отклики театральных критиков 20-30 гг., то есть, видимо, книга была задумана обширной первоначально?

- Да, но в процессе ее создания она стала разрастаться, и поэтому получилось два тома. Перед этим Игорь Владимирович уже кое-что опубликовал в разных журналах: в Петербурге, в Москве и Киеве, и здесь - в «Divadelni revue» («Театральном ревю»), в «Тvari». Таким образом возникал костяк будущей книги.

- Куда бы не занесла судьба русских людей, они непременно создадут церковь и театр... В этом есть нечто существенно русское, - отмечалось в пражском русскоязычном журнале того времени. И Игорь Инов подтверждает - уже в 1920 г. в Праге появился Русский кружок любителей и профессиональных актеров. Год спустя театральных работников, а также музыкантов, литераторов и художников, эмигрировавших из России в Чехословакию, объединила Артистическо-литературно-музыкально-художественная федерация.

Говорит Вера Велеманова из Чешского института театроведения:

- Я думаю, что культурная деятельность русских эмигрантов в Чехословакии очень интересная тема, потому что она касается человеческих судеб, которые были исполнены драматизма. Театр, музыка и литература были тем, что помогало русской диаспоре пережить эту трагическую судьбу. Главным образом, это были театральные группы. Например, Кочаловская - выходец из МХАТА или Мария Германова, основавшая здесь русскую группу МХАТА или Русский камерный театр в Праге. Это были театры и люди, прожившие в Чехословакии какую-то часть своей жизни или до самой смерти. И все это представляет мозаику судеб, которая интересна каждому, кто пережил хотя бы часть 20-го века.

Деятельности мхатовской группы посвящена целая глава в книге под названием «Мхатовские чайки над Влтавой». Как, впрочем, и гостям ЧСР 20-30 годов - российским театральным коллективам «Синей птице», «Камерному театру А. Таирова» и гебраистскому коллективу «Габима».

Рассказывает Инов также об увлечении Франца Кафки и его друга Макса Брода искусством еврейской труппы из Львова, которая играла и пела на идиш в пражском кафе «Савой» в 1910 г.: - Кафка даже влюбился в одну из актрис и свел дружбу с актером Исааком Леви, которого не раз приглашал к себе домой, с которым бродил по тысячелетнему городу и, устроив Исааку сольный вечер в актовом зале Еврейской ратуши, произнес вступительное слово. Более того, Кафка начал было писать книжку о Леви в контексте истории еврейского лицедейства на идиш. Тот же Леви явился прототипом русского друга в рассказе Кафки «Приговор» (Das Urteil). Свои впечатления и мысли о заезжих актерах-сородичах из Львова Кафка подробно заносил в дневник. Туда же вписал он и такие слова: «Наше сочувственное отношение к этим актерам, которые так хороши и так бедны, - это по сути, сочувственное отношение к печальной судьбе всех благородных усилий, прежде всего - наших усилий».

Не скрывал своего восторга от выхода в свет книги и председатель Чешского общества русистов Йиржи Клапка:

- Мы очень рады, что эта книга была издана, потому что мы ее ждали долгие годы. Игоря Инова мы любили и уважали, приглашали на наши семинары. Я рад, что Игорь Инов упоминает в книге о гастролях А. Вертинского в Праге - я это слышал раньше, но это не было до этого доказано. Мне приятно, что здесь также опубликована песня на стихи Р. Блох и А. Вертинского, с которой мы начинали наши эмигрантские вечера:

Принесла случайная молва
Милые, ненужные слова...
Летний Сад, Фонтанка и Нева.
Вы, слова залетные, куда?
Тут шумят чужие города
И чужая плещется вода.
И чужая светится звезда.

Песней «Чужие города» в исполнении Йиржи Клапки мы прощаемся с вами, а рассказ о книге продолжим в одной из следующих рубрик «Богема».

23-06-2004