Дмитрий Шостакович в Праге

23-09-2006

25 сентября весь музыкальный мир отмечает сто лет со дня рождения Дмитрия Шостаковича - советского композитора, патриота своей родины и жертвы советского тоталитарного режима. Благодаря архиву Чешского радио, мы сегодня можем предложить вашему вниманию портрет гениального композитора 20-го века: вы услышите фрагменты интервью, которое он дал Чешскому радио в 1957 году, когда приезжал на фестиваль «Пражская весна», и в 1959 году, когда приезжал на съезд композиторов соцстран.

Одновременно прозвучат фрагменты из упоминаемых им произведений и воспоминания его друзей и детей, Максима и Галины Шостаковичей, опубликованные в книге Михаила Ардова «Шостакович в воспоминаниях».

Я должна признаться, что сама прежде никогда не слышала голоса Дмитрия Шостаковича. А, обнаружив??????? ?????????? в архиве его запись, ожидала совершенно иное, чем услышала. Но воспоминания близких Дмитрию Шостаковичу людей помогли все понять. Поэтому вот вам портрет Дмитрия Шостаковича в трех измерениях: его музыка, его словесное выступление на Чешском радио и воспоминания о нем.

Родион Щедрин:

Шостакович жил в государстве, которое дышало страхом. У него же все близкие были посажены. Он дружил с Тухачевским, и тот написал Сталину письмо в защиту Шостаковича, после статьи «Сумбур вместо музыки». Уже одного этого хватило бы, чтобы Дмитрия Дмитриевича посадить. Шостакович приезжал в Москву, останавливался у Мейерхольда, в той самой квартире, где потом убили Зинаиду Райх. И этого достало бы, чтобы его не только посадили, но и убили...

«Я очень рад, что мне удалось приехать в этом году на музыкальный фестиваль «Пражская весна». На «Пражской весне» прозвучало много интересных произведений чехословацких композиторов и композиторов других стран. Одновременно вместе с «Пражской весной» происходит международная встреча композиторов, съехавшихся в Прагу из многих стран. На этой встрече композиторы в дружеской обстановке высказывают свои мысли о дальнейшем развитии музыкального творчества в своих странах, делятся с коллегами своими творческими планами.

Я уже сказал, что на пражской весне прозвучало много интересных произведений. Я должен с большой радостью констатировать, что чехословацкие композиторы выступили на «Пражской весне» с рядом превосходных произведений. Из них следует выделить исполнявшиеся вчера симфонии Вацлава Добиаша и Павла Бршковеца.

Выступили с прекрасными произведениями также представители композиторской молодежи Чехословакии. Все это меня очень радует, радует, что чехословацкие композиторы продолжают славные традиции своих великих классиков Сметаны, Дворжака, Яначека, Фибиха. Мне бы хотелось в заключение пожелать больших успехов чехословацким композиторам в их творческой работе и добиваться того, чтобы их произведения делались все лучше и лучше...»

Галина Шостакович:

В отличие от обычных советских людей Шостакович вообще не любил ездить за границу. Прежде всего потому, что не мог, не имел права раскрывать свои истинные мысли и чувства. Он знал, что настырные журналисты наверняка станут задавать провокационные вопросы. Наконец, ему - всемирной знаменитости - было унизительно находиться за рубежом без достаточного количества денег, а денег отцу выдавали, как и всем соотечественникам, ничтожно мало.

«Я очень рад, что впервые за пределами моей родины будет исполняться мой Второй фортепианный концерт именно в Праге. Этот концерт я сочинил недавно. В Москве его исполнял молодой пианист Максим Шостакович, мой сын. Здесь его исполнит молодой талантливый советский пианист Михаил Воскресенский. Очень трудно говорить о своих сочинениях. Но два слова мне бы хотелось сказать: что этот концерт состоит из трех частей, он небольшой по размерам и посвящается нашей прекрасной советской молодежи...»

Исаак Гликман:

Творческое, художническое бесстрашие Шостаковича сочеталось в нем со страхом, взращенным сталинским террором. Многолетняя духовная неволя спутала его своими сетями, и не случайно в автобиографическом Восьмом квартете так надрывно, драматично звучит мелодия песни «Замучен тяжелой неволей»...

«После того как закончится «Пражская весна», я поеду домой и буду заканчивать свою 11-ю симфонию. Две части уже у меня готовы, нужно закончить и остальные две части. 11-я симфония - программная симфония. И посвящается она русской революции 1905 года...»

Максим Шостакович:

Человек в те времена не живший, может подумать: какая же Шостакович - жертва? Депутат Верховного Совета, народный артист СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат всевозможных премий, и проч. Если смотреть с такой точки зрения, то и Александр Сергеевич Пушкин никак не может считаться притесняемым: он был обласкан царем, сочинял верноподданические стихи. Однако же все считают, что великий поэт пострадал от монархии. Увы! Шостаковичу довелось жить не в России времен Николая Первого, а в сталинском Советском Союзе. Бывали такие моменты, когда наш отец чувствовал себя на волосок от гибели. И до самой смерти своей он был напрямую зависим от безграмотных, наглых и жестоких чиновников, которые то и дело подвергали его прямому шантажу. Я никогда не забуду, как летом 1960 года отец позвал нас с Галей в свой кабинет и сказал: - Меня загнали в партию... И тут он заплакал. Я два раза в жизни видел его плачущим - когда умерла наша мама и в тот злополучный день.

«После симфонии я работал довольно много. Я занимался оперой Мусоргского «Хованщина», в настоящее время заканчивается ее постановка на киностудии «Мосфильм». Я занимался оркестровкой подлинного текста Мусоргского и занимался музыкальной редакцией всего этого фильма, который скоро выйдет на экран. Работа эта была очень большая, очень сложная, очень интересная.

Ведь, как известно, везде опера Мусоргского «Хованщина» идет в музыкальной редакции Римского-Корсакова, которая значительно отличается от подлинной музыки Мусоргского. Советский музыковед П.А.Ламм собрал все рукописи Мусоргского и составил клавир с подлинной музыкой Мусоргского. Этот самый клавир и явился основой для моей работы. Клавир этот я оркестровал, и по моей же партитуре режиссер Вера Строева поставила кинофильм на московской студии «Мосфильм».

Я надеюсь, что этот фильм скоро выйдет на экран, и мне очень хотелось бы, чтобы он поскорей попал бы в Чехословакию, чтобы познакомить вас, дорогие чехословацкие радиослушатели, с этой моей новой работой...»

Максим Шостакович:

Некоторые журналисты до сих пор таят обиду на Шостаковича: они полагают, что отец не любил их без видимых причин. Эти люди не дают себе труда понять, в каком положении Шостакович прожил всю свою жизнь. Он и вся его семья, по существу говоря, были заложниками у преступного и беспощадного режима. И каждое слово наш отец был вынужден произносить с оглядкой на всевластных мучителей.

«Музыкальное искусство, музыка - искусство, пожалуй, самое понятное и доступное всему миру. Потому что музыка не требует перевода с языка на язык. И она уже должна быть понятна в самой своей сущности.

Музыка - это гуманное искусство. И современный композитор обязан в своем творчестве высказывать лучшие прогрессивные идеи своего времени так, как это делали великие классики музыкального искусства».

Герберт Раппопорт, постановщик фильма-оперетты «Москва-Черемушки» на музыку Шостаковича:

Я пришел к нему вечером в гостиницу «Европейская». Застал гостей. Шостакович за столом что-то писал, отвечая на шутки. Всем было весело, мне - грустно, потому что надежда получить музыку для фильма пропадала. Шостакович продолжал писать и разговаривал. Я поднялся, чтобы уйти. «Куда же вы?» - спросил Шостакович и протянул мне только что записанные нотные листы - новые фрагменты для «Черемушек». Так я оказался свидетелем чуда рождения музыки гением. Это были лучшие фрагменты.

«Почти одновременно с «Хованщиной» я работал над сочинением оперетты «Москва-Черемушки». Для меня это был совершенно новый жанр. Я никогда еще не писал оперетту, хотя давно уже собирался это сделать. Либретто для этой оперетты написали два советских драматурга, уже имеющие достаточный опыт в деле создания оперетт. Это Владимир Масс и Михаил Червинский.

Над опереттой было очень интересно и приятно работать в содружестве с Московским театром оперетты. Я бы хотел воспользоваться случаем и сказать вам, дорогие радиослушатели, что в Московском театре оперетты меня очень порадовала такая настоящая хорошая творческая обстановка, очень большая музыкальная культура. Так что исполнением и постановкой моей оперетты в Московском театре оперетты я очень доволен.

Оперетта написана на совершенно современный сюжет. Действие происходит в наши дни в Москве. И посвящается оперетта московским строителям, которые строят новые дома, и посвящается она тем людям, тем семьям, которые въезжают в эти дома. Вот в Москве происходит очень большое строительство новых домов. И нам, авторам оперетты - драматургам и мне - очень хотелось в веселой и увлекательной форме показать это нашим слушателям».

Георгий Свиридов:

Мягкий, уступчивый, подчас нерешительный в бытовых делах, этот человек в главном своем - сокровенной сущности своей - был тверд, как камень. Его целеустремленность была ни с чем не сравнима...

«Дорогие радиослушатели, я очень рад, что мне была предоставлена возможность перед вами выступить. На прощание желаю вам больших успехов в вашей работе, здоровья, счастья и всеобщего благополучия».

23-09-2006