Чапек, Фила, Зрзавы - в Праге выставляются шедевры чешских художников из частных коллекций

У пражан и гостей столицы появилась редкая возможность посмотреть работы лучших чешских художников XIX-XX вв. из частных коллекций. Полотна представлены на предаукционной выставке в пражской галерее «Кодл». Экспозиция открыта до начала декабря, затем многие из произведений на долгие годы снова скроются из виду публики. О перспективах чешского изобразительного искусства «Радио Прага» беседовало с галеристом Мартином Кодлом.

Фото: Эва ТуречковаФото: Эва Туречкова

Насколько успешно продается чешское изобразительное искусство в наше время?

Мартин Кодл и Матиаш Кодл, фото: Эва ТуречковаМартин Кодл и Матиаш Кодл, фото: Эва Туречкова - Я бы сказал, что мы живем в эпоху «творческого рая». На чешских художников сейчас большой спрос, хотя покупают их, в основном, чешские коллекционеры. Я не считаю, что это минус. Чехи стали богаче, а из многих, скажем, «любителей декоративного искусства» выросли настоящие коллекционеры с изысканным вкусом, с четким представлением о том, каковой должна быть их будущая коллекция. Это, конечно, очень приятно. Я занимаюсь искусством долгие годы, и еще помню те времена, когда найти человека, способного адекватно заплатить за хорошую картину, было очень сложно. А качественных работ было полным полно. Сейчас наблюдается обратная картина: людей, способных по достоинству заплатить за полотно - много, а вот доступных произведений искусства – мало.

Какие чешские художники считаются самыми дорогими?

- В долгосрочной перспективе, в чешском искусстве более всего ценится стиль модерн. На мой взгляд, это правильно и логично, так как межвоенный период в чешском изобразительном искусстве действительно исключителен. Наверное, я Первую Республику несколько идеализирую, так как сам вырастал в буржуазной семье, но с уверенностью могу сказать одно: с точки зрения изобразительного искусства, это было очень плодотворное время. Возник целый ряд прекрасных картин, которые по праву лидируют в списках лучших чешских работ. И продаются они лучше других. В последнее время растет спрос и на послевоенное творчество. Это тоже вполне логично и естественно: во-первых, подрастает новое поколение людей, чье детство связано именно с этой эпохой, во-вторых, тогда возникло множество действительно хороших работ.

Какие произведения, представленные на данной выставке, вы цените больше других?

Мартин Кодл, фото: Эва ТуречковаМартин Кодл, фото: Эва Туречкова - Их не перечесть, здесь очень много картин, на аукционе будет предложено 250 лотов. Начальная цена четырех десятков картин стартует на суммах выше миллиона крон, многие из них попали к нам из очень редких коллекций. Я не хочу перечислять самые дорогие полотна, так как их все и так знают. У нас тут есть прекрасный (Вацлав) Радимски – эта картина не входит в разряд самых дорогих, зато у нее очень интересная история. Она принадлежала семье Седлмайеров, известных коллекционеров из Парижа, которые приобрели ее у самого Радимского. Это – исключительное полотно.

- Среди других представителей чешского импрессионизма рубежа XIX-XX вв., тут есть прекрасная работа Антонина Гудечка. Если посмотреть на более старые работы, то выставляются полотна представителей школы Макса Хаусхофера, и его самого тоже. В аукционе появится также автопортрет Копецкого – удивительная вещь, которой надо дать чуть больше времени, чтобы понять ее величие. Если вернуться к чешскому модерну, то нельзя не отметить картину Йозефа Чапека, на которой изображены двое мужчин - любимый мотив Чапека в 20-е годы. Эта картина из разряда тех, которые невозможно хорошо сфотографировать, снимок не способен передать всю прелесть этой работы. Ее нужно просто видеть. Особое удовольствие мне доставляет абсолютно потрясающий натюрморт Эмиля Филы с дедикацией Лиде Гутфройндовой, который раньше еще не продавался.

Что лично вас затронуло за живое?

Фото: Эва ТуречковаФото: Эва Туречкова - Если говорить о послевоенном творчестве, то советую до аукциона сходить в галерею и посмотреть уникальную картину Камила Лготака, которая называется «Счастливо добраться, длинный поездишко» - это очень специфическая работа, веселая, забавная, но при этом в ней ярко выражены все характерные черты творчества Лготака. Стоит также упомянуть крупное полотно Станислава Колибала, которое попало к нам из США. Художник лично заходил сюда и был тронут тем, что картина, спустя столько времени, возвращается в Чехию. Ее начальная цена держится очень высоко, но работа того заслуживает.

Вы сказали, что подготовка выставки заняла действительно много времени. Откуда эти картины, каким образом они попали в вашу галерею?

- Вы знаете, я уже тридцать лет удивляюсь тому, что такие картины еще всплывают откуда-то, что есть люди, которые готовы их продать. Я со своих малых лет - свидетель того, как ценные полотна исчезают в домах богатых людей, коим, по сути, нет повода перепродавать их. Тем не менее, большинство этих картин – от частных коллекционеров. Особенность чешского рынка искусством в наши дни заключается в том, что в страну возвращаются интересные работы из зарубежья, от потомков эмигрантов, из разных выставок, где картины просто когда-то остались.

Выдерживает ли чешское изобразительное искусство сравнения с творчеством других европейских мастеров?

Фото: Эва ТуречковаФото: Эва Туречкова - Уже появляются первые ласточки, некоторые чешские работы покорили планку миллион евро и миллион долларов. Это уже достойные цены, но хочу предупредить всех, что они отнюдь не окончательные.

Кто в настоящее время покупает чешских мастеров?

- К сожалению, тем старичкам-коллекционерам, у которых я учился, уже не хватает денег. Цены сегодня другие, и если они хотят что-то приобрести, им приходится что-то другое продавать. Владельцы произведений искусства – это богатые предприниматели. Раньше коллекционеры зарабатывали на искусстве и деньги вкладывали опять-таки в искусство. Таких людей сегодня остались единицы.

Приобретают ли работы чешских художников и иностранцы?

- Вы знаете, мало, для меня это, по-своему, загадка, но наше искусство еще не проникло полностью на зарубежные рынки. Тем не менее, я ожидаю, что это случится, это лишь вопрос времени.