«Московский протокол» глазами режиссера-исследователя

Роман Muž, který stál v cestě («Человек, преградивший путь»), спустя всего неделю после выхода в свет занял третье место в рейтинге самых продаваемых в Чехии книг. Это – литературный дебют 61-летнего режиссера, сценариста и педагога Ивана Филы, который намерен переложить описанные в романе события для экрана. История о Франтишеке Кригеле, единственном из чехословацкой делегации, кто отказался подписать «Московский протокол», распахнувший в 1968 г двери оккупации Чехословакии. Истинный патриот Чехословакии, он изучил чешский язык лишь в годы студенчества в Праге. Шесть лет он провел в окопах Второй мировой на двух континентах в качестве военного врача, а в 1968 г. поставил на кон собственную жизнь.

Фото: UniversumФото: Universum Иван Фила начинал свою кинокарьеру в качестве ассистента режиссера на киностудии «Барандов». Мятежный норов не позволял ему лицемерить и скрывать свои внутренние убеждения, которые шли вразрез с «этикой» коммунистических чиновников. Что и было ими взято на заметку. Молодой человек, помимо прочего, отказался идти на избирательный участок и голосовать за коммунистов.

Полученная неудовлетворительная характеристика поставила крест на учебе в отечественном вузе, и в 1977 году 19-летний парень покидает родину с одним лишь рюкзаком за плечами. Он бежал в поисках нового дома через Югославию, полгода пытался найти убежище, побывал в Нидерландах, Италии, Франции, Швейцарии. Все безрезультатно. На вокзале во Франкфурте Фила покупает чешскую эмигрантскую газету с объявлением о предоставлении помощи беженцам и наконец находит крышу над головой. Усовершенствовав свой немецкий, он поступает на кинофакультет Fachhochschule в Кельне, на отделение сценаристики и режиссуры. Благодаря экспериментальному направлению курса, Фила смог приобрести знания и в области фотографии и монтажа. В качестве дипломной работы в 1983 г. он представил короткометражный документальный фильм о коллекционере легендарных моделей мотоциклов Harley Heaven.

Путешествие по лабиринту

Иван Фила, Фото: Socc82, CC BY-SA 2.0Иван Фила, Фото: Socc82, CC BY-SA 2.0 Верность документальному жанру Фила сохранял и позже. Его интересовали история чешского народа, отношения между Чехословакией и немецкими землями, закономерности развития тоталитарных режимов в Восточной Европе. Одна из его полнометражных документальных лент – Schritte im Labyrinth («Шаги в лабиринте»), снятая им по заказу немецкого телеканала ZDF в 1990г., стала билетом в обратную сторону. По прошествии 21 года режиссер вернулся уже в свободную Чехословакию. Это – рассказ об эмиграции, о переломных моментах конца 1989 года и начале 1990-х, вобравший в себя свидетельства очевидцев событий, интеллектуалов, политиков, художников. Режиссер сравнивает взгляды и позиции таких известных личностей как Павел Тигрид, барды Карел Крыл и Ярослав Гутка, покинувших родину, с теми, кто остался в Чехословакии, среди которых Иржи Динтсбир, актриса театра и кино, диссидентка Власта Храмостова. Она цитирует в фильме стихи Марины Цветаевой об изгнании.

«Вацлав Гавел – Чешская сказка»

«Вацлав Гавел – Чешская сказка»«Вацлав Гавел – Чешская сказка» Вскоре, в 1993 г., Иван Фила нарисовал и собственный кинообраз Вацлава Гавела Ein böhmisches Märchen (Václav Havel – Česká pohádka). Через два года снял Nebel («Туман»), передающий магическую атмосферу Праги. Немалая роль в нем отведена музыке чешского мультиинструменталиста Иржи Стивина.

В 1995 году Фила в рамках документального цикла Hitler – Eine Bilanz («Шесть ликов Гитлера»), состоящего из шести серий, по заказу немецкого телевидения создает портрет диктатора, сосредоточив свое внимание прежде всего на нацистской оккупации Чехословакии 1939 г. Эту киноэпопею режиссеру предложили снять с учетом его чешского происхождения.

Что касается последних планов, то у Ивана Филы возникла мысль сделать картину о Франтишеке Кригеле в копродукции Чехия-Словакия-Украина, а также привлечь к съемкам кинопроизводителей из России и других стран.

– Я думаю, что мы стоим на правильном пути. Госфильмофонд Чехии пообещал 10 млн крон, поддержит нас и «Чешское телевидение». Положительно на проект смотрят также словацкий Госфильмофонд и «Словацкое телевидение». Что касается украинского сопродюсера, то он очень заинтересовался этим проектом и самой темой. Сейчас я также веду переговоры с Александром Роднянским. Этот продюсер с украинскими корнями живет в Москве, в его послужном списке такие фильмы режиссера Звягинцева как «Левиафан» и «Нелюбовь». Есть у нас и задумка с кинопроизводителями из Венгрии и Германии. Мы изначально планировали, и, возможно, что это удастся, чтобы картину поддержали все пять государств, войска которых оккупировали нашу территорию в 1968 году, – рассказал Русской службе «Радио Прага» Иван Фила.

Как отнеслись к Вашему предложению в Германии?

– Положительно, немцы в то время были о Кригеле достаточно хорошо осведомлены. Его портрет в то время украсил обложку журнала Der Spiegel. Франтишек Кригель, родным языком которого был немецкий, можно сказать, был даже другом Гельмута Коля и Гельмута Шмидта, то есть бывших федеральных канцлеров ФРГ. Бюджет фильма, полагаю, составит в целом 55-60 млн крон (до 2,3 млн евро), что в масштабе мирового кино – достаточно приемлемая сумма, однако для чешского кино – внушительная, так что без международного сотрудничества нам никак не обойтись.

19 подписей

Планируете ли вы хотя бы часть съемок осуществить в России, где был подписан так называемый «Московский протокол»?

Фильм «Леа»Фильм «Леа» – Да, конечно, ведь большая часть событий этой истории разворачивается в Московском Кремле – к слову, она в книге занимает большую часть, чем в киносценарии. Кремлевские переговоры играют здесь принципиальное значение, туда прибыла официальная делегация с Густавом Гусаком и Людвиком Свободой, вылетевшая 23 августа. Туда же привезли фактически похищенных из Чехословакии членов делегации, которых отправили в Москву насильно – Дубчека, Смрковского, Черника и еще двоих, а Кригеля арестовали и отвезли на один из объектов, располагавшихся под Москвой. Потом в Москву прибыла третья часть чехословацкой делегации, уже из окружения Зденека Млынаржа, – оставшееся руководство ЦК Компартии Чехословакии. И 19 членов этой делегации, в том числе посол Чехословакии в Москве, подписали этот протокол. Все, кроме Кригеля. Там присутствовали и другие чехословацкие политики, но они не имели права подписывать такого рода документы. Вся эта ломка характеров, напряженные размышления, все это происходило в стенах Кремля,

- напоминает сценарист, режиссер и автор нового романа «Человек, преградивший путь».

Фила держит в голове еще два проекта, в том числе «День счастья» о ярком исполнителе Петре Новаке, умершем в 1997 году, и по-прежнему верит в то, что ему удастся осуществить съемки романтической комедии Bella Luna, задуманного в копродукции Германия – США – Великобритания – Италия. Изначально главную роль в картине должен был играть египетский актер Омар Шариф, именно под него она и была написана. Однако в 2015 г. этот талантливый уроженец Александрии умер. После его смерти Иван Фила решил, что теперь ему следует подождать, когда «правильно постареет» американский актер Джордж Клуни – по его мнению, это наиболее приемлемая замена Шарифу, который в 1965 г. сыграл главную роль в фильме «Доктор Живаго» по роману Бориса Пастернака.

Отдельного упоминания заслуживают художественные фильмы Ивана Филы, режиссера, более известного за рубежом, чем в Чехии. Поэтический язык фильма 1996 г. «Леа», истории сближения деспотичного немецкого реставратора Герберт Штрелова и хрупкой, почти немой словачки Леи, которую он купил 50 000 марок в рамках возвращения своего имущества, принес создателю множество международных наград. Лента была номинирована Словакией на «Оскар» в категории иностранных кинокартин.