Музыка пражского мельника – Божественного богемца

26-03-2017

Йозеф Мысливечек. Старший товарищ Моцарта, оказавший на гения огромное влияние, чех, проживший большую часть жизни в Италии, носивший имя Giuseppe Venatorini и прозванный Il divino Boemo, ученик пражского органиста, чьи оперы ставили в неаполитанском Сан-Карло и на петербургской сцене.

Йозеф МысливечекЙозеф Мысливечек «Воскрешение из мертвых» – так назвала свою книгу о Мыслевечеке Мариэтта Шагинян, занимавшаяся не только жизнеописаниями Владимира Ленина. «Я хочу воскресить живой, настоящий образ музыканта, музыка которого захватила и покорила меня чем-то очень глубоким, родным, духовно-близким, и я пишу каждое слово этой книги в том состоянии души, когда, один на один перед тайной жизни, хочешь разорвать тайну смерти,чтоб постичь жизнь», – так предваряет писательница свой очень личный рассказ о композиторе, который рекомендует читателям Дмитрий Шостакович.

9 марта 2017 года исполнилось 280 лет со дня рождения выдающегося чешского композитора – Йозеф Мысливечек появился на свет в Праге в 1737 году и действительно был мельником, как его отец, брат, отчим. Семья была достаточно зажиточной – их мельницы и виноградники находились в долине Шарка, которая сегодня простирается между городскими кварталами и пражским аэропортом. Кроме того, отец будущего композитора унаследовал право аренды мельницы на Влтаве, рядом с Карловым мостом, где сейчас в Лавке Новотного открыт музей другого композитора – Бедржиха Сметаны. А родился Йозеф и его брат-близнец Яхим, вероятно, на Кампе, где у семьи также была мельница.

Происхождение не помешало Йозефу получать первые уроки музыки у отца, проходить курс в школе доминиканского монастыря святого Ильи, а затем и в семинарии у иезуитов, чтобы поступить на философский факультет Карлова университета. Все же в 1758 г. он стал членом гильдии мельников и получил звание мастера, так что делать муку Мысливечек, без сомнения, умел.

Однако страсть к музыке победила. Скрипке Йозеф учился у прославенного Франтишека Бенды, и уже в двенадцатилетнем возрасте считался замечательным скрипачом. Композицию изучал под руководством Франца Хаберманна, а затем у пражского органиста Йозефа Сегера. Тогда же он поступил камердинером и композитором к графу Винценцу Вальдштейну, написав за полгода шесть симфоний, названных им по месяцам (январь–июнь).

Яхим всю жизнь проработает на фамильных мельницах в Праге, сестра Мария Анна станет монахиней Цистерцианского ордена, а сам Йозеф Мысливечек покинет родину навсегда, странствуя по Италии и Европе как большинство музыкантов той эпохи.

В 1763 году граф Вальдштейн помог начинающему композитору отправиться в Венецию – продолжать обучение композиции под руководством Джованни Батиста Пешетти. Вот как пишет об этом Мариэтта Шагинян:

«Двадцатишестилетний Мысливечек рвется в Италию, и не вообще в Италию, а именно в Венецию, и не вообще в Венецию, а именно к Пешетти, известному своим превосходным теоретическим знанием оперного искусства и, в частности, речитатива. Он уже знает Пешетти как оперного композитора, по его опере «Эцио», исполненной в Праге... Иозеф Мысливечек как бы вышел на большую дорогу истории из маленького и любимого, но такого узкого все же мирка своей родной Праги. Тысячи соблазнов вихрем окружили его. Он пережил в первом же году в Венеции знаменитый ее карнавал, когда маски безумствовали в театрах, на пятачках площадей, в гондолах и барках, фейерверки затмевали звезды в небе, музыка гремела, не прекращаясь, из канала в канал, из гондолы в гондолу, из дома в дом; а фасады дивных дворцов, ярко освещенных плошками высотой в сажень, отраженными в прикрепленных рядом с ними зеркалах, выступали из этой исчерченной огнями пестрой черноты ночи своими восточными полуарками, тонкими стебельками колонн, вычурной лепкой карнизов и входами, опускавшимися прямо в воду»…

В 1764 г. чешский музыкант обратил на себя внимание итальянской публики своей первой оперой «Переполох на Парнасе», поставленной в Парме; до наших дней она не дошла. В следующем году в Бергамо была поставлена его «Семирамида», а настоящий громкий успех ему принес «Беллерофонт». В 1767 году на сцене неаполитанского театра Сан-Карло в ней пела знаменитая в те годы Катерина Габриэлли.

В 1771 году Йозеф Мысливечек был избран в члены Филармонической академии в Болонье, получив у итальянцев, которые не могли, конечно, выговорить его фамилию, прозвище «Богемец» (Il Boemo), а позже и «Божественный Богемец» (Il divino Boemo). В Болонской филармонической академии Мариэтта Шагинян обнаружила и русского друга Мысливечека, найдя отметку в документах, что «испытания» в академии проходили одновременно два иностранца, due forestieri: богемец Иозеф Мысливечек и русский Массимо Березовский. С ним в Россию, вероятно, и попали некоторые партитуры чешского композитора. Писательница отмечает, что «Граф Орлов, сыгравший некоторую роль в судьбе Максима Березовского, был со своей свитой и на опере Мысливечка и остался от нее в восхищении».

Фото: цпоФото: цпо В 1770 году в Болонье Мысливечек познакомился с юным Вольфгангом Амадеем Моцартом, отец которого с интересом и уже давно следил за карьерой чешского композитора. В 1771 г. и 1773 г. молодой гений вновь встречался с Мыслевечеком. В целом, влияние музыки Мысливечека на творчество Моцарта оказалось столь велико, что впоследствии, по сходству стиля, некоторые его сочинения приписывали Моцарту.

Италия стала для чешского композитора второй родиной. Лишь изредка он выезжал в Прагу, Вену, Мюнхен, где поставили его оперу «Аэций» и ораторию «Авраам и Исаак», о которой почитатель Моцарта Жорж де Сен-Фуа говорит, что, слушая ее, «буквально окунаешься в атмосферу светозарной и простой красоты».

Последние годы жизни чешского композитора были мучительны. Когда по приглашению баварского герцога Максимилиана I Иосифа композитор следовал в Мюнхен, коляска перевернулась, и через рану на ноге попала инфекция. Это – официальная версия, однако злая молва приписывала композитору сифилис. Впрочем и гноящаяся рана на ноге тоже была. Когда 11 октября 1777 г. Моцарт посещает Мыслевечека в мюнхенской больнице, то из боязни заразиться отказывается от рекомендательного письма в Неаполь, которое ему предлагает чешский композитор. Больницу Мысливечек покинул лишь весной 1778 г., выйдя оттуда с обезображенным безносым лицом носом, который, как он утверждал, ему выжгли невежественные врачи...

5 апреля 1780 г. в Риме публика холодно встретила его последнюю мрачную оперу «Антигоно», написанную в годы душевных мук и депрессии композитора.

Мысливечек умер в одиночестве 4 февраля 1781 г. в Риме, не дожив до 44 лет. Поклонники его музыки смогли организовать композитору достойные похороны, и он нашел последнее пристанище в римском костеле San Lorenzo in Lucina, где и сегодня можно найти надгробную доску с его именем.

Проходя по Мелантриховой улице в Старом Городе Праги, обратите внимание на установленный на узком, в три окна, фасаде дома под номером 13 бюст композитора с надписью «Йозеф Мысливечек detto il divino Boemo». Там он жил, перед тем как покинуть родной город.

Композитор, чья музыка стремится от позднего барокко к классицизму, оставил нам двадцать шесть опер в жанре опера-сериа, симфонии, концерты, камерные произведения, духовную музыку.

Мы слушаем сонаты для двух виолончелей и контрабаса в исполнении Яна и Радомира Ширцов, Вацлава Госковеца и Роберта Хуго.

26-03-2017