Эмиль Виклицкий – патриарх чешского джазового фортепиано

Чешский пианист Эмиль Виклицкий известен прежде всего тем, что сумел создать свой собственный уникальный стиль: смешав мелодизм и мотивы моравской народной музыки с джазовыми гармониями и классической аранжировкой, он смог добиться неповторимого звучания, которое остается авангардным, балансируя на стыке жанров, вне рамок времени и пространства.

Эмиль Виклицкий, фото: Зденек СлавотинекЭмиль Виклицкий, фото: Зденек Славотинек Чешский пианист Эмиль Виклицкий известен прежде всего тем, что сумел создать свой собственный уникальный стиль: смешав мелодизм и мотивы моравской народной музыки с джазовыми гармониями и классической аранжировкой, он смог добиться неповторимого звучания, которое остается авангардным, балансируя на стыке жанров, вне рамок времени и пространства.

«Современные классические композиторы говорят: «О, это Эмиль, он играет джаз!», а джазовые музыканты смеются: «Эмиль – сумасшедший! Он заигрывает с фолком, дурачится с классикой», – пересказывает мнение коллег сам композитор. Вклад Виклицкого в джазовое наследие Чехии трудно переоценить, недаром за ним закрепилось звучное прозвище «Патриарх чешского джазового фортепиано».

Эмиль Виклицкий родился в 1948 году в Оломоуце, в семье профессора изобразительных искусств. Первое соприкосновение будущего композитора с фортепиано произошло в родительском доме, где стояло старинное пианино марки Gustav Hofbauer.

Иллюстративное фото: PixabayИллюстративное фото: Pixabay «У нас дома было фортепиано. В 2003 году, после смерти матери, в огромных кипах родительских документов я нашел один, в котором говорилось, что мой дед, Виктор Виклицкий, купил наше семейное фортепиано Gustav Hofbauer в 1902 году. Мой дед был очень организованным человеком, поэтому все свои документы хранил дома, ничего не выбрасывая. Разумеется, имея доступ к фортепиано, я с детства пытался потрогать его, постучать по клавишам, что очень веселило моих родителей», – вспоминает пианист.

Когда настало время для выбора будущей профессии, Виктор сообщил отцу, что мечтает стать композитором и хочет переехать в Брно для учебы в музыкальной академии. Однако отец-художник отнесся к идее сына скептически.

«Я унаследовал от отца талант к математике. Когда мне было 17 или 18 лет, я задумывался о поступлении в Академию музыкальных искусств в Брно, но мой отец, который был художником, и брат которого тоже был художником сказал мне: «Смотри, тебе не кажется, что в нашей семье уже достаточно творческих профессий? Пожалуйста, не занимайся этим, выбери что-нибудь посерьезнее. Я был послушным ребенком, так что решил поступить, как мне сказал отец, и отправился изучать математику».

Сначала была математика

Эмиль Виклицкий, фото: Томаш КристЭмиль Виклицкий, фото: Томаш Крист Так Эмиль поступил в университет им. Палацкого в Оломоуце. Спустя пять лет, в 1971 году, он окончил обучение, получив специальность математика. Ему даже рекомендовали продолжить образование для получения докторской степени. Однако во время решающего собеседования с деканом университета, глава факультета сообщил Эмилю, что, если тот желает получить докторскую степень, ему придется изучать марксизм-ленинизм. Музыкант вспоминает - «Я повернулся, собрал свои бумаги, а затем вышел из кабинета, не сказав ни слова, и не появлялся там ни разу в течение следующих 40 лет».

Эмиль принял решение перебраться в Прагу, чтобы начать заниматься тем, что влекло его намного больше математики, – музыкой. Перебравшись в Прагу, Эмиль Виклицкий заявляет о себе как о виртуозном музыканте. Уже в 1974 году он получает приз за лучшее сольное выступление на Чехословацком любительском джазовом фестивале. В 1976 году он побеждает в конкурсе джазовой импровизации в Лионе. Всего через год, уже в Монако, пианист получает приз консерваторского музыкального состязания за композицию Green Satin. Наконец в 1977 году Эмиль Виклицкий получает годовую стипендию на обучение в знаменитом Музыкальном колледже Беркли в Бостоне.

Нью-Йорк – жизнь в магазине старых зеркал

В США Виклицкий оттачивает свое исполнительское мастерство, играя бок о бок с такими известными музыкантами как, например, басист Санти Дебриано, саксофонист Джерри Бергонци и многими другими звездами джаза. В одном из интервью Эмиль признавался, что очень хотел остаться в США после окончания учебы, чтобы продолжить там карьеру, однако его пугала перспектива лишиться возможности вернуться домой. «Сейчас мы уже знаем, что коммунистический режим пал в 1989 году, но тогда я не мог знать, что это скоро произойдет», – вспоминает Эмиль. Смущали пианиста и другие сложности жизни в Америке – так, жить музыканту приходилось в старом магазине зеркал в Нью-Йорке.

Возвращение домой

Эмиль Виклицкий, фото: Vítězslav Janda (ARTA), Wikimedia CC 3.0Эмиль Виклицкий, фото: Vítězslav Janda (ARTA), Wikimedia CC 3.0 Вернувшись в Прагу в середине 1980-х, Эмиль занимается композиторской деятельностью. Благодаря опыту, приобретенному за время обучения в Беркли, он быстро находит применение своим навыкам, сочиняя и записывая музыку в различных жанрах. Из-под его пера выходит множество джазовых, хоровых, оперных, камерных и оркестровых композиций, а визитной карточкой становится комбинирование классических и джазовых музыкальных приемов. Эмиль также пишет музыку для театра и кино. Особое место занимает постановка «Тайна человека», основанная на тюремных письмах будущего президента Вацлава Гавела. После нескольких встреч с президентом Эмилю удалось создать великолепный саундтрек, который произвел настоящий фурор во время показа на Бродвее. В 2011 году музыкант получил почетную медаль «За заслуги», вручаемую президентом Чехии за достижения в различных областях.

За свою долгую творческую жизнь виртуоз выпустил десятки CD и несколько опер: Faidra, «Пахарь и смерть», «Дневник Махи», посвященная чешскому поэту-романтику.

Творчество Эмиля Вилицкого уже стало культовым не только в Чехии, но и во всем мире. Уникальный подход джазмена к музыке, основанный на любви к народному творчеству родной страны, позволил создать оригинальный и яркий музыкальный стиль, который привлекает людей в разных странах, вне зависимости от их возраста и национальной принадлежности. «Я играю свой собственный джаз», – заявляет пианист. «Конечно, я могу играть по американским джазовым стандартам, ведь я отрабатывал их многие годы. Однако я пытаюсь найти свой собственный язык, и, учитывая, что я мораванин, то для меня естественно использовать народные мотивы. Это моя визитная карточка», – объясняет свое кредо Эмиль Виклицкий.