Чех, создавший петербургскую оперу

Эдуард Направник попал в Россию в интереснейшее время – его современниками были все великие русские музыканты, от Чайковского до Шаляпина. Сын бедного богемского учителя будет принят при российском императорском дворе, а именем этого выдающегося дирижера и композитора назовут целую эпоху в истории Мариинского театра.

Эдуард Направник, Фото: открытый источникЭдуард Направник, Фото: открытый источник Отправляясь двадцатилетним юношей из австрийской Праги в заснеженную Российскую империю, он не предполагал, что будут его звать исключительно Эдуардом Францивечем, почти полвека он прослужит русской музыке, проживет до конца своих дней в Санкт-Петербурге и упокоится на кладбище Новодевичьего монастыря, когда город уже будет называться Петроградом, а две империи – его первая и вторая родина сойдутся в смертельной схватке. 10 ноября 2016 г. исполнилось ровно сто лет со дня кончины композитора и дирижера Эдуарда Направника.

Он родился в 1839 году в Бышти, неподалеку от Градце Кралове – австрийского Königgrätz. В Богемии умели распознавать музыкальный талант – с 12-лет мальчик учился игре на органе и фортепиано, переехав для этого к дяде в Пардубице. Рано лишившись обоих родителей, в 15 лет он поступил в реальное училище в Праге, не оставляя занятий на органе, игрой на котором зарабатывал себе на жизнь. Фортепиано юный Направник изучал в школе Петра Майдля, где с 1855 г. начал преподавать, а оркестровку и дирижирование проходил под руководством директора Пражской консерватории Яна Бедржиха Киттля. К этому же времени относятся первые его успехи как композитора.

В России спрос на австрийских музыкантов был высок, аристократы им щедро платили, и Направник, которому только-только исполнился 21 год, принял предложение богача и мецената князя Николая Юсупова. Гофмейстер и действительный тайный советник и сам сочинял музыку, прекрасно играл на виолончели и скрипке. Именно он – последний из мужской линии рода Юсуповых – создал великолепный домашний театр в своем дворце на Мойке, в том самом, где в 1916 году его внук убьет Распутина…

Дирижер в Юсуповском дворце на Мойке

Однако до этого еще далеко, ведь Эдуард Направник прибыл в столицу Российской империи в 1861 году – в страну, наконец, отказавшуюся от рабства, – как раз в тот момент Александр II объявил об отмене крепостного права. Молодой музыкант занял место дирижера в оркестре князя Юсупова. Через два года, после завершения контракта и роспуска юсуповского оркестра, он нашел место органиста и репетитора в Русской опере. Через год стал помощником дирижера Мариинского театра К.Н. Лядова, затем – вторым дирижером, а в 1869 году занял место первого дирижера, чтобы провести на этом посту более 40 лет, вплоть до 1914 года. Эти четыре с лишним десятилетия смело можно назвать эпохой Направника и временем подъема русской оперы. Ведь в 1840-е годы дирекция императорских театров запрещала Русской опере играть на сцене Большого театра – там выступала итальянская опера и балет. Лишь в 1859 г. она получила собственное помещение – Мариинский театр.

Сын Направника Владимир Эдуардович в своих воспоминаниях пишет: «Русских профессиональных музыкантов еще не было, были только богатые дилетанты или крепостные музыканты, кое-как обученные теми же иностранцами».

Эдуард Направник в Мариинском театре, Фото: открытый источникЭдуард Направник в Мариинском театре, Фото: открытый источник В Русской опере, уже обитавшей в стенах «Мариинки», Направник обнаружил полный хаос. «Оркестр, состоявший из 70 оркестрантов, среди которых преобладали иностранцы, был по качеству недурен, но отличался запущенностью и недисциплинированностью», – вспоминает рассказы отца Владимир Эдуардович. Платили музыкантам очень скудно, а Направник и вовсе первые восемь месяцев работал бесплатно.

Один ты бодрствуешь за всех,
Наш капитан-исправник,
По темпу немец, родом чех,
Душою росс – Направник!

После «испытательного срока» молодой музыкант стал получать небольшое жалование – 500 рублей в год. Начал 24-летний богемец с наведения порядка и дисциплины – требовал от всех являться на репетиции, и являться вовремя. Как сказали бы сегодня, менеджером он оказался прекрасным, сумев организовать работу труппы и, соответственно, поднять уровень исполнения оркестра и хора. Пусть и заслужил добродушную эпиграмму Апухтина про «капитана-исправника» – так называли в Российской империи судебных чиновников и полицейских, отвечавших за порядок.

Русской опере требовался чешский «капитан-исправник»

Как писал о Русской опере композитор и музыкальный критик того времени А. Н. Серов, «оркестр творит чудеса по отчетливости и оттенкам» – он стал эталоном столичного исполнительского искусства. За годы работы Направника в театре было поставлено 75 опер, в том числе произведения М. Глинки, А. Даргомыжского, М. Мусоргского, девять опер Н. Римского-Корсакова, пять – Ц. Кюи, семь – П. И. Чайковского. Опера стала пользоваться в столице небывалой популярностью. «Попасть туда можно или не щадя боков и стоя на площади в снегу по шести, а то и девяти часов, или представляя в разные кассы и конторы просьбы, документы», – свидетельствует современник.

Постепенно Эдуард Францевич превратился в одного из самых влиятельных музыкантов России: более 10 лет он дирижировал на всех симфонических собраниях Русского музыкального общества, вел ежегодные концерты Филармонического и Патриотического общества, Красного Креста и других. Кстати, он первым в России стал дирижировать спиной к публике, что позволяло ему лучше управлять оркестром.

Ставший потомственным русским дворянином, Направник получил многие государственные награды, которые ранее музыкантам не давали. Уже Александр II вручил ему Владимира 4-й степени как признание его выдающихся заслуг. Листая страницы жизни Направника, как будто переносишься в мир русского двора XIX века: Зимний, Михайловский, а вот Мраморный дворец, некогда проигранный в карты легкомысленным графом Орловым, а теперь – чинная великокняжеская резиденция, куда долетает пронизывающий ветер с Невы. Особую роль в судьбе Направника сыграл великий князь Константин Николаевич, страстный любитель музыки, покровительствовавший отечественной опере. В Белом зале Мраморного проходили музыкальные матине - утренние приемы великого князя, непременным участником которых был и Направник, и члены царской семьи, любившие там музицировать.

Мраморный дворец, литографияМраморный дворец, литография

Эдуарду Францевичу доверяли организацию монарших концертов, например, исполнение «Реквиема» Моцарта, в котором участвовали принцесса Макленбург-Стрелицкая, княжна Черногорская и другая высшая знать. Концерт был дан 5 марта, и прошел, как сообщают архивы, «великолепно». Высоко ценила Направника и императрица Мария Александровна, для которой Константин устраивал там специальные музыкальные представления.

Концертмейстер императорской семьи

В Михайловском дворце, который от Мраморного отделяет лишь Марсово поле, река Мойка и парк, Эдуард Францевич познакомился с великой княгиней Еленой Павловной, щедро поддерживавшей Русское музыкальное общество и консерваторию. Благодаря ее покровительству Направник стал организатором большинства придворных концертов. Восшествие на престол Александра III, любившего, в отличие от своего отца, национальное искусство, открыло новые перспективы для русской оперы и Направника, который стал самым влиятельным музыкантом столицы. Осыпал милостями музыканта и Николай II, сделавший чешского дирижера заслуженным артистом императорских театров, кавалером ордена Станислава 1-й степени.

Эдуард Францевич тоже заботился о своих музыкантах – учреждал на собственные средства стипендии для детей оркестрантов и хористов, организовал кассу взаимопомощи.

Направник немало способствовал популяризации музыки Чайковского, влияние которого он испытал как композитор. Особенно это чувствуется в опере «Дубровский» по повести Пушкина, премьера которой состоялась в 1895 г.

«На протяжении моей многолетней музыкальной деятельности, от самого ее начала вплоть до последнего времени, мне приходилось встречаться с музыкантами-чехами, которые посвятили свой талант служению искусству в России… Искренняя, тесная, ни на мгновение не нарушавшаяся дружба связывает меня с Эдуардом Направником… Его прекрасные душевные качества – прямота, честность, правдивость, трудолюбие и готовность помочь каждому, – все это с давних пор внушало мне пламенную любовь и уважение к нему», – говорил П. И. Чайковский, выступая в 1888 г. в Праге на банкете в свою честь.

Направник – «ангел-хранитель» Чайковского и критик «Могучей кучки»

Высокое положение, которое Направник занял в русском музыкальном мире, не могло не привести к появлению недоброжелателей. Сменив на одном из постов М. А. Балакирева, Направник стал, таким образом, его вечным оппонентом. Недолюбливал Направник и молодых композиторов «Могучей кучки», называя их «неучами, не признающими никакой науки и усидчивой любви к труду». Они отвечали ему взаимностью. В. В. Стасов в письме к М. А. Балакиреву 1880 года писал: «Как вчера в Дворянском собрании скверно шла 2-я месса Бетховена!.. Наш Эдуард тачал, стругал, пилил, сверлил со всегдашним своим невозмутимым равнодушием, но о чем-нибудь художественном не было и помина». Направник любил в опере драматургию сюжета, сильные характеры действующих лиц – все, чего не было в сказках Н. А. Римского-Корсакова. О «Снегурочке» Направник писал: «Трудно объяснить, почему автор увлекся этой сказкой, так мало соответствующей не только требованиям сцены, но и не отличающейся особенным содержанием и не типичностью действующих лиц».

Н. Римский-Корсаков, Фото: открытый источникН. Римский-Корсаков, Фото: открытый источник При этом Направник не мог не оценить талант Римского-Корсакова, поставив, несмотря на всю сложность их отношений, в итоге, девять его опер, хотя конфронтация продолжалась все годы сотрудничества этих двух выдающихся музыкантов.

Сложным было отношение Направника к Мусоргскому. «Это был ценный самородок, не признающий никакой науки, почти неграмотный музыкально, реалист и музыкальный революционер, но всегда и везде со своей собственной физиономией», – такую характеристику он дает в сових воспоминаниях создателю «Бориса Годунова». А о Бородине он пишет, что композитор «обладал могучим, богатырским, эпическим и самобытным талантом. Богато одаренный природою, он свои способности не развивал и мало ими пользовался». При этом, хотя сам Направник отказался ставить «Князя Игоря», он передал оперу для включения в репертуар другому дирижеру, что стало неожиданностью для самого автора. Музыкальная интуиция боролась в Направнике с любовью к порядку.

Последние годы жизни Эдуарда Францевича были печальными – он тяжело переживал кончину жены – певицы Ольги Эдуардовны Направник-Шредер (1844–1902) и самоубийство сына Константина (1874–1911). Кроме того, даром не прошли годы интенсивной дирижерской деятельности – неврологическое заболевание плеча не позволяло ему продолжать работу. Операции не помогли, и от их последствий Эдуард Францевич скончался в возрасте 77 лет. Российская империя жила тогда по юлианскому календарю, так что часто как дата смерти композитора указывается не 10, а 23 ноября 1916 г.

Наследие Направника – опера Мариинского театра

После его кончины журнал «Музыкальный современник» писал: «Только благодаря властному воспитательному воздействию той школы, сквозь которую Направник провел всю оперную организацию Мариинского театра, мы имеем право говорить о нашей сцене как об одной из первых в Европе».

Эдуард Направник не дожил года до революционных потрясений, перевернувших Россию. Его семья, уехавшая по счастливой случайности летом 1917 г. на дачу в Финляндию, больше не вернулась в Петроград. В 1925 г. его потомки перебрались в Бельгию, и лишь младшая дочь Направника Варвара осталась в фамильной квартире на Крюковом канале, где хранила архив отца. Варвара Эдуардовна умерла от голода во время ленинградской блокады. Архив Направника уцелел и сегодня хранится в Театральном институте Санкт-Петербурга.

Главное наследие, которое чешский музыкант щедро оставил России, – пять опер, оркестровые и камерные произведения и сам Мариинский театр.

Звучат «Фантазии на русскую тему» и «Торжественный марш Петра Великого» Э. Ф. Направника.