Новости | Другие статьи


В интервью агентству ČTK президент Чехии Милош Земан назвал бомбардировки Югославии силами НАТО проявлением «высокомерия силы». Милош Земан, занимавший в 1999 году пост премьера, сообщил, что с большой неохотой вспоминает о тогдашнем решении правительства, и подчеркнул, что Чешская Республика стала последней страной, выразившей согласие с бомбардировками.

«Это произошло еще и по причине того, что мы были в НАТО всего три недели, и было бы крайне странно, если бы как новичок стали единственной страной, наложившей вето на это решение», – прокомментировал президент принятое тогда решение. Милош Земан также вспомнил, что Чехия безуспешно пыталась найти в НАТО союзников, и лишь позднее ее поддержала Греция. «Я могу сказать, что по прошествии времени я считаю это ошибкой», – указал глава Чехии.

В марте 1999 года Североатлантический альянс вмешался в войну, которая шла на территории Югославии, и начал бомбардировки, вынудившие Белград капитулировать и вывести свои силы из Косово, которое впоследствии провозгласило независимость. Военная операция в Югославии проходила одновременно со вступлением в НАТО трех новых членов – Чехии, Польши и Венгрии.

Бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт прибыла в Прагу на на празднование 20-летия вступления Чешской Республики в НАТО, которое отмечается 12 марта 2019 года. «Я была очень рада, что это произошло, и я в период президентства Билла Клинтона подписывала этот документ», – подчеркнула уроженка Праги Мадлен Олбрайт, много сделавшая для того, чтобы в 1999 году в Североатлантический альянс вошли Чехия, Венгрия и Польша. Она также назвала «важным фактом» встречу премьер-министра Чехии Андрея Бабиша и президента США Дональда Трампа, состоявшуюся 7 марта 2019 года.

По мнению Мадлен Олбрайт, НАТО должно держать двери открытыми для новых членов, однако страны должны отвечать определенным требованиям. «Украина и Грузия должны об этом думать, но главное – нет смысла говорить, что двери закрыты, – подчеркнула политик в интервью агентству ČTK. – Необходимо понимать, что это – не только военный, но и демократический альянс». «Нам нужно отслеживать множество вопросов, например, что делают русские с информацией», – отметила политик.