Чешские имена в расстрельных списках и ГУЛАГах

Историки продолжают изучать судьбы соотечественников, попавших в жернова тоталитарной системы СССР. Только что вышла новая публикация «Чехословаки в ГУЛАГе», посвященная двенадцати жизням, принесенным в жертву советскому Молоху. Готовится к показу документальный фильм Чешского телевидения.

Штепан Черноушек, фото: Архив Чешского радио - Радио ПрагаШтепан Черноушек, фото: Архив Чешского радио - Радио Прага О чехах и словаках в годы Большого террора 1930-х и репрессий 1950-х «Радио Прага» беседует с сотрудником пражского Института изучения тоталитарных режимов Штепаном Черноушеком.

– Мы занимаемся, в основном, занимаемся ГУЛАГом, политическими репрессиями, которые коснулись примерно 25 000 чехословацких граждан и чехов, родившихся на территории СССР и репрессированных. Это – достаточно большое количество людей, и эта тема в Чехии еще недостаточно изучена. Мы, разумеется, стараемся публиковать результаты нашей работы. Еще в 2017 г. в эфире выйдет документальный трехсерийный фильм о чехословаках в ГУЛАГе, который наш институт подготовил в сотрудничестве с Чешским телевидением.

Далее мы готовим к изданию большой сборник вместе с Архивом СБУ Украины, где хранится большое количество документов времен НКВД. К счастью, в Украине все архивы полностью открыты, и каждый может туда попасть. Там, в отличие от России, можно читать полные дела репрессированных. Вместе с Архивом СБУ Украины мы будем издавать сборник о «чешском аспекте» Большого террора в Советской Украине 1937-38 гг.

Более 600 чехов было расстреляно на территории Советской Украины

Житомир сегодня, фото: Борис Мавлютов CC BY-SA 3.0, открытый источникЖитомир сегодня, фото: Борис Мавлютов CC BY-SA 3.0, открытый источник Террор коснулся нескольких тысяч чехов, которые в то время проживали в Украине. Это были и этнические чехи, поселившиеся там еще при Российской империи, и энтузиасты-коммунисты, приехавшие помогать строить коммунизм, которых сразу же репрессировали по национальному признаку. Насколько я знаю, только на территории Советской Украины было расстреляно более шестисот чехов.

– В каких городах это происходило? В Киеве?

– В Киеве, но больше всего расстрелов было в Житомире.

– Останки этих людей найдены?

– В Житомире найдены – мы знаем место, где этих людей расстреляли. В самый большой чешский праздник – День святого Вацлава, 28 сентября 1938 года, в Житомире было расстреляно 80 чехов. Это – самая массовая казнь чехов в истории репрессий в СССР.

Самая большая в ХХ веке казнь чехов произошла в день св. Вацлава в Житомире в 1938-м

Фото: открытый источникФото: открытый источник – Это специально было сделано в праздник св. Вацлава?

– Мы этого не знаем, никаких данный в архивах об этом мы не нашли, но зная цинизм НКВД, это вполне можно предполагать.

– Российский «Мемориал» недавно опубликовал поименные списки сотрудников НКВД. Вы знаете, кто конкретно участвовал в терроре, коснувшемся чехов и словаков?

– Да, знаем, поскольку все имена можно найти в архивах НКВД, которые сейчас хранятся в Архиве СБУ Украины. Поскольку все они открыты, мы, конечно, знаем имена палачей, убивавших наших соотечественников.

В Чехии имена палачей времен ЧССР давно известны

– Вы планируете их как-то предавать гласности?

– В сборнике о Большом терроре, конечно, будут опубликованы документы, которые касаются тех следователей, которые вели следствия об этих чехах.

Фото: Post Bellum, Адам ГрадилекФото: Post Bellum, Адам Градилек – Вы получаете какой-то отклик со стороны потомков? Например, когда эти списки появились в России, то люди искали там имена своих предков. Дети, внуки, правнуки узнавали, что их предок был палачом. Вы ожидаете какую-то реакцию в Украине?

– Пока мы об этом не думали. Поскольку в Чехии давно известны фамилии всех следователей, посылавших своих сограждан на казнь в годы ЧССР, то для нас естественно знать эти имена, поскольку эту часть истории нужно знать. Если изучать свое прошлое, то нужно открывать и эти темные страницы.

– Вы рассказали о своем плодотворном сотрудничестве с Украиной. А как обстоят дела с российской стороной? Вы общаетесь только с «Мемориалом»? Готовятся ли какие-нибудь совместные публикации?

– Совместные публикации такого типа мы пока не планируем, поскольку архивы пока остаются недоступными. Конечно, появляются отдельные статьи, мы участвуем в конференциях. Конечно, в основном мы сотрудничаем с «Мемориалом», но также и с другими общественными организациями, которые помогают нам разыскивать репрессированных чехов и т.д.

ГУЛАГ, фото: открытый источникГУЛАГ, фото: открытый источник – Вы сталкивались с противодействием российских органов?

– Самая большая проблема, что нет доступа к архивным материалам, и это – очень большое препятствие.

– Для получения доступа к делу вы должны каждый раз заручаться согласием близкого родственника репрессированного?

– В качестве примера я приведу один случай. Один чешский учитель-коммунист в 1930-е гг. приехал в Советскую Украину работать с чешскими детьми в школе. Его арестовали – сначала он находился на Соловках, потом был второй арест, и последний его след обнаружился в лагере в Кирове. Коллеги разыскали его внучку, и она подписала разрешение. Мы обратились через множество посредников в архив.

Чтобы получить 10 страниц из российского архива, нам потребовалось два года

Спустя два года после начала этого процесса мы получили из архива в Кирове десять листков копий из его дела. Вероятно, сотрудники архива сами отобрали то, что, по их мнению, можно копировать, и переслали нам через чешское посольство. Над этим работало множество людей, затратив много часов и дней. Два года шла работа, и мы получили 10 страниц. При этом сейчас мы можем приехать в Украину и за неделю получить копии полных дел тысячи чехов, и это очень ценно.