«Суть угрозы – стремление России определять ход истории»

Чешская Республика, как и остальные государства НАТО полны решимости к 2024 году поднять инвестиции в оборону до уровня 2% ВВП. Это – реакция на нарастание угрозы в мире, говорит чешский генерал Петр Павел, возглавляющий Военный комитет НАТО. В качестве одной из сторон, откуда может исходить потенциальная угроза, рассматривается Россия.

Генерал Петр Павел, фото: Яна Пржиносилова, Чешское радиоГенерал Петр Павел, фото: Яна Пржиносилова, Чешское радио Напоминания о необходимости выполнять свои обязательства перед НАТО становились более настойчивыми по мере разрастания списка проблем сегодняшнего дня, которые не могут не учитывать военные. «Это аннексия Крыма, поддержка сепаратистов на Донбассе, а также вовлеченность российской стороны в действия в Сирии, усиление Исламского государства, нарастание общего количества терактов в западных странах», - перечисляет генерал Петр Павел обстоятельства, подстегнувшие НАТО наращивать оборонные бюджеты.

О решимости выполнить обязательства перед НАТО заявляют ведущие политики страны.

Петр Павел: «По заявлению уходящего в отставку чешского кабинета министров, оборонный бюджет страны в 2020 году будет составлять уже 1,4% ВВП. Хотя и остается под вопросом, может ли в качестве гаранта упомянутого плана выступать правительство, которое в 2020 году страной управлять уже не будет, однако заявление как декларация уже было сделано. В проектах бюджетов на будущие годы предпосылки для реализации этого плана есть. Теперь необходимо дождаться программного заявления нового кабинета министров – будет ли там также заявлен рост оборонных инвестиций. Одновременно, я рискну утверждать, что исходя из имеющихся параметров, Чехии будет сложно выполнить обязательство, касающееся 2024 года».

Коллективная оборона – ответственный подход

Однако в подобной ситуации, считает начальник Военного комитета НАТО, по разным причинам, окажется целый ряд государств. Следствием сложившейся ситуации является ослабление всей системы коллективной обороны. Например, чешская армия не способна самостоятельно защитить территорию страны, если речь пойдет о столкновении более сильным противником.

Флаг НАТО, фото: открытый источникФлаг НАТО, фото: открытый источник«Учитывая общее количество военных подразделений, их способности быстрого реагирования на угрозу и объемы запасов, это невозможно. Однако это абсолютно нормальное явление. Состояние нашей армии обусловлено ситуацией с безопасностью и контекстом нашей жизни. Мы находимся в центре Европы и со всех сторон окружены партерами по НАТО и Евросоюзу. Отчасти на это и мы полагаемся. В таких обстоятельствах нам было бы трудно разъяснить гражданам необходимость содержания 100-200-тысячной армии, подобной чехословацкой. Численность армии всегда должна соответствовать степени угрозы в данный момент. Наши вооруженные силы, учитывая численность населения, относится к категории небольших армий, но они сформированы с учетом нужд системы коллективной обороны. Наш вклад имеет количественный и качественный показатели. Например, по количественному показателю мы можем предоставить системе коллективной обороны лишь одну бригаду, однако, далее все будет зависеть от оснащенности этой бригады и ее эффективности, слаженности действий при выполнении поставленных задач», - подчеркивает генерал начальник Военного комитета НАТО и экс-глава Генерального штаба Армии Чешской Республики.

Угроза более крупного калибра

В июле 2016 года, во время саммита Североатлантического альянса в Варшаве, посол Чешской Республики при НАТО Иржи Шедивы в интервью «Чешскому Телевидению» суммировал угрозы, которые стоят на повестке дня в НАТО: «Это – юг с целым комплексом проблем, связанных с «Исламским государством», миграцией, а также это восточное направление и комплекс проблем, связанных с агрессивными действиями России. Это – два основных пункта».

Солдаты-десантники на параде Победы в Москве, фото: CC BY-SA 4.0 открытый источникСолдаты-десантники на параде Победы в Москве, фото: CC BY-SA 4.0 открытый источник По мнению генерала Петра Павла, главы Военного комитета Североатлантического альянса, Россия для НАТО сегодня представляет собой потенциально бóльшую угрозу, чем террористическая организация Исламское государство.

«Россия представляет собой бóльшую угрозу с точки зрения своих потенциальных возможностей. Уровень весьма серьезен, как по обычным видам вооружений, так и по ядерным. Вдобавок Россия ведет интенсивную модернизацию своих вооруженных сил. К 2020 году, согласно заявленным планам, этот процесс должен быть завершен на 75%, включая ядерные силы.

Связав все это с заявлениями верховных российских представителей и представленной военной доктриной, с теми обстоятельствами, что НАТО российским государством характеризуется в качестве угрозы, учитывая осуществленную аннексию Крыма и то, что после Второй мировой войны Россия стала первым государством, изменившим свои границы, применив военную силу, а также связав с тем, что эта страна оккупирует два региона в Грузии и продолжает оказывать поддержку сепаратистам на Донбассе, в следствии чего нарастает количество жертв среди гражданского населения, учитывая нежелание России вести с НАТО открытый диалог о возможностях исключения конфликтов и конфронтации, мы осознаем необходимость соблюдения осторожности и необходимости рассматривать саму Россию в качестве источника потенциальной угрозы.

Солдаты 4-й танковой дивизии Российской Федерации, фото: CC BY-SA 4.0 открытый источникСолдаты 4-й танковой дивизии Российской Федерации, фото: CC BY-SA 4.0 открытый источник Россия поставила перед собой цель вновь стать важным игроком на международной сцене. По российским понятиям это означает превратиться в силу, которая и в отношении остальных определяет ход истории. Президент Путин с удовольствием заявляет, что «сильные страны делают то, что могут, а слабые государства то, что должны»! Иными словами, многополярный мир по меркам России – это мир, разделенный на сферы влияния между самыми сильными игроками. Более слабым членам в этом случае отводятся лишь роли второго и третьего плана. Слабые государства должны выполнять только то, что им определено «сильными мира сего». Я не думаю, что такой вариант нам по вкусу. Мы это уже на себе испытали, и не хотим, я думаю, вновь возвращаться в эти времена.

Сущность угрозы состоит в том, что Россия считает НАТО и Европейский союз объединениями, которые мешают воплощению ее представлений о мировом порядке. Самый доступный вариант достижения влияния, о котором я упомянул – это внутренне разложение НАТО и Европейского союза. Это необходимо, чтобы, не оглядываясь на всех остальных, вести диалог только с самыми сильными. В данном случае – с США. В качестве средства служит выискивание критических точек самого разного типа, в том числе и вымышленных, позволяющих отделить друг от друга сегодняшних партнеров и вести сепаратные переговоры. Применение этого способа на практике проявляется вмешательством во внутренние политические процессы в отдельных государствах, включая и самую влиятельную страну Запада – США. Это также оказание влияния в областях, сегодня характеризуемых, как «мягкие» - в информационной сфере, кибернетической, социальных сетях и других. В этом случае попытки оказывать воздействие прослеживаются абсолютно четко», - подчеркивает чешский генерал Петр Павел, глава Военного комитета НАТО.