Почему Швейк не в моде?

30 апреля исполнилось 130 лет со дня рождения чешского писателя Ярослава Гашека, автора «Похождений бравого солдата Швейка». Именно Гашек и его «Швейк» представляют чешскую литературу в пантеоне лучших литературных произведений мира. «Похождения…» были переведены на 58 языков мира, и, безусловно, являются самым известным литературным произведением, написанным на чешском. Швейк стал в Чехии именем нарицательным, глагол «швейковать» активно употребляется в чешском и иногда встречается даже в русском языке. Роман разобрали на цитаты, но все же это не означает, что «Швейк» как роман, а именно швейк как тип человека пользуются в Чехии особой любовью.

Фото: Алжбета Шварцова, Чешское радиоФото: Алжбета Шварцова, Чешское радио «Когда я вижу, что Прага своим символическим героем сделала Франца Кафку, а не Йозефа Швейка, я начинаю думать, что же у них, у чехов, не в порядке? Сейчас в Чехии как-то Швейк не моден. Мне хотелось бы, чтобы Швейк был восстановлен в своих правах», - вполне справедливо отметила в одной из наших программ Наталья Горбаневская.

Утверждение, что Швейк является образцом чешского национального характера, некоторые чехи считают глубоким оскорблением. О том, как чехи сегодня относятся к своему самому известному роману, насколько близок литературный герой Швейк к тому, с чем ассоциируется это имя сегодня, мы будем говорить в нашей сегодняшней программе. Главным гостем программы будет литературовед Павел Яноушек.

Для начала попробуем определить, что именно имеется в виду под словом «швейковать». Интересно сравнить толкование этого слова в лингвистическом журнале 1948 года с Интернет-словарем чешского языка прошлого года.

Итак, в 1948 считали, что швейковать – это способ, как хитро избежать выполнения неприятных обязанностей, используя при этом не открытое сопротивление, а надевая маску безобидного и податливого дурака.

Толкование 2012 года: швейковать – это изображать выполнение любых обязанностей. Прикрываясь маской дурака, избегать неприятностей, пытаться мнимо веселым способом от всего увильнуть.

Думаю, что заметить разницу легко. Швейкование стало к 2012 году поведением, заслуживающим презрения. Кроме того, нынешний имидж Швейка дополняет пошловатое, лубочное изображение этого героя как символа пивной культуры, которое активно эксплуатируется туристическим и сувенирным промыслом.

Литературовед Павел Яноушек (Фото: Архив Академии наук ЧР)Литературовед Павел Яноушек (Фото: Архив Академии наук ЧР) Первый вопрос литературоведу Павлу Яноушеку. Что имеют общего литературный герой Швейк и нынешний образ Швейка как иконы пивной культуры и представителя жизненной позиции, что любое препятствие можно или преодолеть или обойти. Швейк в романе такой?

- Я думаю, что все литературоведы, которые Швейка читали, конечно же, скажут, что литературный Швейк не такой. Швейк - это сегодня одно из тех произведений литературы, о котором все говорят, но далеко не все его читали. Швейк сейчас воспринимается как классическое произведение со всеми вытекающими последствиями. Все чехи знают, о чем Швейк, но очень многие об этом знают только понаслышке, многие книгу не читали. Швейк превратился в своего рода миф. Как и Дон Кихот. Никто не читал Дон Кихота, но все знают, что для него характерно. Как ни странно, в самом романе Швейк не самое главное, роман не о нем. Швейк как литературный герой является для Гашека инструментом, как показать мир вокруг. Если изъять Швейка из его среды, из военного времени, этого жестокого мира, тогда Швейк превращается в нечто совершенно другое, чем в произведении Гашека.

Какие мысли, идеи или значения, которых в романе нет, сегодня приписываются произведению Гашека?

- Трудно сказать, что в романе этого совсем нет. Вспомните начало романа, где Швейк говорит о том, что в Сараево убили Фердинанда, и продолжает, что он лично знаком с двумя Фердинандами, но оба они живы. Это пример того, как человека, живущего вне исторических событий, против его воли втягивают в историю. Если мы забудем про этот контекст, тогда получится картинка с пивом, веселым настроением, битье баклуш, какая-то жизнь «по-швейку», когда я не переживаю, не волнуюсь и только над всем насмехаюсь. И это, кстати, один из вариантов восприятия чешским народом самого себя, который сегодня соперничает с концепцией, олицетворяемой выдуманным героем гениального Яры Цимрманна.

Цимрманн – это тоже, по сути, юмористический герой. Гений, который придумал почти все на свете, но никто об этом не узнал. Цимрманн заодно и драматург, и композитор, добившийся «мировой славы, особенно в районе Литомержице». Цимрманн тоже отнюдь не герой – победитель или завоеватель, но интеллектуальный юмор его создателей, видимо, лучше соответствует сегодняшним требованиям чешского общества.

Однако вернемся к «Похождениям бравого солдата…». Менялось ли восприятие Швейка на протяжении лет?

- Оно изменилось принципиальным образом. Сначала Швейка воспринимали как провокацию, как что-то неприличное или как неуместный юмор. В межвоенное время воспоминания о Первой мировой были еще живы, и следовательно реакции на Швейка были более эмоциональны, что логично. Только постепенно взяло вверх мнение, что это настоящее литературное произведение, а не какая-то развлекательная писанина. После Второй войны все было уже по-другому. Гашека воспринимали как автора левой политической ориентации, это был большой плюс. Свое сыграл тот факт, что Гашек после Октябрьской революции перешел на сторону большевиков. Тогда Швейк наконец попал в школьные учебники. Однако, Швейк никакой не официоз, и в контексте того времени он был достаточно провокационным произведением - популярность романа набирала обороты. Дошло до того, что 30 лет назад в Липнице проходили конкурсы, где люди соревновались в знании разных высказываний Швейка. Сейчас такого уже нет.

Как относятся к Швейку сейчас, в 2013 году?

«Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны»«Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны» - Сегодня Гашек и его Швейк заняли позицию произведения обязательной школьной программы. Верьте или нет, но, будучи преподавателем, я встретил будущую учительницу чешской литературы, которая в возрасте 25 лет даже не подозревала о существовании такого романа, как «Похождения бравого солдата Швейка». Пришло молодое поколение, которое на своем пути со Швейком разминулось».

Что больше всего не нравится критикам в Швейке?

- Когда люди критикуют Швейка, то на самом деле речь идет не о литературе. Это споры о Швейке как типе человека и спор о том, как человек должен вести себя в обществе и в определенной исторической ситуации. «Швейкование» воспринимается как неприятная черта характера маленького чешского человека, который избегает ответственности и тому подобное. Я думаю, что о «Похождениях бравого солдата Швейка» как о романе уже дискуссии не ведутся. Я думаю, что книгу оценит тот, кто сможет ее прочитать, скажем так, свежим взглядом. Тот, кто сможет читать непредвзято. Это чешской публике дается нелегко. В этом смысле иностранцам легче, потому что они подходят к роману без предрассудков, без заранее сформировавшегося мнения. Любой чех знает большинство комичных ситуаций и высказываний еще до того, как впервые берет книгу в руки. Следовательно, он не начитает читать книгу, так скажем, с чистого листа. Поверьте, что и иллюстрации сильно действуют. Американское издание с иллюстрациями Зденека Сейдла с первого же взгляда производит другое впечатление, чем чешское с картинками Йозефа Лады. К сожалению, если наши издатели заказывают новые иллюстрации, то результат бывает плачевный. Последний иллюстратор даже публично признал, что Швейка не читал.

Получается, что роман люди не читали, но иллюстрация видели…

- Я считаю, что на сегодняшнее восприятие Швейка больше, чем сам роман, влияет экранизация, а также иллюстрации к роману. Роман многократно переиздавался, и почти всегда с иллюстрациями Йозефа Лады, которые сейчас воспринимаются совершенно по-другому, чем в то время, когда их Лада создавал. Если сравнить работу Лады с работами того времени, вы поймете, что в свое время это был провокационный стиль, наивизм тогда совсем не был в моде. Сегодня же Лада ассоциируется с идиллическими картинами чешской деревни, иллюстрациями к детской литературе, и его иллюстрации к Швейку воспринимаются в том же духе. К этому добавляются пивные «У Швейка», вся пивная атрибутика, и в результате складывается образ Швейка, отдаленный от романа.

Другими словами, популярная экранизация и иллюстрации Йозефа Лады идут роману во вред?

- Да, своим способом. Но это судьба великих произведений, я уже называл Дона Кихота, но в каждой культуре найдутся похожие случаи, когда герои романов живут сегодня своей собственной жизнью, оторванной от первоисточника. Они как бы встали со страниц и стали живыми. Возьмите Обломова в русской культуре. Сколько людей знает Обломова, основываясь на собственном прочтении романа, а сколько людей просто потому, что о нем слышали и читали. Читали об Обломове, не читали Обломова. Обломов, как и Швейк, покинули свой роман… Так бывает.

Вы упомянули студентов, которые Швейка не читают. В этом больше виноват Гашек и Швейк, которые, может быть, устарели, или невежество студентов? Других авторов того времени, к примеру, Чапека, они читают больше?

Ярослав Гашек (Фото: Free Domain)Ярослав Гашек (Фото: Free Domain) - Я не хочу быть слишком жестким. И в сегодняшнем молодом поколении есть люди, которые читают. С другой стороны, количество студентов сильно возросло, в вузы поступают люди, которые на это раньше и не претендовали. К сожалению, чешский язык и литературу часто выбирают люди, которые считают, что они с другой специальностью не справятся, и изучать свой родной язык не так сложно. Я думаю, что с этой точки зрения Швейк и Гашек не на самом последнем месте. Еще есть один нюанс. Специальность «чешская литература» выбирают намного чаще женщины, чем мужчины, и это уже давно проверенный факт, что Швейк и тема войны больше привлекает мужчин.

Тоже есть мнение, что популярность и понимание Швейка падает в связи с тем, что в Чехии больше нет обязательной службы в армии. Не говоря о том, что практически никто из ныне живущих чехов не испытал на себе ужасы войны.

- Да, с этим можно согласиться. Воспоминания о собственной службе в армии играют некоторую роль в восприятии Швейка. Воинская повинность делала роман Гашека актуальным. Теперь, когда служба в армии упразднена, тяжело в Швейке найти что-нибудь, что приближалось бы к жизненному опыту сегодняшнего молодого читателя. Тем не менее, я думаю, что Швейк настолько интересное и качественное произведения, что он переживет и отмену службы в армии.

Что можно сказать о восприятии Швейка за рубежом? Здесь, наверное, тоже реакции связаны с региональными особенностями. В любом случае, в России Швейк пользуется чрезвычайной популярностью и признанием.

Фото: Архив Пржемысла КубиштыФото: Архив Пржемысла Кубишты - Да, это известный факт, что Швейк в России очень популярен. Кстати говоря, в свое время это имело политическую подоплеку, так как Гашека можно было представить читателям, как мирового писателя, который поддержал революцию, и даже стал красным комиссаром. Но рассказы, которые об этом Гашек написал, издавались на русском языке крайне редко. Вполне возможно, что если бы Гашек дописал Швейка до конца, как планировал, то есть, если бы он описал похождения Швейка во время большевистской революции, кто знает, был бы Гашек в России настолько популярен и почитаем. Но это спекуляции. Но Швейка переводили во всем мире, значит, он все-таки понятен практически всем, - заключает литературовед Павел Яноушек.

Как правильно сказала в начале нашей программы Наталья Горбаневская, Швейк сегодня в Чехии немного не в моде. Официальной пропаганде нужен образ доблестного чешского воина, воюющего в Афганистане. Интеллектуалам он кажется слегка неморальным, снобов раздражает его пивной энтузиазм. Но, тем не менее, даже дискуссии о моральном облике Швейка продлевают роману Гашека жизнь, и можно быть уверенным, что даже в день 200-ой годовщины со дня рождения писателя чехи будут прекрасно помнить этот роман.