Морфология русской диаспоры

Какие чувства испытывают друг к другу народы, живущие бок о бок, и способно ли чешское общество без предвзятости и раздражения воспринимать людей иной национальности? Какое место среди нацменьшинств Чехии занимают русские? Почему многие из них больше верят московским телеканалам, чем собственным глазам? На какие части делится русская община в Чехии? За комментариями «Радио Прага» обратилось к Алексею Келину, представителю русского меньшинства в Совете по нацменьшинствам при правительстве Чехии. Доклад о ситуации внутри национальных общин, в составлении которого принимал участие Алексей Николаевич, вызвал недавно целый шквал комментариев.

– В чешских СМИ публиковалась ваша оценка ситуации в русской диаспоре Чехии, где вы указываете на то, что в ней существует определенная трещина…

Алексей Келин, Фото: Катерина Айзпурвит, Чешское радио - Радио ПрагаАлексей Келин, Фото: Катерина Айзпурвит, Чешское радио - Радио Прага – Я бы сказал, что таких трещин несколько. Первая – легислативная: согласно действующему закону, национальным меньшинством считаются только граждане Чешской Республики, которые относят себя к иной национальности. Помимо этого существует еще более узкая группа –национальные меньшинства, традиционно проживавшие на территории Чехословакии, а теперь Чешской Республики; все они представлены в Совете при правительстве. После распада Чехословакии здесь первое место занимают словаки. Другим крупным меньшинством являются немцы. На севере Моравии живет много поляков, обладающих значительными привилегиями, – они даже могут устанавливать таблички с названиями своих населенных пунктов на польском языке, у них есть собственная передача на радио. Традиция русского меньшинства была заложена в годы «Русской акции помощи» Т. Г. Масарика, причем она распространялась и на украинское меньшинство, которое сегодня превратилось в одну из наиболее сильных общин. При этом украинцев, имеющих чешское гражданство, не так уж много – здесь больше тех, кто приехал на заработки.

Новое для Чехии меньшинство – белорусы, которые получили официальное признание и представительство в Совете и других органах. Также здесь следует назвать вьетнамцев. Несмотря на многочисленные теории о традиционной ксенофобии чешского общества, представителей этого народа здесь воспринимают очень хорошо. Что касается упомянутой ксенофобии, то, полагаю, такие настроения объясняются послевоенными событиями, когда в стране остались два основных народа – чехи и словаки, а немцы, численность которых была сопоставима со словаками, были изгнаны. Из Словакии депортировали венгров, отделилась Подкарпатская Русь, где жили русины, и общество потеряло опыт совместного существования с другими культурами.

После войны чехи утратили опыт сосуществования с другими народами

Иллюстративное фото: Штепанка Будкова, Чешское радиоИллюстративное фото: Штепанка Будкова, Чешское радио Сейчас реакция чешского общества вызвана непосредственным опытом – украинцы работают за очень низкую плату, и чехи опасаются, что это снизит уровень зарплаты местных рабочих. Вьетнамцы очень трудолюбивы, их многочисленные небольшие магазины, открытые до позднего вечера, помогают наладить торговлю во многих населенных пунктах, вьетнамские дети учат чешский язык, практически во всех чешских школах они становятся отличниками по всем предметам. Поэтому вьетнамцы пользуются здесь симпатией.

Отношение к русским смешанное – старшее поколение помнит 1968 год и последовавшую за этим деградацию чешского общества. Страшна была не столько оккупация, сколько то, что в годы так называемой «нормализации» общество потеряло остатки морали, этики, – чтобы делать карьеру, необходимо было становиться коллаборантом. Я часто привожу в пример Карела Готта, который тогда вернулся из турне по Западной Европе, подстриг длинные волосы и отправился с концертами в СССР, чтобы иметь возможность дальше работать. Вверх шли люди не совсем порядочные. Что ж, у людей есть такая черта – все всегда стремятся переносить ответственность за свои проблемы на других, вот и появилась очень удобная мысль: «Сейчас мы выгоним этих русских и станем той страной, какой были до войны».

– Разумеется, шрам 1968 года никуда не исчез, однако после открытия границ здесь появились другие русские – и туристы, и те, кто живет на две страны. Как к ним относятся чехи?

– Молодое поколение, которое не помнит 1968 год, относится совершенно спокойно, если у них нет личного негативного опыта общения с русскими, но таких очень немного. Определенная узкая часть чешского общества нервничает, когда сталкивается с пропагандой тоталитарного мышления.

Иллюстративное фото: Барбора Немцова, Чешское радио - Радио ПрагаИллюстративное фото: Барбора Немцова, Чешское радио - Радио Прага – То есть вы не видите здесь предвзятого отношения? Оно, скорее, основывается на личном опыте?

– Есть понятие «рус» и «русак», и люди говорят, что им приятнее общаться с первыми, чем со вторыми. Русские, которых можно видеть в Карловых Варах, ведут себя довольно нагло – они считают, что если у них много денег, то можно с пренебрежением относиться ко всем остальным. Советское или постсоветское поведение чувствуется в культурных различиях – здесь люди привыкли здороваться – в лифте, ресторане, магазине, а поскольку русские этого не делают, чехи воспринимают такое поведение как невоспитанность…

– Мы начали наш разговор с определения понятия «меньшинство» согласно нормам закона, то есть «имеющие чешский паспорт». Однако все же понятие русского сообщества шире – в него входят и те, кто оформил временный вид на жительство, и все, кого объединяет здесь происхождение, язык… Что эти люди представляют собой сегодня, в 2017 году?

– Тут я могу исходить только из личного опыта, однако, я уверен, что спектр настроений здесь чрезвычайно широк. Подавляющее большинство видит в Чехии «тихую гавань», возможность в безопасной обстановке воспитывать детей, дать им образование. Однако эти люди, как правило, плохо знают чешский язык и поэтому смотрят, главным образом, российские телеканалы, что мешает им понимать окружающее. Есть те, кто горячо поддерживает российскую властную вертикаль, что «Запад прогнил», и «единственное спасение может прийти с Востока». Есть и те, кто привык думать своей головой, сравнивать разные точки зрения, искать свою непростую правду. Так что здесь трудно дать какую-то однозначную оценку.

– Вы говорили, что внутри этого сообщества именно сейчас происходит некое обострение. Почему и до какой степени?

– Прежде всего это связано с развитием политической ситуации в Европе, которая не очень понимает, каким должен быть ее дальнейший путь. Система демократических ценностей, во всяком случае в Чехии, во многом подменена деньгами, а общество ориентировано на потребление. Однако люди продолжают искать способы возврата к демократическим ценностям, которые декларировали и чешские писатели, и президент Масарик.

Русские вернутся на родину, когда она станет нормальной страной

Иллюстративное фото: Daniel Diaz Bardillo / Фотосток PixabayИллюстративное фото: Daniel Diaz Bardillo / Фотосток Pixabay Русское сообщество тоже ищет свое будущее. По-видимому, русские предпочитают оставаться здесь до тех пор, пока Россия не станет нормальной страной, где можно безопасно жить и работать, где тебя не обирают и не требуют взяток. Однако не известно, когда это время наступит, возможно, должно пройти немало лет и даже смениться не одно поколение…

– Вы упоминали, что на настроения в российском сообществе повлияло даже такое сугубо внутриевропейское событие как Brexit…

– Людям некогда самостоятельно интересоваться историей европейской цивилизации, культуры, интеграции и т.д., поэтому они верят тому, что им говорят в новостях московских телеканалов: «Смотрите, прогнившая Европа действительно разваливается, и Brexit тому примером!»

– Про Чехию говорят, что здесь – «миграционный кризис без мигрантов», и когда люди слышат в московских новостях многочисленные рассказы о том, как в Европе беженцы убивают и насилуют местное население и толпами ходят по улицам, русские, живущие здесь, не могут не видеть, что это далеко не так. Тем не менее, и эти утверждения находят у них определенную поддержку. Почему это происходит?

– Всякая пропаганда, которая проводится со знанием аудитории, оставляет свой след. Люди могут рассуждать: «У нас этого нет, но в других местах это именно так. У нас нет времени это проверять, но если об этом говорят по телевидению, это должно быть правдой!» Такова сила СМИ, и, к сожалению, не все журналисты понимают, что им дана громадная власть, даже больше, чем политикам, а ведь с властью неразрывно должна быть связана ответственность.

– Вы являетесь официальным представителем русской диаспоры при правительстве Чехии, здесь есть и другие общества и организации. Вряд ли они могут привлечь тех, кто смотрит исключительно прокремлевские телеканалы, однако для других русских они, возможно, могут послужить неким объединяющим фактором?

Фестиваль Kulturus, Фото: архив фестиваля KulturusФестиваль Kulturus, Фото: архив фестиваля Kulturus – Да, и примером тому служит активная деятельность общества «Русская традиция», но не только его, – на фестиваль Kulturus приезжают люди со всего света. Причем я не сказал бы, что в этой части сообщества все единодушны, однако эти люди пользуются своими мозгами, способны вести дискуссию, находить консенсус, обогащать свои взгляды, выслушивая другую точку зрения.

– Свою работу вы ведете уже долгие годы, десятилетия. Руки не опускаются?

– Конечно, часто опускаются, но я всегда радуюсь, когда встречаюсь с хорошими людьми, которые тоже стараются что-то делать, и тогда я понимаю, что не все потеряно. Отец мне всегда говорил: «Если ты, став свидетелем какой-то пакости, промолчишь, то становишься ее соучастником», так что человек должен что-то делать, хотя бы ради своей совести. Если только кивать, молчать и отходить в сторону, не стоит удивляться, что мир катится не туда, куда нужно. Однако радует, то большинство на свете – порядочные люди, и просто надо им напоминать, что они не должны молчать.

В заключение приводим выдержки из эссе Алексея Келина с говорящим названием «Русские и чехи, или любит – не любит...»

«В последнее время мне довольно часто приходилось слышать жалобы русских иммигрантов, проживающих не очень долго в Чехии – «нас не понимают», «нас не любят»... Те же нарекания можно было слышать в Праге уже в 1920-е. Тогдашние студенты делали почти те же ошибки, какие делают новые приезжие из России. «Чешский язык настолько похож на русский, что его не надо учить». Язык действительно похож, но многие слова имеют совсем другой смысл. «Чехи – братья-славяне. У них такой же характер как у русских». Это – полное заблуждение. Всякое обобщение уводит от истины и верно только в определенной степени. Тем не менее, характер у чехов ближе всего к немецкому. Чехи экономны и прагматичны. Строго следят за тем, кто сколько раз у кого побывал в гостях с тем количество визитов должно быть уравновешенным. В ресторане принято, что каждый расплачивается сам за себя. Платить за всю компанию считается мотовством и пижонством. Даже самое маленькое жалование не тратят целиком а обязательно откладывают хотя бы минимальную сумму.

«Чехи шовинисты и ненавидят всех иностранцев». Да, с первого взгляда так может показаться. Но это – обобщение и касается оно, прежде всего, люмпен-пролетариата. Причем даже в этих слоях общества слово ненавидят надо заменить понятием «боятся». А для определенной боязни есть повод, и опирается она на исторический опыт. Известный чешский социолог Эммануэл Халупны еще в 1930 г. написал книгу «Национальный чехословацкий характер». В ней есть такие поучения родителей своим детям: «Молчи и терпи, даже если твой учитель или начальник не прав. Если ты будешь отстаивать свои права, то рассердишь его, и он, чего доброго, будет мстить тебе». Годы коммунистической власти только усилили этот инстинкт.

При этом чехи – народ маленький, но удаленький. И не надо смотреть на него с высокомерием сверхдержавы. Чехословакия сразу после своего возникновения вышла на пятое место в мире по продукции на душу населения, далеко обогнав Германию, Австрию и другие соседние страны. Коммунистический режим привел к резкому провалу экономики страны. Чехов стали принудительно обучать русскому языку и запрещали учить английский. Трудно придумать другой, более эффективный метод, как воспитать в людях отвращение ко всему русскому. Вот это именно чехи и не могут нам с вами забыть. Вход войск в 1968 году уже был только последней каплей. Не удивительно, что после всего этого стали смешивать русских и коммунистов. Нас считают необразованными и невоспитанными варварами... Нужно просто больше общаться, причем без предвзятости, чтобы понять друг друга».