Чешский остров архипелага русской эмиграции

Революция 1917 года сдвинула с места громадный пласт Российской империи. До сих пор, наверное, не затянулась та рана, которую нанесла эмиграция национальной культуре, – страну покинуло множество ученых, писателей, художников. Ни одна друга волна эмиграции из России не была настолько насыщена людьми творческих профессий. Многие, обретя в Чехословакии свой второй дом, продолжали писать, рисовать, играть на сцене, сочинять музыку.

«Прага – город значительный, красивый и приветливый. Местами напоминает Петроград, местами старую средневековую гравюру…» (Евгений Чириков)

Когда мы говорим «русская эмиграция в Чехословакии», то вспоминаем Марину Цветаеву, которая, хотя провела здесь всего три года, написала тут свои важнейшие произведения и помнила об этой стране всю жизнь – несмотря на изнурительный быт, это были, возможно, самые благополучные годы ее эмиграции. Через много лет, давно покинув Мокропсы и Вшеноры, она откликнется на известие о вторжении немцев «Стихами к Чехии». Мы вспоминаем Аркадия Аверченко, Евгения Чирикова, Василия Немировича-Данченко. Ученых – византолога Никодима Кондакова, основателя Славянской библиотеки Владимира Тукалевского, историков Александра Кизеветтера и Ивана Лаппо, литературоведа Альфреда Бема и многих других, нашедших необходимую им академическую среду в стенах Карлова университета и русских факультетов. Конечно, «русский мир» Чехословакии состоял не только из знаменитых писателей и ученых – здесь жили и работали тысячи людей самых разных профессий.

Кроме того, не стоит забывать, что традиционно к понятию «русская эмиграция» относят не только этнических русских, а всех, кто приехал с территории Российской империи, – украинцев, белорусов. Они создавали собственные учебные заведения, открывали художественные мастерские, выпускали книги и журналы, и их жизнь, иногда пересекавшаяся с жизнью русской диаспоры, а иногда шедшая своими путями, тоже стала частью истории изгнания.

Плакат выставки «Опыт изгнания», Фото: Катерина Айзпурвит, Чешское радио - Радио ПрагаПлакат выставки «Опыт изгнания», Фото: Катерина Айзпурвит, Чешское радио - Радио Прага О них и многих других, кто привез с собой в Чехословакию главное богатство – свой талант, напоминает выставка «Опыт изгнания» (Zkušenost exilu), об открытии которой уже говорило «Радио Прага».

Куратор выставки Михаэла Кутанова, сотрудница Памятника национальной письменности в Праге, рассказывает о целях, которые ставили перед собой устроители.

– Выставка в павильоне «Звезда», которая продлится до конца октября, посвящена эмиграции с территории бывшей Российской империи. В архивах Памятника национальной письменности хранится множество интересных фондов и коллекций, которые мы хотим представить широкой общественности.

– Полагаю, что 2017 год для создания такой выставки был выбран не случайно?

– Конечно. Мы планировали этот проект еще три года назад, но решили подождать годовщины революционных событий в России.

– Какие стороны жизни эмиграции, в первую очередь, освещает эта выставка?

Михаэла Кутанова, Фото: Катерина Айзпурвит, Чешское радио - Радио ПрагаМихаэла Кутанова, Фото: Катерина Айзпурвит, Чешское радио - Радио Прага – Она сосредоточена на культурной и научной деятельности. Мы хотели напомнить не только о такие известные имена как, например, Марина Цветаева и Григорий Мусатов, но и затронуть новые темы. Прежде всего, это касается технической интеллигенции, инженеров, врачей, которым посвящен один из основных разделов экспозиции.

– Как же вы иллюстрируете жизнь русских врачей-эмигрантов?

– Мы представляем их документы, сохранившиеся в архивах Чехословакии, фотографии, запечатлевшие эпизоды их личной жизни, и, конечно, их работы – на русском языке и в переводе на чешский, которые издавались в межвоенной Чехословакии. К числу чрезвычайно интересных экспонатов относятся также специальные профессиональные журналы, которых здесь в то время немало издавалось. После Второй мировой войны очень много русских врачей работало в Чехословакии, прежде всего в деревнях, помогая больным.

– И все это – документы из архивов Национального памятника письменности?

– У нас хранится самое обширное собрание личных документов русской и украинской эмиграции на территории Чехии, и они составили костяк выставки. Также мы воспользовались фондами Славянской библиотеки, Национального архива в Праге и других, в чьих собраниях хранятся документы профессиональных объединений русских эмигрантов.

– Среди экспонатов есть и художественные произведения, и книжные издания. Они тоже попали на выставку из ваших фондов?

Украинский стенд, Фото: Катерина Айзпурвит, Чешское радио - Радио ПрагаУкраинский стенд, Фото: Катерина Айзпурвит, Чешское радио - Радио Прага – Да, некоторые хранятся именно у нас. Прежде всего, это работы художников-эмигрантов, иллюстрировавших издававшиеся в межвоенные годы книги. Мы также используем экспонаты Национальной галереи, где хранятся, например, замечательные работы Григория Мусатова. С большим удовольствием мы представляем здесь коллекцию русских художников, принадлежащую Художественной галерее города Наход.

– Один из ваших стендов посвящен первой независимой Украине – УНР. Это тема актуальна и сегодня, поэтому, вероятно, вы ее выделили не случайно?

– Прежде всего, потому, что Чехословакия и Прага являлись крупным центром украинской и белорусской эмиграции. У нас хранится фонд Дмитрия Дорошенко и других видных представителей украинской межвоенной диаспоры.

– Часть вашей выставки посвящена кинематографу – в зале даже демонстрируются некоторые фильмы.

Вера Барановская, Фото: открытый источникВера Барановская, Фото: открытый источник – Это ленты, роли в которых исполняли русские актеры, или выступали в качестве режиссеров. Большой известностью пользовалась в Чехословакии актриса Вера Барановская, исполнившая роль в знаменитой ленте «Святой Вацлав». Она также сыграла в первом чешском звуковом фильме «Тонка-Виселица». Она не осталась в Чехословакии и провела остаток жизни в Париже. Настоящей звездой 1920-30-х гг. также можно назвать актера русского происхождения Владимирова.

– Как известно, русские актеры в Чехословакии играли не только в кино, но и на театральных подмостках.

– В театральном разделе нашей выставки мы напоминаем о таком известном имени как Елизавета Никольская, которая была не только актрисой, – ее образ вдохновлял чешских художников. Мы представляем здесь работы, импульсом для создания которых послужило искусство русских актеров. Также на выставке можно увидеть много графических работ, созданных Бенуа и Билибиным для театральных спектаклей.

– На каких сценах были осуществлены эти постановки?

– Преимущественно в Национальном театре, поскольку уровень балета и оперы в межвоенные годы именно там был самым высоким.

– Таблички на выставке продублированы по-русски. Вы ожидаете русскоязычных посетителей?

Павильон «Звезда», Фото: Катерина Айзпурвит, Чешское радио - Радио ПрагаПавильон «Звезда», Фото: Катерина Айзпурвит, Чешское радио - Радио Прага – Перед каждым разделом мы поместили комментарии на трех языках – чешском, русском и английском.

– Что вы хотели сказать, выбирая для экспозиции такой необычный дизайн? Деревянные панели, расходящиеся в стороны коридоры?

– Архитектура павильона «Звезда» – сложная для организации выставок. Центральный зал напоминает лабиринт, и нам казалось, что обстоятельства, в которые попали эти люди, вынужденные покинуть свою родину, не зная, смогут ли они вернуться, и куда попадут, напоминает блуждание по лабиринту...

А нам остается только гадать, не будут ли еще через 100 лет, в 2117 году, чешские архивы открывать выставку, посвященную судьбе тех, кому приходится эмигрировать из России в наши дни.