Стоматолог с душой машиниста

Стоматолог, которого обожают дети – феномен. Зовут его Петр Виднер. Симпатии ребятишек он завоевал не благодаря зубному креслу, а у топки своего мини паровоза, на котором он регулярно гоняет по садовому участку в деревушке Скалско. Плата за проезд – символическая, удовольствие для всех присутствующих – огромное.

Петр Виднер, Фото: Эва Туречкова, Чешское радио - Радио ПрагаПетр Виднер, Фото: Эва Туречкова, Чешское радио - Радио Прага Прохладный весенний воздух пронизывает сигнальный гудок приближающегося паровоза. В считанные секунды за дымовой завесой появляются очертания машиниста. Упираясь коленками чуть ли не в подбородок, он уверенной рукой ведет свой мини поезд по садовой железной дороге.

Отлучиться от своего локомотива Петр Виднер готов лишь на пару минут.

„Такой паровоз можно оставить без присмотра минут на пять, не более. Нужно все время следить за тем, чтобы он не заглох, или, наоборот, неперегрелся. Обслуживать его – дело нелегкое“, - делится опытом господин Виднер.

„Паровой двигатель – это единственный механизм, наблюдая за которым вы собственными глазами видите, как возникает сила. Из огня и воды. Локомотив - своего рода живой организм. Я слегка утрирую, но это так. Когда паровоз трогается с места, слышно как он „дышит“, приводит в движение шток поршня, ползун, шатун ... Он действительно обладает некоторыми характеристиками живого существа – это не черный ящик, “ - рассказывает владелец Малой железной дороги Скалско.

Петр Виднер влюбился в миниатюрные локомотивы еще в детстве. Сборкой паровозов и строительством садовой железнодорожной полосы он занялся сравнительно недавно, лет десять назад, купив с женой дом с участком соответствующих размеров.

Никаких грядок, только рельсы

„Изначально я планировал так – никаких грядок, только рельсы. Теперь же есть и грядки, и рельсы“, - улыбается инженер-любитель. Оказывается, гранит науки он грыз не в Техническом университете в Праге, и даже не в Университете железнодорожного транспорта в ныне словацкой Жилине. Он по профессии – врач.

„Нет, с моей работой это не имеет ничего общего. Я – стоматолог. Паровозы - мой конек, но пожизненный. Можно сказать, я - ученик чародея, конструктор-любитель.“

Господин Виднер рассказывает о своем друге из немецкого Лейпцига, которого садовая железная дорога способна прокормить. В чешских условиях это нереально, говорит он.

„Тут есть еще один немаловажный момент – я не хочу ездить каждый день, потому что обязан это делать. Я люблю ездить просто так, для себя, ну и, конечно, для наших посетителей. Именно поэтому у нас открыто для общественности не каждые выходные, а только время от времени, или по предварительной договоренности. Только таким образом мне доставляет это радость“.

Госпожа Виднерова, Фото: Эва Туречкова, Чешское радио - Радио ПрагаГоспожа Виднерова, Фото: Эва Туречкова, Чешское радио - Радио Прага По железнодорожному пути в Скалско теперь гоняют два паровоза, три других - в процессе сборки. В следующем году они должны быть уже готовы, утверждает господин Виднер. Кроме паровозов у него есть и миниатюрный электровоз. Не все можно сделать самому, некоторые запчасти приходится покупать на международной выставке любителей в немецком Карлсруэ.

Любителей садовых железных дорог в Европе полно, в самой Чехии их тоже немало.

„Конечно, мы все строим наши паровозы по международным стандартам моделизма, так что основные параметры – ширина рельсов, стрелочные переводы, углы поворота – соответствуют. Именно поэтому мы можем эксплуатировать наши паровозы по всей Европе. Мне ближе всего в Брно, но могу кататься и в любом другом месте, где есть для этого подходящие условия,“ - объясняет Петр Виднер.

В Европе чаще всего используют ширину колеи семь с четвертью дюйма (или 184 мм) или пять дюймов. Владелец Малой железной дороги Скалско предпочитает первый вариант, который чаще используется для перевозки туристов.

Дорого ли обходится такой конек, видимо, спрашивать излишне, но все же.

„Один локомотив я покупал, два строил сам. Скажу так – это как с автомобилями. Небольшой подержанный паровоз обходится во столько же, во сколько и небольшой б/у автомобиль. Новый локомотив стоит как новая машина. То есть цены такие. Теперь сами рельсы – у меня тут 3,5 тысячи шпал, одна шпала – это четыре кроны, каждый болт – крона двадцать. Под рельсами 40 тонн щебня итд. Килограмм колеи обходится в 28 крон ( 1 евро). То есть расходы существенные, но кто их в данном случае считает..."

А что по этому поводу думает госпожа Виднерова?

„Это хобби общим не назовешь, я человек не технического склада. Моя поддержка мужа состоит в том, что я не препятствую ему. Думаю, есть хобби и похуже, а так как мой муж не курит и не пьет, я позволяю ему расслабиться таким образом. По-своему, мне это его увлечение до определенной меры даже импонирует.“