Захватывающие судьбы чешек прошлого века

Справлялись ли первые леди Чехословакии со своей ролью? Кто из них был особенно любим народом? О выдающихся чешских политиках россиянам известно немало, чего не сказать об их спутницах жизни. При этом из судеб этих женщин – и тех, кто был близок к власти, и тех, кто добивался успехов на профессиональном поприще, внося свой вклад в будущее чешского общества,и складывается мозаика истории непростого ХХ века.

Татьяна Аникина (Фото: Эва Туречкова)Татьяна Аникина (Фото: Эва Туречкова) Восполнить этот пробел стремится Татьяна Аникина, недавно представившая в Праге свою книгу «Лица и судьбы. Женщины в чешской истории XX века». Мы беседуем с автором книги, вышедшей в издательстве «Русская традиция».

– Что побудило вас заняться темой той роли, которую в чешской и чехословацкой истории прошлого века играли женщины?

– Мне трудно сказать, что послужило отправной точкой, но самое главное, наверное, это то, что слишком много внимание было уделено мужчинам, а женщины всегда отодвигались на второй план. Когда я стала внимательно изучать процессы, происходившие на протяжении всей истории Чехии, и особенно в XX веке, я поняла, что женщины играли в ней не меньшую роль, чем мужчины, и не только как жены, спутницы жизни, матери или сестры.

'Лица и судьбы. Женщины в чешской истории XX века' (Фото: Эва Туречкова)'Лица и судьбы. Женщины в чешской истории XX века' (Фото: Эва Туречкова) – Например, такие как супруга основателя чехословацкого государства Т. Г. Масарика Шарлотта или жена второго президента Чехословакии Эдварда Бенеша Гана Бенешова …

– Да. Они сами по себе являлись личностями, не оставались в тени своих мужей. Было бы жалко обойти этот факт вниманием. Я начала изучать литературу. К моему большому удовольствию и к чести самих чехов, надо сказать, что здесь писали о «своих женщинах» довольно много, но, как я выяснила, на русском языке таких материалов нет. Хорошо, если встретится одна или две небольших статьи ли заметки, и это все.

О хозяйках Пражского Града замолвите слово…

K чести самих чехов, надо сказать, что здесь писали о «своих женщинах» довольно много, но, как я выяснила, на русском языке таких материалов нет.

– На ком из них вы решили сосредоточить свое внимание, ведь круг исключительных личностей среди чешских женщин XX века довольно широк? Это не только «вторые половинки» упомянутых государственных деятелей, но и целая плеяда тех, кому удалось достигнуть больших высот в науке, культуре, искусстве…

– Это был мучительный процесс. Выбор некоторых моих героинь был очевиден – они были рядом с наиболее выдающимися деятелями чешского государства XX века: президентом Масариком, президентом Бенешом, президентом Гавелом, но затем начались муки. Нельзя было, рассказав об этих женщинах, обойти вниманием жен коммунистических президентов, ведь они же тоже находились у власти! И они внесли свой вклад – да, совершенно другой, может быть, негативный или в лучшем случае нейтральный, но он тоже был.

– Упоминая о скорее негативном вкладе, кого именно вы имеете в виду?

'Лица и судьбы. Женщины в чешской истории XX века' (Фото: Эва Туречкова)'Лица и судьбы. Женщины в чешской истории XX века' (Фото: Эва Туречкова) – Я бы сказала, что это – обобщенная личность «коммунистической хозяйки» Пражского Града. Не хочу называть конкретных имен и говорить, что та или другая была нехороша. Все они, очевидно, были неплохими женщинами и, возможно, прекрасными женами, заботливыми матерями и тем более бабушками, если в семье были дети, но никто из них, – лишь, может быть, за исключением Ирены Свободовой, – в действительности практически не играл роли первой леди. Потому что в чешской традиции первая леди – это не только поддержка мужа, представительские функции, но и благотворительность, работа с детьми, с населением, огромная переписка, материальная помощь, моральная поддержка…

– То есть планка, высоко поднятая Шарлоттой Масарик…

'Лица и судьбы. Женщины в чешской истории XX века' (Фото: Эва Туречкова)'Лица и судьбы. Женщины в чешской истории XX века' (Фото: Эва Туречкова) – Шарлоттой, а затем еще в большей степени женой президента Эдварда Бенеша Ганой. Эта планка оказалась не достигнута. Попытка была предпринята Иреной Свободовой, но Свобода был у власти недолго, и она была первой леди очень недолго. Слава Богу и слава вообще этой стране, что у власти оказался президент Гавел, и вместе с ним в Град пришла Ольга Гавлова (первая супруга Вацлава Гавела и основательница фонда и Комитета доброй воли, умерла в 1996 г., на 63-м году свой жизни – прим. ред.). Вот тогда-то традиция настоящих первых леди была возобновлена. Ольга Гавлова занялась благотворительностью, она была любима народом, и рассказывать о ней было одно наслаждение. Это – одна из самых любимых моих героинь в чешской истории XX века.

– Перенесемся, однако, с государственной нивы, из Пражского Града в сферу, в которой женщины осваивали профессии, где веком раньше их еще не привыкли видеть. Вы, например, интересовались также вкладом чешек в развитие медицины…

'Лица и судьбы. Женщины в чешской истории XX века' (Фото: Эва Туречкова)'Лица и судьбы. Женщины в чешской истории XX века' (Фото: Эва Туречкова) – Да, было интересно перекинуть мостик от политики к медицине. Благодаря одной из моих героинь, Ярославe Мозеровой, которая внесла, пожалуй, равнозначный вклад в эти области. Вообще, это была совершенно фантастическая женщина, за чтобы бы она ни бралась, везде преуспевала. Она была прекрасным врачом, она была художником, переводчиком с английского, она была дипломатом и политиком.

– Oбладательницей многих талантов и личностью, как говорят в самой Чехии, во многом воплотившей черты человека Возрождения…

– В общем, пожалуй, да. В конце концов, она претендовала и на пост президента Чехии.

Беседу с автором книги «Лица и судьбы. Женщины в чешской истории XX века» мы продолжим в одной из программ «Радио Прага».