Пирожки, пельмени, Чехов...

«Русские продукты». Такую вывеску можно увидеть во многих городах Европы – она буквально притягивает тех, кто среди кнедликов и камамбера стосковался по терпкости кваса и легкой горечи красной икры. Как писал Петр Вайль: «Нельзя унести родину на подошвах сапог, но можно взять с собой крабов дальневосточных, килек пряных таллинских, тортиков вафельных "пралине", конфет типа "Мишка на Севере"...»

Фото: Катерина АйзпурвитФото: Катерина Айзпурвит «Радио Прага» заглянуло в один магазинов чешской столицы, которые не только возвращают желающим «вкус родины», но даже прививают его коренному населению.

Продавец Светлана не жалуется на отсутствие покупателей.

Сколько лет существует ваш магазин?

– Мы работаем уже пятый год, и я считаю, что наш магазин русских продуктов – лучший в Чешской Республике. К нам специально приезжают из Словакии, из других краев Чехии, из Брно, из Оломоуца. Среди наших покупателей – люди разных национальностей, поскольку рядом находятся посольства и России, и Украины, и Армении, и Грузии, и Казахстана, так что мы работаем для всех, стараемся, чтобы у нас была представлена и армянская кухня, и казахский шоколад. Мы приучаем чехов к нашим пельменям, к икре, хлебу. А на первом месте по популярности сейчас кабачковая и баклажанная икра.

Какой процент составляют среди ваших покупателей чехи?

– Думаю, тридцать процентов, и мы очень этим гордимся.

Вы прекрасно говорите по-чешски. К вам часто обращаются с просьбой перевести надписи на упаковке?

Лилиан Малкина, фото: Петр Индра, Чешское РадиоЛилиан Малкина, фото: Петр Индра, Чешское Радио – Мы говорим на многих языках, ведь к нам ходят и англичане, и американцы. Чаще мы не переводим, а подсказываем рецепты. Мы объясняем способ приготовления, даже когда нас специально об этом не просят, поскольку уже было немало курьезных случаев. Например, одна чешка купила рекомендованную мною скумбрию, а на следующий день сказала, что выбросила ее. Оказалось, копченую скумбрию она… сварила. Другая покупательница пожаловалась на пельмени. Выяснилось, что когда пельмени всплыли, она их выключила и промыла холодной водой… Один чех покупал всегда очень много икры. Когда я удивилась такому количеству, он сказал: «Я ее размешиваю с майонезом». Поэтому мы сразу, «не отходя от кассы», объясняем, что, как и с чем все это едят.

То есть проводите среди населения своего рода культурно-просветительскую работу?

– Разумеется. Также у нас есть книги на любой вкус – и исторические, и Чехов, и Тургенев, и детективы Донцовой.

Откуда вы получаете продукты?

– Большую часть нам завозят из Германии, потому что все крупные поставки со всего мира направляются именно туда, ведь там живет четыре миллиона русских немцев и других выходцев из бывшего Советского Союза. Многое производится уже прямо на месте – молочные продукты, колбасы. Продукты завозятся два-три раза в неделю, поэтому у нас все свежее.

Фото: Катерина АйзпурвитФото: Катерина Айзпурвит Одна из покупательниц магазина – известная актриса Лилиан Малкина, которая давно живет и работает в Чехии. Здесь она прославилась исполнением роли бабушки в оскароносном фильме Яна Сверака «Коля», а соотечественники помнят ее по фильму «Внимание, черепаха!». Сегодня Лилиан Малкину по-прежнему можно увидеть на сцене пражских театров.

Вы часто заходите в этот магазин? И что вы здесь покупаете?

– Очень часто. Я беру здесь селедку, блинчики, чебуреки, хлеб, конфеты, баклажанную икру, пельмени. Это – мой круг покупок.

То есть подобные товары мы не можете найти в чешском супермаркете?

– Нет, я их там и не ищу. Вообще, это – очень хороший магазин, симпатичные девочки-продавщицы. Главное же, что тут, в отличие от других русских магазинов, не пахнет рыбой.

Вы уже приучили своих чешских друзей к русской кухне?

– Конечно, и очень многих. Некоторые теперь сами ходят в русские магазины.

В чем, на ваш взгляд, русская кухня отличается от чешской?

– Главное, рыбой, к которой здесь относятся очень холодно, а я – «рыбный» человек, к тому же из Таллина. Вообще, обычно я готовлю блюда именно русской кухни. Чешскую кухню тоже очень люблю, но не делаю.

А чем хлеб здесь – назовем его условно «русский» – отличается от чешского?

– По-настоящему черного хлеба, какой я люблю, в Чехии нет, а здесь продается литовский хлеб, который напоминает мне эстонский, и я всегда его покупаю.

В общем, если бы такого магазина не было, жить в Праге было бы сложнее?

– Ну, так я сказать не могу, но его существование, конечно, облегчает жизнь, поскольку вопрос с гостями решается просто – заехал, купил, угостил.

То есть у вас уже выработалась определенная привычка – угощать друзей и коллег по-русски?

– В театре Viola, где я играю Чехова, после спектакля «Старая дама варит яд» у нас сложилась традиция организовывать небольшие посиделки. На мне – всегда икра и рыба, и мои чешские друзья отлично знают, откуда эти продукты.

На спектаклях по Чехову нам не хватает русского зрителя

Тут я должна сказать, что на спектаклях по Чехову нам не хватает русского зрителя, понимающего по-чешски, потому что это большая разница, когда в зале на Чехове – чехи, а когда – русские.

Скажите тогда несколько слов о ваших спектаклях.

– Мы играем Чехова с 2002 года. Наш первый спектакль называется «Тысяча одна страсть», второй вышел в 2008 году, а третий – в этом. 12–15 лет спектакли играют четыре человека. Каждый спектакль состоит из пяти, шести или семи чеховских рассказов, а второе действие – одноактная пьеса, в первом спектакле – «Медведь», во втором – «Предложение», а сейчас – «Юбилей». Так что было бы очень хорошо, если бы у нас появились русские зрители.