Каким должен быть президент?

Маргита Тынкова в свои девяносто два года прекрасно помнит не только исторические перипетии государства, но и всех до одного чехословацких и чешских президентов. Ее правнук Матей в этом году оканчивает гимназию и на президентских выборах голосует впервые. Каким должен быть глава государства? Стоит ли вообще голосовать, может ли один человек повлиять на судьбу государства? На такие вопросы они отвечали в интервью русской редакции «Радио Прага».

Маргита Тынкова и ее правнук Матей, фото: Эва ТуречковаМаргита Тынкова и ее правнук Матей, фото: Эва Туречкова С госпожой Маргитой и ее правнуком мы встречаемся в красивом уютном домишке в Либехове, самом маленьком городе Центрально-Чешского края. Пани Тынкова разливает чай по чашкам, и мы можем перейти к главной теме нашей встречи: Каким должен быть президент?

«Видный мужчина, с хорошей стрижкой, миловидный, приятный в общении, интеллигентный, искренний человек, важно чтобы он заботился о людях, короче говоря, чтобы он был хорошим», - перечисляет все необходимые качества президента пани Маргита.

«Глава государства должен, главным образом, представлять страну за рубежом, он должен быть хорошим дипломатом, порядочным человеком, а как он будет выглядеть, не так уж и важно. Конечно, экстравагантный внешний вид не на пользу, но я готов не обращать на это внимания, если посчитаю, что это достойный человек, который озвучивает и продвигает разумные идеи», - считает Матей.

Матея и пани Маргиту связывают родственные узы, насколько этот факт влияет на их выбор? У них один общий, «семейный» кандидат в президенты, или они будут голосовать каждый за себя?

Нет, у нас у каждого свой, смеются оба, мы даже не консультировались вместе.

«У молодежи другие взгляды, я подхожу к выбору практично», - говорит пани Маргита.

Маргита Тынкова в 18 лет, фото: Архив Маргиты ТынковойМаргита Тынкова в 18 лет, фото: Архив Маргиты Тынковой «Это на совести каждого», - добавляет Матей, а его прабабушка подшучивает: «Нет, они совсем еще зеленые, не понимают жизни. Их можно обдурить, куда уж им, разве все так просто?»

Выборы президента уже во второй раз проходят напрямую, раньше главу государства выбирали депутаты и сенаторы. Насколько для Матея важно, что теперь он может лично повлиять на исход голосования?

«Прямые выборы - просто другой способ голосования. Меня не смущает ни одна из этих альтернатив. Благодаря прямому голосованию можно лучше понять настроение в обществе. Конечно, в таких выборах участвуют другие кандидаты, и результаты тоже другие, но я не думаю, что это плохо. То, что я могу сам лично поддержать своего кандидата, считаю плюсом, но мне не мешало бы, если бы я не мог этого сделать».

Матей – студент мельницкой гимназии - говорит, что его одноклассники тоже следят за политикой и актуальными событиями. «Большинство из них включается в политическую жизнь и интересуется ей… Видно, что выборы для них - тема для дискуссии. Но, есть и такие, которые утверждают, что на их жизнь это никоим образом не влияет. Конечно, до определенной меры можно с этим согласиться, но я думаю, что каждому надо использовать свой шанс».

И Маргита, и Матей с нетерпением ждут результатов выборов.

«Я даже есть не буду. Уткнусь в телевизор, чтобы ничего не пропустить. Я уже сейчас вся в напряжении, как старый зонт», - смеется пани Тынкова.

Маргита вспоминает длинную череду президентов Чехословакии и Чехии. Когда речь заходит о Томаше Гарриге Масарике, ее глаза блестят и голос оживляется. Как сама в последствии подтверждает, ни один из первых мужей государства не оставил в ее душе такого следа как первый чехословацкий президент.

Томаш Гарриг Масарик, фото: George Grantham Bain Collection, открытый источникТомаш Гарриг Масарик, фото: George Grantham Bain Collection, открытый источник «Когда в 1937 году умер Масарик - я тогда еще ходила в школу - я плакала. Это было сильнее меня. Я помню, как я сидела за партой, нам объявили о его кончине, и все стали очень переживать. Мы сидели как прикованные, многие рыдали, я тоже. Потом мы писали какое-то сочинение, у меня все расплывалось, так как бумага была мокрой, и мне пришлось его переписывать. Мама у меня спрашивала, ну что ты все время плачешь, что с тобой. Тогда мне было двенадцать лет»,- вспоминает госпожа Тынкова, добавляя, что трансляцию с похорон они дома слушали по радио.

На смену Масарику пришли многие другие, пани Тынкова постепенно и вразнобой начинает вылавливать их имена из памяти: Бенеш, Готтвальд, Запотоцки, Новотны…. Кто из них запомнился госпоже Маргите больше всех?

«(Эдвард) Бенеш, однозначно, потом еще Свобода – он тоже был личностью. А Готтвальд – это была лишь фигурка на игровом поле. А Свобода, я помню, был генералом, он умел постоять за свое дело. Возможно, еще Запотоцки, но он был скорее «из народа». Вот такими я их помню».

Пани Маргита немного сожалеет о том, что среди нынешних претендентов на Пражский Град не видит ни одного кандидата, который мог бы сравниться с Масариком.

«Он был с усами, ездил верхом на лошади… Он был личностью, и его семья была такой же. До сих пор четко вижу его перед глазами, я бы могла нарисовать его портрет. А лица тех других уже смываются, их образ в памяти не такой четкий, как в случае Масарика. Он был действительно отцом нас всех».