Финансовые и газовые потоки на саммите НАТО

Расходы европейцев на оборону и отношения с Россией – эти две темы благодаря заявлениям президента США Дональда Трампа стали центральными на завершившемся в Брюсселе саммите НАТО. Американский лидер потребовал от союзников повысить отчисления в военный бюджет не до двух, а уже до четырех процентов ВВП и обвинил Германию в том, что, указывая на угрозу со стороны России, она одновременно продолжает покупать российский газ и поддерживать строительство «Северного потока-2».

саммит НАТО, фото: ЧТК/АП/Pablo Martinez Monsivaisсаммит НАТО, фото: ЧТК/АП/Pablo Martinez Monsivais «Мы защищаем Германию, мы защищаем Францию, мы защищаем все эти страны, а между тем ряд государств заключает соглашение с Россией на строительство газопровода… Мы должны защищать вас, а вы отдаете миллиарды долларов в сундуки России. Германия находится у России в заложниках. Мы определенно должны обратить на это внимание», – возмущался президент США еще до открытия саммита.

Месседж, который Трамп направил своим европейским союзникам, можно упрощенно сформулировать так: «Почему вы платите России за газ и не инвестируете в оборонный бюджет?»

Европа-два процента?

С распадом СССР и исчезновением двуполярного мира члены НАТО существенно снизили расходы на оборону. Однако реально ли требовать внесения 4% ВВП, в то время как большинство европейских членов НАТО, включая Чешскую Республику, не выполняет свои обязательства даже по выплате 2%?

Дональд Трамп, фото: ЧТК/Markus SchreiberДональд Трамп, фото: ЧТК/Markus Schreiber «Четыре процента – это очень завышенная задача. Мне это напоминает подход бывшего премьер-министра Словакии Владимира Мечьяра – если хочешь получить 100%, требуй 130%. В нужный момент ты при этом можешь отступить. Партнер думает, что с тобой выгодно договорился, а ты в результате получишь даже больше 100%. Я думаю, именно этого и добивается Дональд Трамп – повысить давление на страны-члены НАТО, чтобы они выполнили свои обязательства. До конца этого года таких показателей достигнут шесть стран, а к 2024 году стран, которые будут выполнять свои обязательства по повышению расходов на оборону, окажется пятнадцать», – считает комментатор «Чешского Радио» Мартин Слезак.

Прав ли Дональд Трамп, пеняя Европе на то, что она, с одной стороны, ожидает от НАТО защиты от России, а с другой, платит той же самой России миллиарды за газ? «Я полагаю, что этот аргумент вполне логичен. Дональд Трамп нам может нравиться или не нравиться, однако время от времени он говорит вполне логичные вещи, и этот тезис я бы отнес к логичным и абсолютно верным», – так в интервью «Чешскому Радио» ответил на этот вопрос политолог, преподаватель факультета социологии Карлова университета Михаил Романцов.

Энергетический диалог Германии с Россией

политолог Михаил Романцов, фото: Яна Прженосилова, Чешское радиополитолог Михаил Романцов, фото: Яна Прженосилова, Чешское радио Насколько Германию и другие европейские страны можно назвать «заложниками российского газа»? Ведь именно это выражение употребил Трамп. «Думаю, что термин «заложник» – слишком сильный, по крайней мере, до того как будет достроен «Северный поток-2». Не секрет, что значительную часть импортируемых энергетических ресурсов Германия получает из России. Этот «энергетический диалог» сложился еще во времена СССР, поскольку считалось, что такой тип взаимодействия сделает Россию частью сообщества европейских стран, которые ведут себя в соответствии с общепринятыми нормами, чего, к сожалению, не произошло. И на это следует определенным образом реагировать, однако подобной реакции со стороны Германии не отмечается».

Было бы сильным преувеличением считать, что действия НАТО определяются закупками российского газа европейскими странами. Можно ли говорить о консолидированной политике блока в отношении России?

«Североатлантический альянс однозначно дал понять, что в сегодняшней ситуации он по-прежнему воспринимает Россию как стратегическую проблему, прежде всего в местах соприкосновения НАТО и Российской Федерации. НАТО показывает, что считает серьезной проблемой размещение Россией у границ альянса, в Калининграде, ракет «Искандер». Впервые Североатлантический альянс употребил при характеристике России риторику, которую сама Россия давно использует в отношении НАТО. Так что я полагаю, что здесь позиция членов блока консолидирована. В чем единства нет, так это в вопросах, которые напрямую не связаны с деятельностью Альянса, как, например, уже упомянутое отношение Германии к закупкам газа», – считает политолог Михаил Романцов.

В ожидании американского сжиженного газа

Комментатор «Чешского Радио» Мартин Слезак напоминает, что в НАТО входят разные государства, с разным отношением к России. «Среди них есть страны, которые в большей степени готовы идти навстречу России, например, Италия. В определенные периоды мы могли наблюдать это у Словакии. И, разумеется, у Венгрии. В значительной степени это связано с поставками газа и нефти. И многие действительно критикуют отдельные государства – члены НАТО, в том числе и Германию, что они от этих поставок "фатально зависят". В действительности энергетика Германии зависит от российского газа лишь на 20% – на пятую часть, то есть это никак нельзя назвать фатальной зависимостью».

Комментатор указывает, что если Дональд Трамп адресует Германии подобные упреки, ему следует предложить пути выхода из ситуации. «Соединенные Штаты могли бы экспортировать в Европу сжиженный газ. Я был бы первым, кто радовался бы снижению зависимости от поставок российского газа. Однако для этого требуются терминалы, где этот газ выгружался бы из танкеров и распределялся по Европе. Подобных терминалов пока слишком мало. И, разумеется, здесь встает вопрос цены – мог бы американский газ конкурировать по стоимости с российским?»

Редактор издания Aktuálně.cz Даниэл Аниж, со своей стороны, напоминает, что для Европы вхождение в блок НАТО – вопрос жизни и смерти, поскольку в случае крупного мирового кризиса Евросоюз вряд ли способен защитить себя собственными силами.