Чехи и словаки в оценке событий минувшего века

Наиболее положительным событием в ходе 100-летней истории страны чехи считают свержение коммунистического режима в 1989 г., а словаки – Словацкое национальное восстание против фашизма в 1944 г. При этом «бархатную» революцию представители обоих народов видят как самое значительное событие минувшего века. Как сегодня оценивают исторический контекст в разрезе отдельных интервалов времени эти братские и по-прежнему близкие друг другу народы? Это стремились выяснить инициаторы исследования, которое проводилось параллельно в Чехии и Словакии.

«Бархатная» – на почетном первом

Чехословацкая республика в 1919 г.Чехословацкая республика в 1919 г. В опросе, которое проводили пражский Центр исследования общественного мнения и братиславский Институт по исследованию общественных вопросов, приняло участие свыше одной тысячи респондентов с обеих сторон. Чехи оказались более категоричными в своих суждениях, чем словаки, отмечают авторы исторического исследования.

Мнение чехов и словаков по поводу самого значимого события в совместной истории совпало – это «бархатная» революция. Следующими по степени значимости словаки считают возникновение Словацкой Республики в 1993 г. и вступление в Евросоюз, чехи же определяют на второе место основание Первой республики, а на третье – вторжение в Чехословакию «братских» войск в 1968 году. Как интерпретируют авторы опроса эту несхожесть?

«Чехи чаще словаков обращаются к более далекому прошлому»

Паулина Табери, фото: архив Академии наук ЧРПаулина Табери, фото: архив Академии наук ЧР «Наш опрос касался событий XX –XXI вв. Возможно, разница здесь объясняется тем, что чехи чаще обращаются к фактам более далекого прошлого либо в большей степени живут прошлым, чем словаки. Значение «бархатной» революции для обоих народов несомненно, однако чехи более глубоко воспринимают роль Первой Чехословацкой республики (1918 -1938), чем их бывшие соотечественники. Это также подтвердил предыдущий опрос, как и факт, что такое отношение тесно связано в сознании чехов с возникновением государственности как таковой. А для словаков такое же большое значение имеет образование Словацкой Республики в 1993 году», –рассказала в интервью «Чешскому радио» Паулина Табери, сотрудница чешского Центра исследования общественного мнения.

– Существуют ли в совместной истории государства события, которым дают однозначно положительную оценку как чехи, так и словаки? «Когда мы анализировали группу лиц и событий, которые положительно оценивались, то выяснили, что в целом лестную оценку им давали представители обоих народов, однако менялась очередность оцениваемых лиц и событий соразмерно тому, что респонденты считали делом первостепенной важности. Например, наиболее положительно «бархатную» революцию 1989 г. воспринимали в Чехии, тогда как в Словакии она заняла третье место в рейтинге положительных событий. То есть оказалось, что как чехи, так и словаки отнесли, в принципе, те же самые события к категории положительных. Несколько различался лишь уровень их оценки. Мы также ни разу не столкнулись с тем, чтобы оценка одного и того же события или общественного деятеля словаками и чехами была противоположна».

Тем не менее отличия в истории Чехии и Словакии и пережитый их народами опыт определяют и разный взгляд чехов и словаков на некоторые из вех истории, свидетелями которых являлись их предки или они сами.

Дубчек и Гавел на чаше весов

Милан Растислав ШтефаникМилан Растислав Штефаник Среди населения Словакии самым большим авторитетом из плеяды известных государственных деятелей прошлого пользуется, как показало данное исследование, астроном, видный деятель словацкого национального движения в эмиграции и первый министр обороны в правительстве только что созданной Чехословакии Милан Растислав Штефаник. На втором месте Александр Дубчек, «отец» «Пражской весны» и реформ «социализма с человеческим лицом». В глазах чехов Дубчек сыграл в истории меньшую роль, чем, к примеру, не только Т. Г. Масарик, что объяснимо, но и Ян Палах, Вацлав Гавел и Эдвард Бенеш. Наблюдаются ли различия между чехами и словаками в степени идеализации тех, кто принимает деятельное участие в политической жизни своей страны?

«Судя по результатам исследования, если, конечно, мы согласимся, что такого рода термин как «идеализация» будет нам полезен, особой разницы в оценке респондентов не было. Очевидно определенное, скажем, тяготение к «своим», чешским или словацким политикам, хотя во всех случаях речь идет о государственных деятелях Чехословакии, то есть совместного государства, в котором жили чехи и словаки. Люди просто выбирают то, что им ближе»,

подчеркнула Табери.

Итоги опроса были представлены в Праге во вторник.