Русская Прага, сошедшая с «философского парохода»

«Свободу одних нельзя спасти, жертвуя свободой других» – эти слова стали эпиграфом к уникальной экспозиции, посвященной русским интеллектуалам-эмигрантам периода межвоенной Чехословакии. О судьбах писателей, ученых, врачей, меценатов рассказывают в стенах пражского философского факультета Карлова университета.

Фото: Екатерина СташевскаяФото: Екатерина Сташевская Выставка «Русские в Праге» приурочена к 100-летней годовщине Октябрьского переворота, который привел к массовой эмиграции из России лучших представителей науки и культуры. По словам организаторов, они ставили своей целью показать, что стремление к добру, правде и свободе непобедимы.

Подробностями составления экспозиции с нами поделился ее автор и куратор – доцент Петр Главачек.

– Подобная выставка – первая, которая проводится в стенах философского факультета Карлова университета?

– «Русские в Праге» – часть более широкого проекта, который рассказывает об истории, судьбах и забытых именах интеллектуалов, живших здесь в период межвоенной Чехословакии, когда Прага служила центром для эмигрантов из разных стран. В большинстве своем это были выходцы из различных регионов бывшей Российской империи. Ранее в стенах факультета прошли выставки, посвященные представителям украинской и белорусской интеллигенции. Сегодня, наконец-таки, очередь дошла и до русских, которых, конечно же, было больше всего...

– К каким годам относится первая волна эмиграции из России?

– Представители русской диаспоры начали к нам приезжать уже сразу после революции 1905 года. Больше всего в Чехословацкую Республику их переселилось в 1917 году – после Февральской и Октябрьской революций; те, кого считали непримиримыми противниками режима, были насильно выдворены из страны в течение первых лет существования Советского Союза. В основном, это – беженцы и политические эмигранты, которые свой новый дом нашли в Берлине, Париже и Праге.

– На выставке, вероятно, можно найти и громкие имена?

– У нас здесь представлены как более, так и менее известные люди русской эмиграции. К первым, например, относятся историк византийского и древнерусского искусства Никодим Кондаков и литературовед, один из основателей Пражского лингвистического кружка Роман Якобсон, который, я бы сказал, является достаточно загадочной фигурой, поскольку его имя связывали с контактами со спецслужбами. Еще мне хотелось бы упомянуть «человека с доброй душой» – княгиню Наталью Яшвиль, которая принимала активное участие в деятельности православных объединений в Праге, а также была секретарем семинара Кондакова, считавшегося одним из главных интеллектуальных центров столицы. Кроме того, Наталья Григорьевна была влиятельным покровителем местных русских образовательных учреждений: это и Русский свободный университет, и здешние русские гимназии...

Бледнолицый
Страж над плеском века –
Рыцарь, рыцарь,
Стерегущий реку.

(О найду ль в ней
Мир от губ и рук?!)
Ка-ра-ульный
На посту разлук.

Клятвы, кольца…
Да, но камнем в реку
Нас-то – сколько
За четыре века!

В воду пропуск
Вольный. Розам – цвесть!
Бросил – брошусь!
Вот тебе и месть!

Фото: Екатерина СташевскаяФото: Екатерина Сташевская Говоря о нашей выставке, также нельзя не упомянуть имя Марины Цветаевой, которая от Чехии и Праги уже просто неотделима. Ее любовь, боль, трагедия – все это нашло отражение в поэмах и стихотворениях, написанных ею в Праге. Хотелось бы вспомнить произведение «Пражский рыцарь», вышедшее из-под ее пера в 1923 году. Оно посвящено знаменитому рыцарю Брунцвику, чью скульптуру мы и сегодня можем увидеть с левой стороны Карлова моста, если идти по направлению к Малостранской площади.

– Насколько сильный интерес, по вашему мнению, вызовет данная выставка у студентов? Имеют ли они какое-то представление о личностях русской эмиграции?

Не устанем
Мы – доколе страсть есть!
Мстить мостами.
Широко расправьтесь,

Крылья! В тину,
В пену – как в парчу!
Мосто – вины
Нынче не плачу!

– «С рокового мосту
Вниз – отважься!»
Я тебе по росту,
Рыцарь пражский.

Сласть ли, грусть ли
В ней – тебе видней,
Рыцарь, стерегущий
Реку – дней.

Марина Цветаева – «Пражский рыцарь», 1923

Изгнанники на берегах Влтавы

Фото: Екатерина СташевскаяФото: Екатерина Сташевская – Да, безусловно. Несмотря на то что многие восточно-европейские имена уже несколько забыты в чешском интеллектуальном мире, люди по-прежнему знают, кто такая Марина Цветаева, Роман Якобсон, Сергей Карцевский, Николай Лосский, Александр Кизеветтер и др. Мы хотим, чтобы сегодня с этими именами познакомилась широкая культурная общественность – именно поэтому мы также выпустили дополнительную публикацию к выставке. За последние двадцать лет подобных мероприятий проходило очень много, ведь до этого, при социализме, тема русской, белорусской и украинской эмиграции была практически вычеркнута из памяти Чехословакии. Тогда истории «других» русских не подходили для коммунистов, о них не говорили и не упоминали.

Сергей Иосифович Карцевский (1884–1955) – языковед, участник Пражского лингвистического кружка, позже – один из основателей и вице-президент Женевской лингвистической школы. В Прагу приехал в 1919 году
Николай Онуфриевич Лосский (1870–1965) – философ, один из основателей направления интуитивизма. Из России вместе с другими представителями интеллигенции был выслан в 1922 году. В Праге преподавал в Русском народном университете
Александр Александрович Кизеветтер (1866–1933) – историк, публицист, политический деятель. С 1932 по 1933 гг. являлся председателем Русского исторического общества. За границу был выслан в 1922 году. Похоронен в Праге, на Ольшанском кладбище
Н. О Лосский и А. А. Кизеветтер – пассажиры знаменитого «Философского парохода», на котором в 1922 году в ходе борьбы с инакомыслием из Советской России было насильственно выдворено за границу более 160 представителей интеллигенции.

Русская эмиграция в картотеке Полицейского архива

– Сотрудничали ли вы с какими-либо российскими организациями во время подготовки выставки?

Фото: Екатерина СташевскаяФото: Екатерина Сташевская – Как это ни парадоксально, мы работали, в основном, с пражскими архивами, поскольку в них хранятся самые важные для нас источники информации. Так, в Национальном архиве Чешской Республики существует очень богатый Полицейский архив – большинство эмигрантов должно было как-то зарегистрироваться, сделать себе временный чехословацкий паспорт, некоторые позже стали гражданами нашей страны... Таким образом, Полицейский архив – это, по сути, кладезь новых данных, которые ранее еще не появлялись ни в одной публикации. Невероятно ценными являются и фотографии – на нашей выставке вы можете, я бы сказал, «взглянуть в глаза» тому или иному человеку. Часто это – фотографии, сделанные для паспортов или удостоверений.

Вместе со своими коллегами из исследовательской группы Collegium Europaeum Петр Главачек занимается проблематикой европейской самобытности, к которой, несомненно, относятся и представители восточных славян, с их сложными и противоречивыми судьбами. Именно они напоминают нам, что Европа – гораздо красочнее и разнообразнее, чем мы полагали.

На торжественном открытии выставки также присутствовала замдекана философского факультета, доцент Эва Волдржихова-Беранкова.

Выставку «Русские в Праге», которая продлится до 30 ноября, вы найдете на третьем этаже философского факультета, по адресу: площадь Яна Палаха, 1/2, Прага-1

– В годы Гражданской войны – 1917–1920, тысячи русских ученых, художников и литераторов вынуждены были эмигрировать на Запад. Уже с 1918 года в Праге существовал «Русский комитет» (позже он был переименован в «Чешско-русское единство»), который помогал эмигрантам из бывшей Российской империи. В 1921 году под патронажем первого чехословацкого президента Томаша Гаррига Масарика появилась «Русская акция помощи» – именно благодаря ей Прагу вскоре начали называть «русскими Афинами» и «русским Оксфордом». Эдвард Бенеш, бывший министр иностранных дел, воспринимал данную акцию как средство формирования русской демократической интеллигенции, которая бы после падения большевизма помогла построить новую, свободную Россию, – рассказала гостям вернисажа Эва Волдржихова-Беранкова.