Патриот, «мафиози», отец чехословацкой кроны

Алоис Рашин. 150-летие этого выдающегося чешского политика и экономиста можно назвать своего рода прологом к будущему столетнему юбилею Чехословакии, у истоков которой он стоял. Идее национальной независимости Алоис Рашин отдал не только свой незаурядный организаторский и финансовый талант, но и жизнь – избежав смертной казни в габсбургской тюрьме, в 1923 г. он погибнет от руки чехословацкого анархиста. В истории Рашин остался как автор эпохальной финансовой реформы, разделившей валюту Австрии и Чехословакии, став «отцом чехословацкой кроны».

Алоис Рашин, Фото: открытый источникАлоис Рашин, Фото: открытый источник Алоис Рашин родился 18 октября 1867 г. как девятый ребенок в семье. При этом его отец был не только пекарем и крестьянином, но и депутатом Рейхсрата. Свою политическую карьеру Алоис начал еще в годы учебы на юридическом факультете Карлова университета: опубликованная им в 1891 г. книга «Чешское государственное право» была конфискована властями. Тремя годами позже, в феврале 1894 г., в так называемом процессе над «Омладиной» – никогда не существовавшей организацией, он получил свой первый срок – два года тюрьмы, однако вышел на свободу уже в ноябре 1895 г. и в том же году стал доктором права.

Предвоенная жизнь Рашина как нельзя лучше иллюстрирует политическую сцену тех лет – младочехи, создание собственной партии, снова младочехи… В 1907 г. Алоис Рашин становится депутатом Рейхсрата и вступает во фракцию Чешский клуб, работает в финансово-бюджетном комитете.

«Маффия» по образцу русского революционного подполья

Первая мировая война изменила характер чешской политики – подпольная национально-патриотическая организация, которую в подражание итальянской структуре чехи окрестили «Маффия», занималась активной и целенаправленной борьбой с габсбургской Австро-Венгрией. Ряды чешских «мафиози» насчитывали около двухсот человек, которые по своему характеру, разумеется, не имели ничего общего с итальянскими преступниками – это были интеллектуалы, политики, юристы, художники. В январе 1915 г. Т.Г. Масарик принял решение «остаться за границей и начать решительную борьбу с Австрией, организуя одновременно сопротивление внутри страны. По свидетельству Эдварда Бенеша, на встрече в Цюрихе в начале февраля 1915 г. Масарик призвал его «создать тайный комитет из близких к политике людей, который, руководствуясь опытом русских революционеров, организует разветвленную систему внутри страны, наладит нелегальные связи с заграницей, будет официально присутствовать в чешской и венской политике, оказывать подспудное влияние на внутреннюю политику и передавать подробную информацию о внутренних событиях эмигрантским органам».

Карел КрамаржКарел Крамарж В 1915 г. Алоис Рашин был арестован вместе с другими членами «Маффии» – Карелом Крамаржом, с которым разделит тюремную камеру, Винцентом Червинкой и Йозефом Замазалом. Многомесячный процесс завершился приговором – смертная казнь, с формулировкой «за развал государства». Чехов спасла смерть императора Франца Иосифа – при восшествии на престол Карл I помиловал осужденных. Сначала казнь была заменена 10-летним сроком, а потом пришла амнистия. Узники тюрьмы Мёллерсдорф стали чешскими национальными героями, а Рашин – членом президиума Национального собрания.

«Наряду с Антонином Швеглой, я отношу Рашина к самым важным фигурам провозглашения в октябре независимости, к тем, кто смог взять власть в свои руки. Он был из числа «менеджеров переворота», из тех, кто был лучше всех готов к тому, что произойдет. Он занимался и подготовкой первого закона о создании нового государства, которым одновременно создавалось новое законодательство, препятствующее юридическому хаосу. Так что я думаю, это была, действительно, ключевая фигура», – считает историк Яна Чехурова, сотрудник Института чешской истории философского факультета Карлова университета.

В первом правительстве Чехословакии, во главе которого встал Карел Крамарж, Алоис Рашин занял пост министра финансов, предпочтя эту должность портфелю министра внутренних дел.

«Валютная реформа – это, наверное, самый большой вклад Рашина в государственное устройство Чехословакии. Он действительно сделал это блестяще при поддержке государственного и административного аппарата, армии и банковских кругов. Он принял на себя полностью ответственность, и ему удалось нанести на банкноты гербовые обозначения, отделив таким образом чехословацкую валюту от австрийской кроны, которая переживала инфляцию. Тем самым он создал новую валюту, которую ему удалось укрепить за время своего второго срока на посту министра», – напоминает историк.

Крону предлагали переименовать во «франк» или «сокол»

Первые чехословацкие кроны, Фото: открытый источникПервые чехословацкие кроны, Фото: открытый источник Тут следует объяснить, что первые чехословацкие кроны были – в буквальном смысле – кронами австрийскими. То есть банкноты, предназначавшиеся для хождения на территории независимой Чехословакии, специальным образом проштамповывались. Распад Австро-Венгерской империи был стремителен, и новые государства просто не успевали напечатать собственные купюры. Рашин настоял на решительных действиях - на несколько дней государственную границу страны просто закрыли и все деньги, физически находившиеся на территории Чехословакии, проштамповали специальной печатью, без которой купюры затем просто не принимались.

При этом именно Чехословакия стала первой страной, входившей ранее в состав Дунайской монархии, которая ввела собственную валюту. В тот ключевой момент неприятие всего имперского было так велико, что некоторые горячие патриотические головы не желали, чтобы чехословацкие деньги носили австрийское название «кроны», требуя переименовать их во «франк» и даже «сокол». То есть сегодня бутылка пива в магазине могла бы стоить, например, «15 соколов»…

В 1919 года в обращение начали поступать уже настоящие чехословацкие банкноты, которые печатались частично на территории страны, а частично за рубежом, в Австро-Венгрии и США. Кстати дизайн четырех из девяти купюр создал Альфонс Муха. До конца жизни Алоис Рашин продолжал заниматься укреплением национальной валюты, проводя жесткую монетаристскую политику и непреклонно следуя курсом дефляции. Это, разумеется, снижало доходы чехословацких экспортеров и натягивало струны социальной напряженности.

Пуля от анархо-коммуниста

Дом на улице Житной, место покушения на Рашина, Фото: Кристина Макова, Чешское радио - Радио ПрагаДом на улице Житной, место покушения на Рашина, Фото: Кристина Макова, Чешское радио - Радио Прага 5 января 1923 г. на Алоиса Рашина было совершено покушение – когда он вышел на улицу из свой квартиры на Житной улице, ему выстрелили в спину. «Анархо-коммунист Йозеф Шоупал, которому не исполнилось еще и двадцати лет, решил помочь человечеству, отправив на тот свет каких-нибудь представителей крупного капитала или буржуазии, и Рашин был в его списке номером один», – рассказывает историк Яна Чехурова.

Ранение оказалось смертельным – вынуть пулю было невозможно, нижняя часть тела осталась парализованной, начался сепсис. Спустя шесть недель, 18 февраля 1923 г., 56-летний Алоис Рашин скончался. 19-летнему Йозефу Шоупалу предстоит провести тюрьме восемнадцать лет.

Покушение на Рашина стало единственным политическим убийством в межвоенной истории Чехословакии и причиной принятия непопулярного закона О защите республики, который значительно расширял права полиции. Хотя Шоупал формально на момент покушения уже не состоял в и компартии, и она не была впоследствии запрещена, полицейский надзор за коммунистами был усилен, и при любом подозрении они оказывались за решеткой. Смерть Рашина привела также к победе на следующих выборах правых буржуазных партий и обеспечила продолжение курса правой экономической политики.

Двадцать чехословацких крон с изображением Алоиса Рашина, Фото: открытый источникДвадцать чехословацких крон с изображением Алоиса Рашина, Фото: открытый источник А Алоис Рашин стал достоянием истории – как фигура трагическая и одновременно символизирующая новое государство и появление собственной денежной валюты, которой чехи были лишены не одно столетие. Портрет Рашина украсил одну из первых чехословацких банкнот.

«О нем все всегда вспоминали как об очень милом и мягком человеке, обладавшем большими познаниями не только в экономике – он очень интересовался природой, знал название каждой птицы, которая пролетала мимо», – вспоминала в интервью «Чешскому Радио» внучка политика Яна, которая с 1968 г. жила в Швейцарии, где скончалась в 2013 г.

Сегодня имя Алоиса Рашина носит одна из пражских набережных, протянувшаяся вдоль Влтавы от Вышеграда до моста Ирасека.