Мечты о всеславянской империи

110 лет назад, в 1908 году, в Праге был подготовлен и проведен Всеславянский съезд, одним из главных вдохновителей которого стал Карел Крамарж, будущий первый премьер самостоятельной Чехословакии. Мечтой этого политика было создание новой славянской империи. Мы продолжаем сериал об истории отношений Чехии и России.

Карел Крамарж, фото: Национальный музейКарел Крамарж, фото: Национальный музей В 1907 году Карел Крамарж – идеолог и лидер партии Младочехов, получившей после объединения в 1918 году с партией Чешская государственно-правовая демократия название Национал-демократическая партия Чехословакии, отправляется с делегацией своих соратников в Санкт-Петербург, где встречается с министром иностранных дел России Александром Извольским. Еще до своего отъезда в Россию он также беседовал с Алоизом фон Эренталем, главой дипломатии Австро-Венгрии. Цель Крамаржа – «помирить» австро-венгерскую и российскую внешнюю политику. Это была попытка повлиять на отношения, сложившиеся между Австро-Венгрией и Германией, что являлось затеей, сопряженной со значительным риском.

Рыцарь славянского мира

В этот момент Крамарж уже является приверженцем, скажем так, чисто славянской политики. Его восхищение «славянской идеей», которое прослеживается уже с начала 90-х годов XIX века, укрепилось после заключения брака с Надеждой Абрикосовой, дочерью знаменитого русского фабриканта Николая Хлудова. Первый раз они встретились в 1890 году, и роман длился 10 лет. Карел Крамарж долго ждал развода Надежды Николаевны, которая была женой Алексея Абрикосова – крупного предпринимателя из династии основателей российского кондитерского производства и матерью многочисленного семейства.

Брак между Надеждой Абрикосовой и Карелом Крамаржом, принявшим православие, был заключен в 1900 году. После Октябрьского переворота эта супружеская пара сыграет ключевую роль в оказании помощи русским беженцам.

Карел Карамарж – «рыцарь славянского мира» ожидал, что в этом супружестве появится «славянский сын» чешско-русского происхождения. Брак остался бездетным, однако союз до самого конца – а умерли супруги в середине 1930-х – сохранял необыкновенную романтичность. Этот интимный аспект отразился также и на политике Крамаржа – он периодически приезжает на берега Черного моря, на виллу «Барбо», принадлежавшую его жене. Именно там он пишет некоторые свои работы, разрабатывает партийную политику.

Несбывшиеся мечты

Но вот наступил 1907 год, встречи с представителями австрийской и российской верхушки, результатом которых стало заключение договора о проведении пражского Славянского конгресса – он должен был предварять главный съезд 1910 года в Москве. Этот план, однако, реализовать не удалось. И дело не в том, что самостоятельный пражский съезд оказался бесполезным, – на нем был представлен целый ряд интересных проектов, например, был озвучен план чешского финансиста Ярослава Прайса по созданию самостоятельного Славянского банка.

Могила Надежды Абрикосовой-Крамарж в крипте храма на Ольшанском кладбище в Праге, фото: Dezidor CC BY 2.5Могила Надежды Абрикосовой-Крамарж в крипте храма на Ольшанском кладбище в Праге, фото: Dezidor CC BY 2.5 Были озвучены проекты проведения «славянских выставок», распространения на территории России «Сокола» – чехословацкой физкультурной организации. Планировалось развитие славянского печатного или же информагентства, что осуществилось. Еще до войны там работали не только журналисты, но и агенты политической разведки.

Проект культурного и экономического сближения Австро-Венгрии с Россией дал сбой осенью 1908 года. Славянский съезд в Праге состоялся, однако осенью произошла аннексия Боснии и Герцеговины, которую Карел Крамарж поддержал. Он рассчитывал, что в империи, таким образом, появится больше славян. Случившееся, однако, противоречило политическим планам России.

В результате Крамарж начал терять поддержку российских политических кругов. Во время следующего визита они уже проявляли больше симпатии в отношении Вацлава Клофача – журналиста и политика, ставшего из лидеров Чешской национал-социалистической партии. Именно его партия в тот момент выступала в роли стороны, представлявшей в Австро-Венгрии российскую позицию.

В это время Карел Крамарж пишет обращение к Николаю II, ожидая с его стороны поддержки, что стало очередной демонстрацией веры в идеалистическую концепцию, в «батюшку царя», который поддержит «истинно славянскую политику», то есть политику Крамаржа. Поддержки, однако, не последовало. В 1910 году действительно состоялся задуманный Всеславянский съезд, но его делегаты собрались не в Москве, а в Софии.

Конституция новой империи

Надежды Крамаржа на появление «славянской Австро-Венгрии» блекнут и тают – он ожидает распада империи. Еще весной 1914 года в сотрудничестве с одним из членов уже упомянутого нами русского информационного агентства в Вене Павлом Всеволодовичем Сватковским Крамарж создает не просто план по выходу чешских земель из Австро-Венгрии, а сразу – новую «конституцию Всеславянского государства». Речь шла о геополитической структуре с населением почти в четверть миллиарда человек.

Распад Австро-Венгрии, фото: AlphaCentauri, Wikimedia CC 3.0Распад Австро-Венгрии, фото: AlphaCentauri, Wikimedia CC 3.0 Через Сватковского Карел Крамарж переслал свой труд Сергею Сазонову, российскому министру иностранных дел, который в июне 1910 года приехал в Бухарест.

В задуманное Крамаржом государство должны были войти все славянские земли юго-восточной части Европы, Балкан и Центральной Европы. План включал в себя Польское и Чешское королевства, а также исторические земли, которые давным-давно уже не принадлежали Богемии – Верхнюю и Нижнюю Лужици, которые были немецкими. Сидя в кабинете, планировать легко...

В рамках разработанной концепции интересно взглянуть на положение греков и венгров, которые оказались бы со всех сторон окружены «славянским миром». Карел Крамарж рассчитывал, что они, с точки зрения экономики и оборонного сотрудничества, «постепенно ассимилируются».

В тишине своего кабинете Крамарж создал новую империю, конечно, во главе с царем из династии Романовых и губернаторами, также относившимися к этой династии, – это правило распространялось и на Чешское королевство.

император Австро-Венгрии Карл I, фото: открытый источникимператор Австро-Венгрии Карл I, фото: открытый источник В 1915 году, уже во время войны, Карел Крамарж был арестован в Вене по обвинению в государственной измене и приговорен к смертной казни. Нужно упомянуть, что о концепции нового государства, о которой идет речь, власти не знали, иначе его расстреляли бы еще до вынесения приговора.

Спасла Крамаржа лишь смерть монарха – осенью 1916 года скончался Франц Иосиф, а новый император Карл I помиловал государственного преступника и его соратников.

Когда Крамарж вернулся на чешскую политическую сцену, то превратился в человека, «пережившего собственную смерть». Это было символично – чешский народ пережил империю.

Концепция славянской политики, которую исповедовал Крамарж, оставалась на протяжении всей жизни политика на повестке дня и после Первой мировой войны, хотя о какой-то «всеславянской империи» речи уже быть не могло. Однако Крамарж ожидал, что Россия даст некие гарантии самостоятельной Чехословакии.

Однако где их было искать, когда царская Россия прекратила свое существование осенью 1917 года, а еще через полгода рассеялись и надежды на либеральную Россию. Концепция большевицкой, советской России с представлениями Карела Крамаржа никак не совпадала.