Масарик в революционном Петрограде

Столетие русских революций – годовщина событий, имевших фатальные последствия для Российской империи и ставших поворотной точкой истории – рухнул весь мир Старого Света, подточенный мировой войной, и на обломках держав взошли новые страны.

Демонстрация на Невском проспекте в Петрограде, 1917 г., Фото: Стинтон Джонс, открытый источникДемонстрация на Невском проспекте в Петрограде, 1917 г., Фото: Стинтон Джонс, открытый источник В 1917 году, после Февраля, столица Российской империи притягивала к себе всех, кто стремился перестроить существующий мировой порядок, и не только Ленин ехал в Петроград из Цюриха в пломбированном вагоне, – глава чешской политической эмиграции Томаш Гаррик Масарик в падении царизма увидел шанс приблизить час независимости от Австро-Венгрии. Период между Февралем и Октябрем 1917 г. сдвинул с места тектонические пласты и привел в действие многие доселе дремавшие силы.

Какой же была ситуация в чешской политической эмиграции на начало 1917 г.? Сопротивление Габсбургам переживало жесткий кризис. «Умер престарелый Франц Иосиф, и приходит не только новый император – появляется новое государство. Милитантная эра премьер-министра Карла фон Штюргка подходит к концу. Новый император Карл чувствует, что война губительна для Австрии, что государство теряет свою силу», – напоминает сотрудник института им. Масарика, историк Вратислав Доубек.

Оттокар Чернин, Фото: открытый источникОттокар Чернин, Фото: открытый источник Карл I амнистирует заключенных, включая приговоренного к смерти Карела Крамаржа, прекращает преследование чехов, надеясь привлечь их на свою сторону. Мало того – министр иностранных дел Оттокар Чернин 5 февраля 1917 г. сообщает о желании Австрии начать мирные переговоры. Возможность заключения сепаратного мира выбивало почву из-под ног Т. Г. Масарика и Э. Бенеша, строивших на этом свою антигабсбургскую риторику.

Однако 10 января 1917 г. союзники опубликовали ноту президента Вильсона с намерением освободить от владычества Габсбургов несколько порабощенных народов. При этом чехи надеялись, что «освобождение» означает «создание независимого государства», однако британское и французское правительство это пока не подтверждали. Для Великобритании было достаточно формального предложения мира от Австро-Венгрии, – переговоры с Дунайской монархией шли через дипломатов в Швеции и Швейцарии.

Война как шанс для чехословаков

Томаш Гаррик МасарикТомаш Гаррик Масарик Чехословацкий национальный комитет в Лондоне, состоявший из политиков-эмигрантов, с самого начала войны приступил к плотной работе с российскими чехами. В 1916 г. Масарик публикует меморандум «Без пяти двенадцать», в котором указывает на то, что «уже пора задуматься о задачах, которые позволит выполнить война». При этом чешский лидер боялся, что дипломаты сведут решение военного конфликта к договоренностям, крупные державы вновь поделят послевоенный мир, а чехи в который раз останутся не с чем. Поэтому в своем меморандуме Масарик призывал к продолжению ведения военных действий, к тому, чтобы силы Антанты сокрушили Австро-Венгрию именно на полях сражений.

О многом говорит меморандум Чешско-Словацкого народного войска в России, датируемый 7 марта 1917 г.: «Происходят великие исторические события. Россия, наша могучая покровительница, свергла иго чуждого ее народу засилья германофилов и на развалинах абсолютизма создала правительство, пользующееся неограниченным доверием самых широких народных слоев.

Наше горячее поздравление, наше искреннее приветствие братскому русскому народу шлем мы именем всех чехов и словаков, как находящихся в рядах русской армии, так и работающих в тылу на русскую оборону и еще томящихся в лагерях для военнопленных по вине старого правительства, не сумевшего достаточно использовать эти народные силы, искренне преданные не только своей родине, Чехо-Словачине, но и ее покровительнице, великой России.

«Заявление чешских социалистов», газета «Единство»«Заявление чешских социалистов», газета «Единство» Приветствуя новое русское правительство, мы счастливы выразить ему во главе с М.В. Родзянко наше безграничное доверие и надежду на его помощь. Братья чехи и словаки! В этот решительный исторический момент мы глубоко преданы России и ее благородным союзникам: Англии, Франции, Италии, Румынии, Сербии, Бельгии, Черногории и Португалии и, опираясь на их высокую помощь и содействие, объявляем Чехию и Словакию независимым государством, представляя мирной конференции точно определить его границы.

Масарик как «диктатор самостоятельного государства»

Мы признаем проф. Масарика временным диктатором самостоятельного государства, Чехии и Словачины, и председательствуемый им Чешско-Словацкий Комитет в Париже временным правительством, которому приносим присягу на верную службу! Чехи и словаки в России, работающие на оборону и находящиеся в лагерях для военнопленных! Немедленно по получении сего провозглашения законным порядком присоединяйтесь к нашему постановлению, принятому во имя Родины. Чехи и словаки в Англии, Франции, Италии, Америке и других странах, поздравляем Вас с близким осуществлением наших заветных идеалов! Да здравствует независимая Чехия и Словачина, да здравствует ее диктатор проф. Масарик!.. Мученики, павшие за свободу, да благословят наш ратный подвиг и наше государственное строительство! Действующая армия, 7 марта 1917 г.». Меморандум был написан в русском и чешском вариантах и без ведома Т. Г. Масарика, что вызвало его недовольство. Тем не менее, текст обращения ясно указывает вектор стремлений чехов и словаков в момент Февральской революции.

Временное правительство князя Г. Львова, Фото: Архив Государственного музея политической истории России, открытый источникВременное правительство князя Г. Львова, Фото: Архив Государственного музея политической истории России, открытый источник Первое Временное правительство князя Г. Львова приняло на себя обязательство продолжать ведение войны, а во внешней политике стоял пункт «освобождение славянских народов, живущих на территории Австро-Венгрии, объединение итальянской и румынской территорий, создание чехословацкого и сербохорватского государств и объединение украинских территорий Австро-Венгрии с Россией». Так формулировалась повестка будущей мирной конференции после окончания войны. Из Оксфорда Масарик рассылает приветственные телеграммы членам Временного правительства. «От имени Национального совета чешских земель и, могу сказать, от имени всего народа: мы встаем на вашу сторону в великом деле, которое вы вершите для Славян и Человечества. У свободной России есть полное право освободить славян из-под немецкого, венгерского и турецкого ига… наше мученичество вознаграждено вашей блистательной революцией», – пишет он П. Милюкову. Ранее Милюкову удалось заблокировать проект А. Гучкова, считавшего, что военнопленных чехословаков выгоднее использовать исключительно в качестве фабричных рабочих – солдат в России хватало, а квалифицированных трудовых ресурсов было мало, и лишь вмешательство Милюкова не дало этим планам реализоваться.

Россию Масарик знал хорошо, впервые побывав там еще в 1887 г., был близко знаком со многими представителями политической и культурной элиты, с которыми постоянно поддерживал связь, где бы ни находился - и в Швейцарии, и в Америке, и в Великобритании. Он глубоко изучал историю и философию страны – в 1913 г. вышел его фундаментальный труд «Россия и Европа». К тому же чешский лидер достаточно владел русским языком, чтобы читать и даже писать на нем.

В Петроград не в пломбированном вагоне

Павел Николаевич МилюковПавел Николаевич Милюков 5 мая 1917 г. 66-летний Масарик из шотландского порта Абердин отплывает в Скандинавию, откуда на поезде через Берген, Христианию и Стокгольм прибывает в Петроград в ночь с 15 на 16 мая 1917 г.

Однако в день приезда в Россию Масарика ждал неприятный сюрприз – Милюков подал в отставку, вызванную волнениями среди петроградских солдат и рабочих, чему немало способствовала агитация, организованная Лениным, – как известно, в апреле, за месяц до прибытия Масарика, он успел добраться из Цюриха в Петроград и выступить с «Апрельскими тезисами».

Чешский лидер с головой погрузился в политические переговоры, пытаясь добиться от российских властей продолжения войны с Австро-Венгрией. Он решительно выступал против большевистского лозунга «мир без аннексий и контрибуций».

Приезд Масарика в Россию был отмечен в восторженной публикации профессора славяноведения Николая Ястребова в «Биржевых ведомостях» от 19 мая 1917 г. Кстати, еще в 1906 г. Ястребов перевел часть работы Масарика «Социальные вопросы», а в 1916 г. способствовал присвоению Масарику почетного звания профессора Петроградского университета.

Статья Т.Г. Масарика «Немецко-австрийский царизм вместо русского царизма»Статья Т.Г. Масарика «Немецко-австрийский царизм вместо русского царизма» Сразу же по приезде в российскую столицу Масарик встал во главе комиссии по пропаганде, призванной поддерживать идеи союзников, уже на следующий день по приезде выступив на собрании чехословацкого землячества. Тезисы доклада «О нашей работе и наших задачах» выходят в местной газете «Чехословак».

Сотрудничество с британскими агентами

Как напоминает известный чешский историк Йозеф Калвода, в Петрограде Масарик поддерживал контакты с агентами британской разведки, через которых передавал информацию британскому правительству. В лондонскую Times он надиктовал сообщение о ситуации в России, которое было опубликовано 5 июня. Там он выражал определенное разочарование в русской революции. По мнению чешского лидера, Временному правительству «не хватает сильных личностей», и оно «говорит вразнобой», часто выражая диаметрально противоположные взгляды.

По свидетельству Соммерсета В. Могхама, одного из британских агентов в России, сотрудничавшего с Масариком, целью поездки чехословацкого лидера была пропаганда в пользу Британии, хотя, разумеется, Масарик преследовал, прежде всего, национально-освободительные цели. Чехословацкий лидер активно общается с военными атташе союзников, с главой американской миссии в российской столице сенатором Рутом и промышленником и меценатом Чарльзом Крейном, тоже приехавшим в Петроград.

«Единство» под ред. Г.В. Плеханова«Единство» под ред. Г.В. Плеханова Масарик предпринял настоящий вояж по петроградским редакциям газет и журналов – «Речь», «Русские ведомости» (орган кадетов), «Биржевые ведомости», «Вечернее время», «Воля народа». Заглянул он даже в Плехановское «Единство». Позднее Масарик начал сотрудничать с радикально-либеральной газетой В. Амфитеатрова «Вольность». 24 мая 1917 г. газета «Вечернее время» опубликовала интервью с Масариком под заголовком «Без аннексий», в которой чешский политик напоминал, что заключение мира без аннексий означает, что «Эльзас и Лотарингия и часть Польши останутся в составе Германии, не говоря уже о немецкой аннексии Австро-Венгрии, Болгарии и Турции». «Все это означает победу Германии, которая непременно реставрирует русский царизм», – предупреждал чешский политик.

Масарик против толстовства и братания на фронтах

Александринский театр, где 29 мая 1917 г. выступал Масарик, Фото: Катерина АйзпурвитАлександринский театр, где 29 мая 1917 г. выступал Масарик, Фото: Катерина Айзпурвит Кадетское издание «Речь» от 1 июня под заголовком «Социалистическое толстовство» публикует сообщение о выступлении Масарика 29 мая на митинге-концерте, устроенном Всероссийским Союзом военных летчиков в Александринском театре. В ходе своей публичной речи он выразил свое решительное несогласие с «миром без аннексий» и выступил против «братания на фронтах», утверждая, что моральным вдохновителем такого пацифизма является Лев Толстой, провозгласивший идею «непротивления злу насилием». «Я всей душой предан идеалам гуманизма, высокой нравственности, я пацифист, я стремлюсь к достижению прочного мира и никогда не призывал к вражде – национальной или какой-либо иной, – напоминает Масарик. При этом он не устает повторять призывы к продолжению войны: «Лозунги о сепаратном мире ошибочны и лишены нравственной основы… они вредны уже хотя бы потому, что продлевают войну. Только победа над германо-австрийским империализмом заставит его согласиться с мирной и демократической реорганизацией Европы».

Статья Т.Г. Масарика «Немецко-австрийский царизм вместо русского царизма»Статья Т.Г. Масарика «Немецко-австрийский царизм вместо русского царизма» 30 мая Масарику рукоплещет собрание Академического союза, из зала кричат: «Да здравствует Чехословацкое государство!». Масарик посещает на Кронверкском проспекте своего старого знакомого – Максима Горького, издававшего в этот период газету «Ноая жизнь». 6 июня «Биржевые ведомости» печатают аналитическую статью Масарика под названием «Проблемы малых народов и война», в которой чешский лидер заявляет, что «в Европе существует 27 самостоятельных государств, из которых лишь пять можно назвать державами». Он напоминал о выступлении британцев и французов в пользу самостоятельности малых народов, утверждая, что "целью союзников является реорганизация Европы на национальных основах". При этом в качестве народов, "имеющих достаточно высокую культуру для получения независимости", Масарик указывает только поляков, чехословаков и югославов.

9 июня в плехановском «Единстве» выходит статья Масарика под заголовком "Немецко-австрийский царизм вместо русского царизма", в которой утверждает, что Австрия и Германия в своем абсолютизме хуже российского абсолютизма, существовавшего до революции.

В «Биржевых ведомостях» 7 октября Масарик негативно отозвался о мирных переговорах, предложенных австрийским министром и о посредничестве при этом Папы Римского. В июле 1917 г. происходит Зборовское сражение, став единственной крупной победой России во время наступления Керенского.

Томаш Якл, Фото: Яна Трпишовска, Архив Чешского РадиоТомаш Якл, Фото: Яна Трпишовска, Архив Чешского Радио «Со Зборовским сражением связана история создания чехословацкого подразделения, которое серьезнейшим образом повлияло на ход Первой мировой войны. В этом отношении военное значение боев у Зборова невозможно ставить под сомнение. Что же касается участия Чехословацкой стрелковой бригады, то во время так называемого «наступления Керенского» она находилась на одном из трех направлений, где действительно удалось осуществить прорыв. То, что потом российская армия по причине общего разложения и отсутствия резервов не смогла этим воспользоваться, это уже совсем другой вопрос», – рассказывает историк Томаш Якл, научный сотрудник Военно-исторического института.

Большевистская революция сломала чехословацкую программу

Чехословацкий легион, Фото: Архив Военно-исторического институтаЧехословацкий легион, Фото: Архив Военно-исторического института Это был первый крупный бой и огромный успех Чехословацкого легиона, который Масарик сумел использовать в полной мере. Чехословацкие войска воспринимали его не иначе как верховного командующего – «отца народа», а российский генералитет оказывал президентские почести как главе государства, которого на тот момент еще не существовало — почетный караул, торжественные встречи и обращение «господин президент». Масарик объезжает лагеря пленных, больницы, выступает в прессе. После Февраля на территории России формируется восемь чехословацких дивизий, три кавалерийские и несколько артиллерийских. Горячий поклонник воздухоплавания, Масарик даже учреждает летную школу – эти воздушные силы потом будут поддерживать перемещение легионеров по Сибири. Благодаря его усилиям повседневная деятельность чехословацких частей документируется на кинопленку и в фотографиях, он следит, чтобы у каждого полка была войсковая музыка, занимается и назначением командного состава.

Вратислав Доубек, Фото:  Антон КаймаковВратислав Доубек, Фото: Антон Каймаков Однако история повернулась иначе, чем рассчитывали многие политики, в том числе и Масарик. «Вспыхнула большевистская революция, и снова условия изменились. Масарик в этот момент переезжает из Петербурга в Москву, а затем – в центр сосредоточения отрядов легионеров, поближе к фронту, в Киев, – напоминает историк Вратислав Доубек. – Вся чехословацкая программа была сведена на нет, поскольку программой Ленина был выход из войны. Ленин призывает к подписанию сепаратного мира. Для Масарика это было контрпродуктивно, однако – ничего не поделаешь, нужно было переориентироваться, и Масарик выдвинул новую программу – невмешательства в русскую гражданскую войну и вообще в «русские дела». В начале 1918 г. он будет находиться в Киеве и будет прорабатывать возможности переброски чехословацких отрядов на западный фронт. Он чувствует ответственность за эти 40 000 солдат, которых хочет вывезти, причем солдат вооруженных. Он пишет Плеханову, пишет Ленину, поддерживает контакт с кадетами, с Милюковым. Он ищет людей, имеющих в тот момент влияние».